90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Выход Турции на Каспий перекраивает «газовую карту» Евразии

17.02.2021 10:00

Энергетика

Выход Турции на Каспий перекраивает «газовую карту» Евразии

Военные действия в Нагорном Карабахе осенью прошлого года, активно поддержанные Турцией и кардинально изменившие расстановку сил на Кавказе, примерно совпали по времени с завершением строительства «Южного газового коридора» («ЮГК») с западного берега Каспия в Европу. В случае окончательного урегулирования спорных вопросов между Азербайджаном и Туркменистаном, в чём весьма заинтересована Турция, претендующая на роль «газовых ворот Европы», переформатирование энергетических рынков Евразии может оказаться ещё более существенным.

О блестящих перспективах «ЮГК», соединившего газовое месторождение Шах-Дениз со странами Южной Европы, много говорилось в ходе недавнего 7-го заседания глав энергетических ведомств стран – участников проекта, прошедшем в формате видеоконференции. Азербайджан и его партнёры создают новую карту Евразии, поощряющую устойчивое развитие и глобальное сотрудничество, заверил министр энергетики прикаспийской страны Парвиз Шахбазов. По его словам, в 2021 г. «из Азербайджана в Грузию планируется экспортировать около миллиарда, в Турцию – восемь миллиардов, а в Европу – более пяти миллиардов кубометров природного газа». В следующем году через «ЮГК» в Италию будет поставлено 13%, в Грецию – 20%, а в Болгарию – 33% потребляемого ими природного газа.

31 декабря первый каспийский газ с Шах-Дениза отправился в Грецию и Болгарию. Как известно, «ЮГК» состоит из двух газопроводных проектов: TANAP (Трансанатолийский), и ТАР (Трансадриатический), которые до 2023 г. «планируется использовать с полной пропускной способностью». Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает тезис П. Шахбазова о том, что сдача в эксплуатацию ТАР – вовсе не завершение проекта «ЮГК», наоборот, это начало новых возможностей. «Мы и наши партнеры создаём новую карту Евразии, поощряющую геоэкономическую среду и устойчивое развитие, глобальное сотрудничество, – заявил министр энергетики Азербайджана. – Завершив первый этап ЮГК, думаем над очередной фазой. На втором этапе будет обеспечена добыча азербайджанского газа на неразработанных месторождениях, что создаст новые транзитные возможности для новых поставщиков».

Выступая в ходе онлайн-мероприятия, президент Ильхам Алиев признал, что на текущий момент месторождение Шах-Дениз является единственным источником ресурсов для «ЮГК». При этом ведётся разработка ряда других месторождений, таких как Бабек (предполагаемые газовые залежи 400 млрд кубометров), Абшерон (350 млрд), Умид (как минимум 200 млрд). Всего, как утверждают в Баку, Азербайджан обладает подтвержденными газовыми залежами в объеме более 2,6 трлн кубометров.

В свою очередь, министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Дёнмез обратил внимание на недавнюю договорённость Баку и Ашхабада о совместном освоении каспийского месторождения, известного теперь как Достлуг (Дружба). Речь идёт об открытой ещё в советское время шельфовой нефтегазоконденсатной структуре (известной как Кяпаз в азербайджанской версии и Сердар в туркменской). Почти 30 лет, практически с момента обретения независимости бывшими советскими республиками, оно служило яблоком раздора между соседями по Каспию, оспаривавшими его территориальную принадлежность.

В 1997 г. Баку подписал соглашение о разработке Кяпаза с «Лукойлом» и «Роснефтью», но после протестов Ашхабада сделка сорвалась. В 1998 г. уже Туркменистан попробовал заключить аналогичный контракт с американской компанией Mobil, которой также пришлось отступить – уже из-за претензий Баку. Весной 2001 г. Туркменистан предпринял неудачную попытку прийти к соглашению с Азербайджаном, завершившуюся обвинением Баку в аннексии части территории суверенной страны и обещанием привлечь к разбирательству международные структуры. Впоследствии случались и инциденты с участием военных кораблей, связанные с попыткой одной из сторон провести геологоразведочные работы на спорной территории. В один момент разгоревшийся конфликт привёл даже к временному закрытию туркменского посольства в Баку.

Содержательные переговоры возобновились лишь в 2018 г. параллельно разработке и подписанию Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, отражая общую тенденцию на активизацию двустороннего сотрудничества. В декабре 2020 г. азербайджанская компания SOCAR Trading (дочернее предприятие государственной компании SOCAR) выиграла тендер на ежемесячную закупку 30-40 тысяч тонн нефти, добываемой компанией Eni Turkmenistan на месторождении Окарем. Эти объемы туркменской нефти будут направляться по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан, а не транзитом через российские порты Махачкала и Новороссийск, чем занималась швейцарская компания ­Vitol.

И вот 21 января нынешнего года хотя и в режиме видеоконференции, но с большой помпой, в присутствии президентов двух стран Азербайджаном и Туркменистаном подписан Меморандум о взаимопонимании по месторождению Кяпаз / Сердар, получившему новое символичное название Достлуг. Информация о деталях предполагаемой сделки, включая распределение прибыли и логистику, пока отсутствует; имеются предположения об учёте пожеланий переживающего непростые времена Туркменистана. Данная декларация о намерениях вскоре будет подкреплена окончательным договором, который «станет очень эффективным для энергосотрудничества на Каспийском море и за его пределами», уверен азербайджанский лидер. «Турция в свою очередь готова оказать посильную политическую, техническую и экономическую поддержку обеим странам», –  заверил Ф. Дёнмез, выразив надежду на то, что освоение Достлуга откроет туркменскому газу путь на рынки Турции и Европы.

Соответственно, может быть реанимирована исторически лоббируемая американцами идея строительства подводного Транскаспийского газопровода, до сих пор с осторожностью воспринимавшегося Ашхабадом, где опасались резкой реакции со стороны Москвы и Тегерана. Среди иных серьёзных проблем проекта, признаваемых даже его геополитическими лоббистами, – прежде всего, очевидная коммерческая несостоятельность, особенно на фоне резкого падения цен на энергоносители в 2020 г., хронических колебаний цен на голубое топливо из-за переизбытка предложения и курса на «зелёную» энергетику и др.

В этой связи возможны альтернативные, ориентированные на Запад логистические решения. «Месторождение Достлуг располагается неподалеку от уже действующих месторождений, которые Азербайджан осваивает с западными компаниями – Азери – Чираг – Гюнешли, – отмечает старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин. – Соответственно, трубопроводную и подводную инфраструктуры Азери – Чираг – Гюнешли можно использовать для того, чтобы поставлять газ с Достлуга в систему Южного газового коридора. Очевидно, что для Туркменистана это будет шаг вперед в том плане, что та доля нефти и газа, которая будет добываться, пойдет по трубопроводам Южного газового коридора». Аналогичного мнения относительно связки Достлуга с уже разрабатываемыми месторождениями придерживается депутат милли-мджлиса Азербайджана Расим Мусабеков.

Намекая на неслучайное подписание соглашения с Туркменистаном почти сразу вслед за «победой Азербайджана во второй карабахской войне», в Баку приглашают Европу «к дальнейшему экономическому сотрудничеству в регионе» при условии отказа от «поддержки сепаратизма на Южном Кавказе». Хотя прямых данных о посреднической роли Турции, оказавшей влияние на успешный исход переговорного процесса между Баку и Ашхабадом, вроде бы нет, тем не менее её прямая заинтересованность в экономическом (а следовательно и военно-политическом) присутствии как на западном, так и на восточном берегу Каспия очевидна. Помимо стимулов для развития экономики, здесь содержится очевидный ресурс политического выживания Эрдогана и его команды, умело разыгрывающих карту приносящей экономические дивиденды внешнеполитической экспансии по всем возможным направлениям.

Турецкий официоз связывает подписание соглашения по Достлугу с «закончившимися деньгами» в Туркменистане и социально-политическими проблемами в России, за которыми в Анкаре пристально наблюдают, рассматривая в откровенно недоброжелательном ключе. «В то время как полноценный газопровод должен быть долгосрочной целью, в краткосрочной перспективе Азербайджан и Туркменистан должны построить интерконнектор между двумя имеющимися газовыми месторождениями на Каспии», – советует небезызвестный Люк Коффи на TRT World, полагая, что это позволит «уменьшить возражения России». «Подписанием соглашения о совместной разведке и разработке месторождения Достлуг Туркменистан фактически примкнул к западному маршруту экспорта каспийских углеводородов, что значительно повышает его роль для Европейского континента», – рапортует, в свою очередь, азербайджанское агентство Trend.

В то же время позиции на европейском и на турецком рынке российского газового монополиста могут стать менее прочными, особенно если учитывать прогрессирующий разлад между Москвой и Брюсселем, похоже, вплотную приближающийся к «точке невозврата»

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Ильхамом Алиевым , Реджепом Эрдоганом

17.02.2021 10:00

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Мирлан Исакбекович Бакиров

Бакиров Мирлан Исакбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$27,97 млрд

золотовалютный резерв Казахстана

«

Май 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31