90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан и новый президент: контекст и прогнозы

01.02.2021 14:00

Политика

Кыргызстан и новый президент: контекст и прогнозы

Вконце января 2021 года прошла официальная инаугурация новоизбранного президента Кыргызстана Садыра Жапарова, что открывает новую страницу в истории страны. Что представляет собой программа нового президента? Какова социальная база Жапарова и как долго он сможет на нее опираться? Какие прогнозы можно сделать во внутренней и внешней политике?

На эти и другие ответы пытаются ответить эксперты: доцент Американского университета в Центральной Азии Медет Тюлегенов, доктор политических наук Асель Доолоткельдиева и независимая исследовательница, магистр политологии программы «Политика. Экономика. Философия» НИУ Высшей школы экономики (Москва) Александра Филатова.

Игра с популизмом и нестабильная социальная поддержка

Исследовательница Александра Филатова говорит, что «в истории Кыргызстана не было протестного голосования, чтобы победил кандидат, не поддерживаемый властью, или партия оппозиции. Кыргызстанцы голосуют за «чемпионов» – тех, кто уже у власти или назначены формально или неформально властью. Поэтому Жапаров, как фактический держатель власти, сегодня в КР является президентом. Результаты выборов не были сюрпризом. Является ли это отражением всеобщей поддержки? Определенно, у Жапарова есть сторонники, которые выходили на митинги с требованием его освобождения из заключение последние несколько лет.

Также большая группа сторонников появилась во время октябрьских протестов, когда он смог заполнить видимый вакуум власти. Жапаров – самый популярный интернет-политик в КР, судя по тому, что на его страничках в соцсетях самое большое количество подписчиков. Жапаров победил на избирательных участках, расположенных за рубежом КР, в программе партии «Мекенчил» (членом которой он является), одной из немногих, мигранты наделены субъектностью и даже в текстах к ним обращаются как важной группе. На парламентских выборах в программе «Мекенчила» был пункт о том, что партия будет рассматривать принятие двойного гражданства для мигрантов, а также отстаивать их права. Жапаров на волне популизма пришел к власти, и уже как держатель власти стабилизирует эту волну. Не снесет ли она его же следом? Это один из рисков и вариантов развития ситуации».

Жапаров на волне популизма пришел к власти, и уже как держатель власти стабилизирует эту волну. Не снесет ли она его же следом?

Медет Тюлегенов, в свою очередь, отмечает небольшой положительный момент: «избрание С. Жапарова – это завершение небольшой части политического кризиса, который тянется с октября 2020 года и заполнение вакуума власти, в том числе из-за отставки С. Жээнбекова. Можно сказать, что наличие избранного президента и легитимной президентской власти – это маленькая ложка меда в большой бочке дегтя.

Избрание Жапарова не гарантирует, что в стране будет рывок в развитии, так как судя по его программе не совсем видно, куда он собирается двигаться, кроме как попытки претворить в жизнь популистские заявления, звучавшие как до, так и во время выборов, в том числе вокруг конституционной реформы. Поэтому, опора на популизм и попытка поддерживать кажущуюся народную любовь к нему демонстрируют слабость его программы для развития страны. Игра с популизмом будет продолжаться дальше, и она видна во время продвижения конституционной реформы.

Точно просчитать его социальную базу достаточно сложно, так как опираться только на результаты голосования не совсем верно: явка была небольшая, а то, каким образом приходили и голосовали люди, тоже не совсем ясно. Конечно, есть какая-то доля избирателей, которые чего-то ждут от него: для них Жапаров – это своего рода «мессия», который придет и разом решит все накопившиеся проблемы. Эта социальная база стала более заметной, в том числе, благодаря социальным сетям, где они активно работали и продвигали его пиар-кампании.

Однако, то, насколько эта поддержка широкая, глубокая и устойчивая – судить достаточно сложно, так как не исключено, что по истечении нескольких месяцев может произойти некоторый откат назад в его поддержке. Тем более, что яркость популярности данного политика, в том числе строится на том, что какая-то активная часть населения взяла паузу, выбрав стратегию выжидания. Потому что те, кто критически настроен к Жапарову, временно отошли в тень, за исключением небольшой группы. Те, которые нейтрально к нему относятся, также выжидают и есть небольшая группа, которая действительно голосовала за него и продолжают продвигать его в социальных сетях, демонстрируя «народную» любовь, устойчивость которой можно поставить под сомнение.

Жапаров – это своего рода «мессия», который придет и разом решит все накопившиеся проблемы.

Хотя, если брать пример Трампа, иногда подобная «любовь» длится годами. Вторые выборы Трампа продемонстрировали наличие у него достаточно широкой социальной базы и поддержки, которая не сильно уменьшилась, несмотря на то, что Трамп практически мало что сделал осязаемого для благополучия американцев. Возможно, это связано с тем, что любовь каких-то групп избирателей часто выстраивается не на практических результатах, которые они ожидают, а на каком-то символическом единении с их любимым лидером. В этом отношении получается, что какая-то часть кыргызстанцев идентифицирует себя с Жапаровым. Поэтому не исключаю, что он будет стремится выстроить символические акции и действия, чтоб поддерживать свою популярность у этой группы».

Эволюция в сторону центризма?

Александра Филатова выделяет эволюцию образа Жапарова: «его образ – это образ пострадавшего от несправедливого закона, борца с несправедливостью. Непосредственно он – икона протестов, вызванных несправедливостью. Можно было слышать лозунги, что «Садыр – это Манас, справедливый хан»

Он – простой молодой мужчина, также страдающий от несправедливости, говорящий с народом на одном языке и обращающийся к народу, не к гражданам. Риторика о том, что нация и традиция превыше всего, многих заставила насторожиться. И вот на такой волне он взял власть в октябре 2020 года. И его образ, речи стали меняться. На его предвыборных плакатах стала появляться седина, морщинки, и сам он стал выглядеть старше, превращаясь из «своего парня» в уважаемого аксакала. А речи стали более политически взвешенными.

Уже в них звучит то, что Кыргызстан – дом многих национальностей, взвешенная риторика по отношению к соседям (напомню, что еще несколько месяцев назад на его страницах в социальных медиа, которые – самые популярные среди кыргызстанских политиков, были посты о национализации предприятий, принадлежащих китайским инвесторам). В этом плане Жапаров не отличается от своих предшественников. Он такой же центрист в действии. За счет своей популистской риторики по отношению к острым вопросам он пришел к власти. А уже обладая ею, он стал таким же центристом, как и его предшественники.

Программа и команда – слабые места?

Медет Тюлегенов выделяет слабые места как у новоизбранного президента, так и в целом в госменеджменте: «слабые стороны госуправления были видны и в спокойные времена – это, конечно, малая эффективность гоасппарата. Но в моменты кризиса, который мы испытываем, усугубляют ситуацию политика передела, наказания, мести и попыток перестроить систему, назначив своих людей на ключевые позиции, изгоняя или задерживая людей из прежней старой системы. Мы видим сейчас аресты и задержания, которые отчасти являются причиной некоей парализованности госуправления, так как страх быть уволенным или арестованным заглушает любую инициативу. Это больше касается высших официальных должностей или на уровне среднего бюрократического аппарата.

Вопрос самостоятельности Жапарова интересен, так как имеющиеся обязательства у Жапарова по отношению к разным людям будут его ограничивать.

Пока что определенной команды Жапарова не видно, за исключением его близких ставленников, таких как руководитель ГКНБ К.Ташиев или в прошлом временно исполняющий обязанности президента Т. Мамытов. Пока сложно говорить кому конкретно Жапаров обязан, потому что такой резкий скачок в политической карьере в одиночку невозможен.

Пока что мы видим достаточно разношерстную политическую элиту, представляющую собой конгломерат различных сил и обстоятельств: кого-то необходимо было кооптировать, кто-то остался из прежней системы, кто-то внедрялся, благодаря присутствию в группах поддержки Жапарова. Вопрос самостоятельности Жапарова интересен, так как имеющиеся обязательства у Жапарова по отношению к разным людям будут его ограничивать. Политика популизма и стремление к централизации и концентрации власти в руках президента приведет его к необходимости создания команды, очертания которой будут видны после инаугурации.

Поскольку команда у Жапарова разношерстная и он навряд ли сможет собрать креативную команду, то маловероятно, что он сможет сделать рывок в развитии страны. Другое слабое место Жапарова – факт отсутствия устойчивой легитимности как внутри, так и за пределами страны, учитывая, что те процессы, которые привели его к власти, далеки от того, что мы называем правовой легитимностью, не говоря уже о моральной легитимности. Это будет накладывать некий отпечаток на его деятельность и в том, числе на его внешнюю политику».

Асель Доолоткельдиева также считает, что «в окружении Жапарова все еще не видно кадров, которые отличались бы своим реформаторским духом, серьезным видением реформ. Возможно, это связано с его намерениями внедрить президентскую форму правления, где не только роль парламента, но и роль премьер-министра будет ослаблена. В силу этого, Жапаров может быть не заинтересован брать в свою команду более харизматичные кадры или лучше сведущих в экономических реформах, чем он сам.

В предвыборной гонке мы так и не увидели какую-либо программу у Жапарова по поводу вывода Кыргызстана из социально-экономического кризиса. Идеи развивать, к примеру, природные ресурсы, Жетим-Тоо, это не есть программа, не есть видение выхода из социально-экономического кризиса. В стране и до этого делалась ставка на горнодобывающую отрасль, что не принесло ощутимого рывка в экономическом плане. В условиях мирового экономического кризиса очень важно иметь четкую программу по выводу страны из сложного положения».

Аналогичного мнения придерживается и Александра Филатова: «то затишье, которое мы видим в информационном пространстве после выборов, свидетельствует о том, что программы как таковой нет, либо она в разработке. Мы не видим каких-то важных шагов, связанных с назначениями. Либо это выжидательная позиция, либо идут кулуарные переговоры. Главная рабочая сила и люди, от которых зависит работа госаппарата и незаметные подвижки в ту или иную сторону, – это профессиональные чиновники. Сохранила ли КР такой класс как профессиональные госслужащие. Популистские режимы во всем мире страдают, в первую очередь, именно из-за отсутствия четких программ, и команд для их реализации.

Остается надеяться на то, что программы появятся, а профессиональные чиновники несут в себе институциональную память. В противном случае, если власть не сможет доставить конкретных или хотя бы каких-то результатов группам, на которые она опирается, могут начаться репрессии или гонения на меньшинства (этнические, идеологические, гендерные и т.д.) для канализации недовольства и протестных настроений той фрустрированной части общества, которая привела к власти популиста».

Прогнозы во внешней политике

Медет Тюлегенов считает, что «внешняя политика будет фокусироваться на демонстрации того, что теперь в Кыргызстане есть легитимный партнер, с которым можно выстраивать отношения, и соответственно, он будет пытаться разморозить отношения с теми странами, с которыми сотрудничество встало на паузу после октября. Другая важная задача – это поиск инвестиций, привлечение средств для перекрытия дефицита в госбюджете, а также для реализации национальных проектов. Даже с изменением конституции ситуация сильно не изменится, так как и до этого президент играл ключевую роль в формировании, координации и проведении внешней политики.

Путь, который привел к власти Жапарова, не совсем одобряется на международном уровне.

Асель Доолоткельдиева выделяет наметившуюся тенденцию другого плана: «с учетом популистских обещаний Жапарова, часть из которых ему придется выполнять, можно прогнозировать усиление зависимости Кыргызстана от Китая. Так как именно Пекин, скорее всего, будет готов выделить ряд кредитов и заемных средств. Что касается западных партнеров, то ситуация здесь намного сложнее. Тот путь, который привел к власти Жапарова, полагаю, что он не совсем одобряется на международном уровне. Поэтому могу предположить, что отношения с западными странами будут более натянутыми, чем отношения внутри региона».

Александра Филатова придерживается мнения, что в силу того, что Жапаров является центристом в действии, то и «внешняя политика под его руководством мало чем будет отличаться от политики предыдущего президента. При этом, стоит помнить, что основной запрос общества – это запрос на справедливость. Сможет ли он как президент обеспечить справедливость, такую которую почувствуют и в селах, и в городах. Это ключевой вопрос и залог стабильности нахождения у власти в дальнейшем».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/21355

Показать все новости с: Садыром Жапаровым

01.02.2021 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Тынчтык Ураимович  Шайназаров

Шайназаров Тынчтык Ураимович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
10,3%

рост ВВП Туркменистана в 2014 году

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30