90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Политика США в Центральной Азии при администрации Джозефа Байдена

11.02.2021 13:00

Политика

Политика США в Центральной Азии при администрации Джозефа Байдена

Политолог Айнура Акматалиева в статье, специально для CABAR.asia, отмечает, что «в центральноазиатской политике США стремление укрепить отношения с Казахстаном и Узбекистаном будет превалировать над региональным диалогом».

Джозеф Байден является одним из самых опытных политиков от демократической партии, он стал 16-м по счету демократом-президентом и 46-м президентом США, согласно введенной традиции с 1933 г. вступил в должность 20 января 2021 года.

Источник: Политика США в Центральной Азии при администрации Джозефа Байдена

Политический портрет Джозефа Байдена характеризуется приверженностью ценностям демократической партии и либеральной идеологии, последовательностью в действиях, умением конструктивно вести переговоры с любым партнером и оппонентом, дружелюбием и искренностью, тактичностью и дипломатичностью.

Национальная и глобальная повестка дня

Многолетний опыт Джозефа Байдена, безусловно, пригодится ему для решения острых вопросов внутренней политики как борьба с коронавирусом, безработица и расовая напряженность. В этом контексте известно, что он является сторонником необходимости введения федерального масочного режима, социального дистанцирования и разработки плана борьбы с коронавирусом. Джозеф Байден, как известно, 22 декабря получил первую прививку от коронавируса. Он активно выступает за возвращение налогов для богатых для возможности создания рабочих мест и преодоления социального неравенства.

Известны призывы Джозефа Байдена совершить «железнодорожную революцию» для облегчения переездов граждан с невысокими доходами и для более чистой окружающей среды. Защита климата как возращение к Парижскому соглашению, а также план перехода к возобновляемым источникам энергии к 2050 году являются в этом контексте актуальными задачами. Одной из своих ключевых целей он видит в объединении США, раздираемой расизмом, а также в возвращении стабильности.  

Во внешней политике Джозеф Байден будет добиваться достойного уважения лидерства США на мировой арене. Безусловно, это касается вопросов реабилитации имиджа государства, в том числе укрепления традиционных доверительных и партнерских трансатлантических отношений, которые резко ухудшились при Администрации Д. Трампа. Сохранение военного присутствия в Германии и усиление позиций НАТО как важного глобального актора в вопросах обеспечения безопасности будут также приоритетными.

Война США в Афганистане и Ираке, унесшая жизни более 2 тыс. американских военных и потребовавшая более 1,5 трлн. долларов, останется одной из самых актуальных и острых вопросов для администрации Байдена, которая отразится на сотрудничестве с государствами Центральной Азии. Значение НАТО может быть пересмотрено в Афганистане при новой администрации США.  Известно, что согласно договору между США и талибами от 29 февраля 2020 года к январю 2021 г. в Ираке и Афганистане должны будут сокращены войска до 2500 американских военных, а до 1 мая 2021 года войска будут полностью выведены.

Однако решение принималось администрацией Д. Трампа, что, на взгляд некоторых представителей НАТО, является ошибкой, учитывая сохраняющуюся нестабильность в регионе. В этом контексте Джозефу Байдену придется столкнуться, с одной стороны, данными обещаниями перед электоратом вывести полностью войска из Афганистана и Ирака и обязательствами в рамках договора от 29 февраля 2020 года, а с другой стороны, позицией перед союзниками по альянсу.

Общая риторика, характерная для демократов как укрепление демократии, защита прав человека и борьба с авторитаризмом будет использоваться при выстраивании отношений с государствами как возможность оказания дипломатического давления и экономических санкций. Джозеф Байден занимает достаточно жесткую позицию по поводу присоединения Крыма к России, учитывая еще тот факт, что при Б.Обаме он плотно занимался американо-украинскими отношениями.

Перезагрузки отношений с Россией вряд ли можно ожидать в ближайшей перспективе. В этом контексте сохранение санкций в отношении России, а также критика в адрес КНР (в том числе проблемы с соблюдением прав человека в СУАР и «лагеря перевоспитания») сохранит свою актуальность. Сохранение «американского лидерства» означает сдерживание позиций таких ревизионистских государств как Россия и Китай во многих регионах мира, включая регион Центральной Азии.  

Центральная Азия и США: ожидания и перспективы

Джозеф Байден, как и остальные президенты США, не был ни разу за в регионе Центральной Азии за всю свою многолетнюю политическую карьеру. При этом во время избирательной кампании регион Центральной Азии или его отдельные республики не выступали в качестве темы для обсуждения или бурных дебатов. Значительного изменения политики США в Центральной Азии в ближайшей перспективе не предвидится, с одной стороны, вопреки предвыборной риторике американских президентов наблюдается сохранение последовательности во внешней политике, а с другой стороны, только вначале 2020 г. была инициирована новая стратегия США по Центральной Азии.

В этом контексте скорее речь будет идти ᴏ реализации озвученной стратегии США по региону 2019-2025.  В новой стратегии США по Центральной Азии 2019-2025: продвижение суверенитета и экономического процветания говорится, что «стабильная и безопасная Центральная Азия вносит непосредственный вклад в усилия США по борьбе с терроризмом, поддержке региональной стабильности, обеспечению энергетической безопасности и укреплению экономического процветания в регионе и за его пределами».

В Стратегии обозначены 6 ключевых целей:

  • поддержка и укрепление суверенитета и независимости государств Центральной Азии индивидуально, и в рамках всего региона;
  • сокращение террористических угроз в Центральной Азии;
  • расширение и продолжение поддержки стабильности в Афганистане;
  • содействие развитию связей между Центральной Азией и Афганистаном;
  • содействие реформированию системы верховенства закона и соблюдения прав человека;
  • содействие США инвестициям и развитию в Центральной Азии.

Пересмотра данной стратегии можно не ожидать, а скорее наоборот – основной акцент сотрудничества будет определяться ключевыми целями, заложенными в этом документе. Стремление укрепить отношения с Казахстаном и Узбекистаном будет превалировать над региональным диалогом. Об этом свидетельствуют практические шаги – 7 января было анонсировано создание Центральноазиатского инвестиционного партнерства между США, Казахстаном и Узбекистаном с намерением привлечь до 1 млрд. долларов для частных проектов в течение пяти лет. Казахстан, оставаясь самым крупным торговым партнером в регионе (около 2 млрд. долларов в год), сохранит свои позиции и при новой администрации Байдена. А роль Узбекистана усилится за счет афганской тематики в вопросах безопасности, а также в качестве регионального лидера.

Формат сотрудничества «С5+1» будет сохранять существующий диалог между центрально-азиатскими государствами и США, при этом это будет дипломатической площадкой для переговоров и обсуждения взаимных ожиданий. Важно отметить, что снижение интереса США к остальным трем республикам объясняется прагматическим подходом белого дома, как оценка собственных возможностей и ограничений в регионе, по сравнению с позициями России и КНР, с выделением ключевых сфер сотрудничества, где у Вашингтона есть конкурентные преимущества. Ф. Старр – идеолог концепции Большой Центральной Азии считает, что США должны осознать лидирующую роль Узбекистана и Казахстана и всячески способствовать равным отношениям между ними. Также необходимо избегать обсуждения вопросов региона за спиной у государств Центральной Азии.

В Центрально-азиатском направлении США будут активно сотрудничать с Узбекистаном по афганскому направлению и поддерживать региональное лидерство Ташкента, в том числе за счет возможности присоединения к ВТО. Уже известно, что военное сотрудничество между США и Узбекистаном после прихода к власти в 2016 г. Ш.Мирзиеева достигает беспрецедентных масштабов и глубины из-за готовности Вашингтона предоставить качественное квалифицированное военное образование для узбекских граждан, что является центральным фокусом военной реформы в республике.

Во время визита Ш. Мирзиеева в Вашингтон в 2018 г. был подписан первый в истории 5-ти летний план военного сотрудничества между государствами с последовавшими взаимными визитами военных. В 1994 г. Узбекистан, став частью программы НАТО «Партнерство во имя мира», активно развивал сотрудничество с западными государствами и США (US Foreign Military Financing FMF, International Military education and Training IMET). Активный период сотрудничества наблюдается с 2002 г.  ($70 млн.) – это основание военной базы «Карши-Ханабад» в рамках антитеррористической деятельности США в Афганистане; после Андижанских событий 2005 г. и поворота Ташкента в сторону Москвы как присоединение к ОДКБ является периодом быстрого охлаждения отношений между государствами.

Однако с 2012 г. военное сотрудничество между Вашингтоном и Ташкентом приобретает второй пик в 2013 г., составив около $50 млн., Узбекистан получает помощь НАТО по программе DEEP (Defense Education Enhancement Program) для развития контента и обучающего персонала для военных. Военная Академия Узбекистана стала главным рычагом и идеологом военной реформы в республике.

Реабилитация трансатлантических отношений скажется на совместных усилиях США и государств ЕС по поддержке не только демократии и прав человека в Центрально-азиатском регионе, но и по сдерживанию геополитических конкурентов как Россия и Китай. При этом НАТО может также усилить взаимодействие с Центральноазиатскими республиками и прежде всего с Узбекистаном и Казахстаном. Потенциал для сотрудничества существует за счет активизации деятельности специального представителя Генерального Секретаря НАТО по странам Кавказа и Центральной Азии, введенного с 2004 г., а также возвращения Офиса НАТО по связям с государствами Центральной Азии, просуществовавшего с 2013-2017 гг. в регионе.  

Стратегия ЕС по Центральной Азии была принята в 2019 году, в которой предусмотрены цели по углублению сотрудничества с регионом.  Вопросы укрепления безопасности в регионе, диверсификация экономики государств Центральной Азии, а также обмен опытом по укреплению государственных институтов власти, направленных на транспарентную деятельность  эффективность могут стать общей платформой для сотрудничества между государствами.

Кыргызско-американские отношения

На фоне активизации военно-политического сотрудничества с Узбекистаном, отношения с некогда фаворитом США «островком демократии» Кыргызстаном претерпевают неоднозначный характер. Это было связано как с вопросами вывода американской авиабазы «Ганси» в Кыргызстане, так и со вступлением республики в ЕАЭС. Активизация позиций России в Кыргызстане была расценена американской стороной как угроза для процессов «либерализации». П. Спратлен – посол США в Кыргызстане (2011-2015) считает, что именно влияние России негативно сказывается на достижениях кыргызской демократии и ее перспективах в контексте вступления республики в Таможенный Союз и ЕАЭС. Но вместе с тем, она полагает, что Кыргызстан все еще остается «маяком надежды» в регионе для западных государств.  

В 2015 г. произошла односторонняя денонсация соглашения об облегчении оказания помощи от 1993 г. со стороны Кыргызстана. Соглашение давало возможность США для беспошлинного, бестарифного ввоза и вывоза товаров, поставок и собственности в рамках программы содействия, а также освобождало американские государственные и частные организации и их персонал от любых видов налогов в Кыргызстане. Расторжение соглашения произошло в ответ на награждение пожизненно заключенного (ныне покойного) А. Аскарова государственным департаментом США премией «Защитника прав человека» в 2015 г. А. Аскаров был пожизненно осужден за организацию массовых беспорядков и участие в убийстве сотрудника милиции в 2010 г. в Кыргызстане. С тех пор кыргызско-американские отношения носят сдержанный характер.

В январе 2020 г. Кыргызстан, наряду с Эритреей, Суданом, Нигерией, Танзанией и Мьянмой, стал государством, для граждан которого ввели визовые ограничения на иммиграцию и грин-карты. Официальной причиной стала обеспокоенность США «репутацией кыргызских паспортов и процессом их выдачи». При этом категории граждан как туристы, бизнесмены и студенты сохраняли право на получение виз. Вступив в должность, Дж. Байден одним из своих первых указов 20 января 2021 г. отменил ограничения на иммиграционную визу и грин-карт для граждан из Кыргызстана.

7 декабря 2020 г. Посол США в Кыргызстане Д. Лу в своей речи во время вручения премии Internews «Стремление-2020» журналистам заявил ᴏ существовании «преступной империи» и организованной преступной группы в республике. Его речь была воспринята МИДом Кыргызстана с опаской как наличие признаков вмешательства во внутренние дела республики и оказание давления на следствие со стороны американского дипломата.

Уже 9 декабря 2020 г. в Международный день борьбы с коррупцией, министерство финансов США включило Раимбека Матраимова в Глобальный список Магнитского, включающий коррупционеров и их сети по всему миру. Р. Матраимов обвиняется в отмывании не менее 700 млн. долларов и был «внесен в список Магницкого как иностранное лицо, которое является действующим или бывшим государственным должностным лицом, ответственным за или замешанным в коррупции, включая незаконное присвоение государственных активов, экспроприацию частных активов для личной выгоды, коррупцию, связанную с государственными контрактами или добычей природных ресурсов, или во взяточничестве» – говорится в сообщении посольства США в Кыргызстане.

Потепление отношений между государствами следует ожидать в контексте готовности новых властей Кыргызстана и США на конструктивный диалог и восстановление доверительных отношений. Как заявил Дж. Байден 4 февраля 2021 года дипломатия, как ключевой инструмент американской внешней политики, должна быть возвращена.  С одной стороны, это заявление С. Жапарова ᴏ приверженности многовекторной политике, а с другой стороны первые шаги Дж. Байдена по отмене визовых ограничений для граждан республики.

Заключение

В условиях открытого противостояния между глобальными державами как США, Китай и Россия, а также региональных вопросов как обстановка в Афганистане, при администрации Джозефа Байдена Центрально-азиатское направление будет рассматриваться в рамках реализации целей стратегии США 2019-2025. При этом американо-кыргызские отношения будут зависеть не только от стратегических интересов США и приоритетов новой администрации Джозефа Байдена, но и от внешнеполитических ориентаций нового президента Кыргызстана, заявившего ᴏ приверженности принципам многовекторности во внешней политике.

Реабилитация трансатлантических отношений скажется на совместных усилиях США и государств ЕС по расширению сотрудничества между государствами Центральной Азии и Афганистаном, и диверсификации экономик региона.  Готовность государств ЕС содействовать развитию демократических ценностей, защиты прав человека, верховенства закона и независимости судей актуализируются, поскольку европейские государства всегда оставались референтной моделью для стран нашего региона в вопросах эффективного государственного управления и процессов интеграции.

С другой стороны, Вашингтон и Брюссель будут способствовать сдерживанию инициатив геополитических конкурентов как Россия и Китай за счет активизации своего присутствия в регионе. США продолжат активное сотрудничество преимущественно с Казахстаном и Узбекистаном, но при этом сохранят формат взаимоотношений с остальными республиками в рамках диалога «С5+1».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

11.02.2021 13:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
90%

программного обеспечения в Кыргызстане является контрафактным

«

Май 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31