90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Пир во время чумы, или о резиденциях президента Узбекистана

19.02.2021 13:00

Политика

Пир во время чумы, или о резиденциях президента Узбекистана

Скандал с грандиозным дворцом Путина в Геленджике, фильм о котором посмотрели более 110 миллионов человек, раскрыл глаза подавляющему большинству россиян на действительную жизнь их президента, обычно скрытую от посторонних глаз. А что же его узбекский коллега Шавкат Мирзиёев? Ютится в скромной обитали, в рабочем кабинете коего денно и нощно заботится о процветании государства? Как бы не так. 

Всё для удобства

Пока Мирзиёев был премьер-министром Узбекистана (с 2003-го по 2016-й год), он жил-поживал в собственном доме, расположенном через дорогу от ташкентского микрорайона Карасу-1, между улицами Шамс и Фазо, приобретенном, очевидно, несколько ранее, на зарплату главы районной или областной администрации. Но после того как в 2016 году президент Ислам Каримов, возглавлявший Узбекистан с 1989 года, скоропостижно скончался и Мирзиёеву удалось занять его место, он посчитал, что руководителю страны подобает находиться в более приличных условиях. Перебираться в опустевшую после смерти вождя резиденцию «Кук сарой» («Голубой дворец»), расположенную возле массива Ташкентский тракторный завод (ТТЗ), в поселке Дурмень, в Кибрайском районе Ташкентской области, бывший премьер почему-то не пожелал, и вскоре началось строительство новой президентской резиденции.

Ислам Каримов и Шавкат Мирзиёев

Она открылась 24 июля 2017 года, в день рождения Шавката Мирзиёева; по этому поводу даже был устроен праздничный салют. Резиденция расположена в селе Байткурган в Кибрайском районе Ташкентской области, на берегу Чирчика, в 12 километрах от столицы. Ее площадь - примерно 8,3 гектара, а территория окружена четырехметровыми стенами. По данным Радио «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода/Свободная Европа), для внутренней отделки использовался аргентинский голубой мрамор стоимостью 500 долларов за один квадратный метр и кристаллы Swarovski. Собеседники радиостанции рассказали, что большие куски мрамора для строительства этой резиденции перевозили на вертолете.

Согласно заказу, размещенному на сайте греческой компании F.H.L.I. Kiriakidis Marbles & Granites S.A., занимающейся добычей, обработкой и продажей мрамора и гранита, только поставка мраморных плиток для облицовки стен и покрытия пола, а также мраморных колонн была оценена заказчиком в полтора миллиона евро. Используемые материалы: мрамор Тассос-Принос (один из самых ценных в мире - ред.), белый мрамор Сивек, Россо Портогало.

А итальянские дизайнеры, помогавшие обустраивать резиденцию, рассказывали знакомым в Ташкенте о закупленных для неё шторах стоимостью в 600 тысяч долларов, и о том, что за отделкой следила дочь президента, которую из-за высокомерного отношения к себе, а также к узбекским работникам они охарактеризовали как «стерву». Имени её, впрочем, не называлось.

В августе того же года, ради расширения дороги к новой резиденции Мирзиёева были снесены десятки домов; на «освобожденной» от жителей территории были посажены пушистые ели. Чиновник из администрации Кибрайского района сообщил «Озодлику», что заказчиком резиденции выступила администрация президента, а строительством руководил Ойбек Турсунов, муж его старшей дочери Саиды Мирзиёевой.

По данным «Озодлика», домов, снесенных ради удобства Шавката Мирзиёева, были еще больше, в качестве доказательства в материале был приведен снимок Google Maps с прежним видом поселка Байткурган, показывавший, что раньше на месте нынешней резиденции стояли добротные частные особняки с садами и бассейнами.

Местные жители поведали, что чиновники не могли сразу предоставить компенсации в виде недвижимости и советовали найти временный приют у знакомых. А часть выселяемых вообще разместили в здании местной школы и в санатории. Многие семьи, которым все-таки дали другое жильё, остались недовольны, поскольку оно было меньше прежнего: нескольким братьям с женами и детьми из одного большого дома приходилось переезжать в трехкомнатную квартиру.

Махаллинский активист из Кибрайского района рассказал «Озодлику», что еще более двухсот семей, проживающих вдоль «президентской трассы» в поселках Аргын, Кибрай и Байткурган, получили уведомления о сносе их домов в течение ближайших двух месяцев.

Новая резиденция Шавката Мирзиёева

Через год, в июле 2018-го, по указанию Мирзиёева и Арипова вдоль трассы Ташкент-Чарвак были снесены еще 28 частных дач и домов, сдававшихся горожанам, выезжающим отдыхать на Чарвакское водохранилище. По данным «Озодлика», постройки ломали без официального уведомления, к ним просто подъехала строительная техника и их начали крушить, хозяева не успевали даже вынести мебель. Всё это были основательные домостроения, на которые, как утверждали их владельцы, имелись все необходимые кадастровые документы, однако сие обстоятельство власть не смутило. По оценке одного из пострадавших, его дача стоила более 150 тысяч долларов. Кампанией по сносу руководил премьер-министр Абдулла Арипов. Информагентство «Фергана» сообщало, что дома-дачи сносились на всем протяжении от города Чирчика до президентской резиденции Кайнарсай в поселке Сиджак. В выселении людей участвовали милиция и солдаты.

Новый снос понадобился для того, чтобы «расчистить» президентскую трассу до дачи президента, построенной еще при Каримове возле поселка Сиджак. Этот скромный дачный домик естественным образом перешел к новому президенту Узбекистана.

Резиденция-дача Каримова, а затем Мирзиёева возле поселка Сиджак

Главе государства, понятно, было не слишком некомфортно проезжать мимо обиталищ каких-то смердов, поэтому и возникла необходимость в выселении последних. Тем более, что, как вскоре было объявлено, все эти дома, вопреки экологическим нормативам, были построены в водоохранной зоне. Чтобы избежать обвинений со стороны общественности, власти срочно изобразили борьбу с незаконными постройками вообще и велели снести еще несколько домов, построенных вплотную к берегу Чирчика.

Часть комплекса резиденции-дачи возле поселка Сиджак

В действительности снос этих домостроений стал открытым и наглым попранием законности со стороны людей, совершенно уверенных в своей безнаказанности. Согласно законодательству, в случае изъятия земельного участка госорганы обязаны предоставить владельцу равноценное имущество и компенсировать убытки, а уведомление об изъятии должно быть направлено не позднее, чем за полгода до начала сноса. Кроме того, суд должен вынести соответствующее постановление, а собственник – иметь возможность его обжаловать. Во всех этих случаях ничего подобного не было, и граждан сознательно лишили не только принадлежащей им собственности, но и права на ее защиту.

Наследство Гульнары

Помимо прочего новому хозяину страны досталась и дача Гульнары Каримовой на северном берегу Чарвакского водохранилища, близ того же поселка Сиджак. Точнее, даже не дача, а роскошный комплекс с виллой в «космическом» стиле. Приговором Ташкентского областного суда по уголовным делам от 10 февраля 2017 года на него был наложен арест, но затем она быстренько была «прихватизирована».

В соответствии со специальным постановлением Кабинета Министров «О мерах по дальнейшему развитию триатлона в Республике Узбекистан», проект которого появился на портале для обсуждений в июле 2019 года, здания и сооружения зоны отдыха «Сиджак» в Бостанлыкском районе Ташкентской области безвозмездно передавались Федерации триатлона для учебно-тренировочной базы национальных сборных команд. «Здания и сооружения» - это та самая вилла Гульнары, вместе со всеми сопутствующими постройками. А безвозмездно – значит бесплатно.

Вилла Гульнары Каримовой

Постановление подписал премьер-министр Абдулла Арипов, давний дружок-сообщник Шавката Мирзиёева, известный, в частности, тем, что, возглавляя Узбекское агентство связи и информатизации (УзАСИ) на протяжении ряда лет содействовал Гульнаре Каримовой в вытягивании денег из иностранных телекоммуникационных компаний, одним предоставляя все условия для работы (заплатившим), другим затрудняя деятельность или отказывая в ней (не захотевшим платить). По-видимому, самому Мирзиёеву выпускать подобное постановление было не с руки.

В постановлении Арипова вилла Каримовой перечислялась по её составным частям: гостиница площадью в 730 квадратных метров, спортсооружение в 855 квадратных метров, общее здание в 335 квадратных метров, три бассейна в почти в 250 квадратных метров, два фонтана, амфитеатр в 262 квадратных метра, коттедж в 165 квадратных метров, гараж в 217 квадратных метров и другие объекты.

Обоснование передачи этого комплекса Федерации триатлона, по совпадению, возглавляемой Отабеком Умаровым, мужем младшей дочери президента Шахнозы Мирзиёевой, выглядело так: «Принять к сведению, что группой инициативных граждан создана и зарегистрирована в Министерстве юстиции Республики Узбекистан в установленном порядке Федерация триатлона Узбекистана, в форме негосударственной некоммерческой организации»; «Согласиться с предложением Министерства физической культуры и спорта Республики Узбекистан, Национального Олимпийского комитета Узбекистана, Бюро принудительного исполнения при Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан, Ассоциации футбола Узбекистана и Федерации триатлона Узбекистана о передаче Федерации триатлона Узбекистана в безвозмездное пользование зданий и сооружений зоны отдыха «Сиджак» в Бостанлыкском районе Ташкентской области (…), а также находящегося в ней имущества, обращенного судом в доход государства (…)».

По идее, дорогостоящая недвижимость с разветвленной инфраструктурой, построенная на явно нетрудовые доходы дочери покойного президента, должна была бы быть продана с торгов, а вырученная сумма – несколько десятков миллионов долларов – пополнить бюджет Узбекистана. Ну, или, по доброй советской традиции, она могла быть передана инвалидам либо школьникам. Вместо этого Шавкат Мирзиёев решил передать её своему зятю (понятно, что, вся эта Федерация триатлона – просто прикрытие) и поручил Абдулле Арипову оформить процесс передачи собственности, а заодно «повесить» ремонт и обновление комплекса на государственные ведомства и государственный же бюджет.

Вилла Гульнары Каримовой близ поселка Сиджак. Фото Алексея Волосевича

В том же постановлении говорилось, что источниками финансирования «учебно-тренировочной базы» определены средства Федерации триатлона Узбекистана, выделяемые Олимпийским комитетом Узбекистана, Министерством физической культуры и спорта, благотворителей и другие источники бюджета ташкентской области. На всё это должно было быть выделено 15 миллиардов сумов (1,7 миллиона долларов).

Прокладку на территории комплекса инженерно-коммуникационных сетей, водоснабжения, электроснабжения, газоснабжения и автомобильных дорог предписывалось осуществить за счет средств местного бюджета Ташкентской области, а ремонт подъездной автодороги, дорог для занятия велоспортом и бегом - за счет средств республиканского дорожного фонда при Кабинете Министров. Минфину поручалось выделять средства для покрытия расходов, связанные с оплатой за услуги Национальной гвардии по обеспечению охраны бывшей виллы Каримовой. Кроме того, Федерация триатлона Узбекистана освобождалась от уплаты за оформление и выдачу разрешения на привлечение и использование иностранной рабочей силы в Узбекистане.

Другими словами, содержание и финансирование этого дорогостоящего объекта полностью перекладывалось на плечи народа. И, кстати, если это всего лишь база одной из спортивных федераций, с чего бы привлекать к её охране Национальную гвардию?..

Напомню, Федерация триатлона была зарегистрирована в мае 2019-го, и то ли сразу, то ли чуть позже её возглавил младший зять главы государства Отабек Умаров. Тот самый, который в августе того же года на спортивном автомобиле Nissan GT-RR35, стоимость которого начинается от 115 тысяч долларов США, врезался сразу в две стоящие машины и разметал их по сторонам – история, которую власти быстро замяли; пострадавших было трое, и как минимум один из них, судя по озвученному медиками диагнозу, погиб: «разрыв печени», как правило, означает летальный исход.

Вилла Гульнары Каримовой. Снимок из интернета

Но к рукам новой власти «прилипла» не только вилла Гульнары. Ислам Каримов-младший, в мае 2020-го обвинил нынешнего президента страны, в присвоении имущества его матери (соответственно, и его собственного). Он с упреком напомнил Шавкату Мирзиёеву об их давнем знакомстве, о том, что они с сестрой знают его с юных лет, что дети Мирзиёева всегда присутствовали на празднованиях их дней рождения, а также на остальных мероприятиях, в том числе организованных Гульнарой Каримовой, и привел перечень недвижимости, фирм, компаний, ресторанов, магазинов и долей акций, «экспроприированных» у его родительницы (как они ей достались – другой вопрос).

Это, например, компания мобильной связи Perfectum mobile, частная медицинская клиника МДС, еще две частные клиники с высокотехнологичным оборудованием, 98 квартир в лучших местах Ташкента, акции в строительной компании Gabus с десятками площадок, акции компании мобильной связи Usell, акции компании-монополиста Paynet, через которую в Узбекистане осуществляются электронные платежи, 26 процентов акций компании Пепси-Кола, cети магазинов Levi’s, Benetton, Quicksilver, Mango и других брендов, 5 ресторанов индийской, итальянской, французской, китайской и японской кухни, 4 кинотеатра с современным оборудованием, 2 спортивных и спа клуба, более 20 строительных участков, где уже начаты работы, сельскохозяйственные площади в Ташкентской и других областях, животноводческие фермы, торговые площади в центре столицы (более 20 мест), 10 дорогостоящих квартир в Москве, дом в Ташкенте и т.д.

«Мы не слышали, чтобы нашу дачу, [компанию] Coca-Cola (оговорка, имеется в виду Пепси-Кола – ред.) и другие активы ставили на открытые торги, как это положено по закону», – подчеркнул Каримов-младший.

До этого Гульнара Каримова и сама дважды упоминала о том, что у неё были изъяты в пользу государства – внимание, не в пользу частных лиц! - активы общей стоимостью в 1,2 миллиарда долларов. Она выражала недоумение по поводу того, что их стоимость почему-то не была засчитана в качестве возмещения экономического ущерба, нанесенного стране в результате её деятельности (согласно подсчетам генпрокуратуры, она нанесла ущерб на 1,27 триллиона сумов, 1,6518 миллиарда долларов и 26,1 миллиона евро). В июне 2019-го Минфин Узбекистана попытался опровергнуть слова Каримовой, заявив, что «в течение прошлого года и в первом полугодии текущего года доходы на вышеуказанную сумму [$1,2 миллиарда] в бюджет не поступали». По всей вероятности, так оно и было, однако заявление Минфина лишь подтвердило имеющиеся подозрения.

Официального опровержения властей на обвинения Ислама Каримова-младшего не последовало, если не считать того, что несколько упомянутых им предпринимателей побежали давать прессе интервью, уверяя, что он всё выдумывает. Сам же Шавкат Мирзиёев и его родственнички предпочли отмолчаться. Кому принадлежит всё это добро сегодня, почему оно не продается с торгов, а выручка не передается в бюджет, объяснять никто не спешит. Однако, если изъятое у Каримовой имущество оказалось не в собственности государства, не было продано с публичных торгов, с перечислением выручки на счета государственных банков, значит, оно было украдено у государства вторично – на сей раз новым президентом и его многочисленной родней.

Бессмысленно простаивают

В развитых странах в президентские резиденции, как рабочие, так и жилые, вновь избранный президент вселяется на срок исполнения своих полномочий, а после того, как оставляет свой пост, освобождает для следующего руководителя государства. Так, Белый Дом в Вашингтоне с 1800 года является официальной резиденцией всех американских президентов. Елисейский Дворец - резиденцией президентов Франции с 1848 года. В соседнем Кыргызстане все президенты проживают в резиденции Ала-Арча.

Резиденция Оксарой

Совсем иначе обстоят дела в Узбекистане. Две резиденции Ислама Каримова – рабочая «Оксарой» («Белый дворец») и загородная «Куксарой» («Голубой дворец») - после его смерти действуют не по назначению.

Работать в «Оксарое» Шавкат Мирзиёев опять-таки не стал, почему-то предпочитая здание Сената на площади Мустакиллик (Независимости; ранее площади Ленина), теперь это здание именуется Дворцом президента Республики Узбекистан, а на саму площадь простым горожанам и чиновникам попасть невозможно. Резиденция «Оксарой», на большей части которой в советское время располагался детский парк имени Ленина, превращена в Научно-просветительский мемориальный комплекс имени Ислама Каримова, перед которым установлена его статуя. Что из наследия бывшего президента там изучается и чему там можно «просвещать», остаётся загадкой, если, конечно, речь не идет о вымогательстве взяток, «откатах» да фабрикациях дел для расправ с неугодными.

Резиденция Куксарой

Загородная резиденция Каримова в поселке Дурмень, построенная в 1990-е годы, так и стоит – большая озеленённая территория, близкая по площади к половине всего массива ТТЗ, или к ташкентскому ботаническому саду, при этом дорога к ней из столицы до сих пор перекрыта и весь поток транспорта, направляющегося в сторону городов Чирчик и Газалкент должен делать изрядную петлю, огибая её. Но неудобство граждан не беспокоило первого президента, и не беспокоит второго – чихать они на него хотели. По ряду сообщений впоследствии Мирзиёев все-таки стал принимать в резиденции «Куксарой» руководителей иностранных государств и гостей, как и Каримов.

Дворец президента, ранее здание Сената на площади Независимости (до середины 2000-х на этом месте  находилась библиотека имени Навои)

В настоящее время действующий президент Узбекистана живет то в своей резиденции в Байткургане, то в собственном доме через дорогу от микрорайона Карасу-1. Возле последнего недавно даже выселили часть жителей девятиэтажки. Естественно, по уважительной причине – ради обеспечения безопасности главы государства.

В январе 2020-го жителей дома № 46 на Карасу-1 уведомили, что им придется оставить свою собственность и перебраться куда-нибудь на новое место. Владельцы квартир попросили предоставить документы, обязывающие их выехать, и напомнили о статье 30 Конституции РУз: «Все государственные органы, общественные объединения и должностные лица Республики Узбекистан обязаны обеспечивать гражданам возможность ознакомления с документами, решениями и иными материалами, затрагивающими их права и интересы». Однако, беседовавший с ними чиновник отказался это сделать. По его словам, тем, кто согласен на переезд, предоставят новые квартиры, а против остальных будут предприняты некие «дальнейшие действия».

Частный дом Мирзиёева на массиве Карасу

Выяснилось, что выселение коснется не всех, а только тех, кто проживает выше 5-го этажа, и после их переезда вход на верхние этажи будет замурован. Пока Мирзиёев был премьер-министром, он мужественно терпел соседство девятиэтажки, которая выходит к его особняку даже не фасадом, а торцом. Но после того как стал президентом, все окна на этом торце замуровали.

Следует подчеркнуть: это не резиденция, это частный дом, хоть и принадлежащий нынешнему президенту. А ради обустройства своего частного жилья, никто не имеет права выселять сограждан. Но законы в стране существуют только на бумаге.

Так вот и живет президент Узбекистана – опасаясь своих сограждан и максимально отгораживаясь от них. Можно не сомневаться, что отдельные особняки имеются и у членов его семьи, однако достоверно об этом ничего не известно.

Верный признак

Укладывается ли строительство такого количества резиденций в рамки законодательства, соответствует ли ему?

В законе «Об основных гарантиях деятельности президента Республики Узбекистан» от 2003 года, говорится: «Президенту Республики Узбекистан предоставляются резиденции в городе Ташкенте и Ташкентской области» (статья 5). При этом их количество не указывается и, соответственно, не ограничивается – строй хоть сто штук.

Поэтому формально строительство новых президентских резиденций ничего не нарушает. Однако этот тот самый случай, о котором можно сказать словами Ленина: «Формально правильно, а по существу издевательство».

Очевидно, что весь этот закон – филькина грамота, и был принят при прежнем диктаторе исключительно для него самого. Чего стоит хотя бы вот этот пассаж: «Экс-Президенту Республики Узбекистан за счет государства передается в собственность служебная квартира (жилье) и загородная резиденция в Ташкентской области с соответствующим обслуживанием и охраной (расположенная в урочище Кайнарсай Ташкентской области)».

Незаконен весь этот закон, который иначе чем глумлением над гражданами страны не назовешь, хотя бы тому, что, согласно Конституции, все они имеют одинаковые права и равны перед законом без различия личного и общественного положения. В соответствии с ней, президент ничуть не «равнее» других, а текст вышеназванного закона непосредственным образом этому противоречит, признавая законным безграничное купание в роскоши «представителя народа» за счет этого самого народа.

Жителей этого дома власти решили выселить

А живут узбекистанцы, мягко говоря, небогато. Средняя зарплата, по данным Госкомстата в январе-сентябре 2020-го составила 2.577 тысяч сумов, или 250 долларов. Правда, три с небольшим года назад, 14 декабря 2017-го, на заседании Международного пресс-клуба председатель того же Госкомстата Б. Бегалов и другие чиновники называли совсем другой уровень средней зарплаты - 1,346 миллиона сумов ($166 по курсу ЦБ или $162 по реальному курсу) по состоянию на сентябрь того же года. Выходит, за три с небольшим года она выросла аж на 50 процентов, и это в долларовом эквиваленте (без инфляции) и не считая эпидемии ковида? Конечно нет, это обычное тупое враньё.

Но даже названная госчиновниками завышенная «среднемесячная зарплата» ненамного превышает озвученный недавно прожиточный минимум, а та, что не завышена, и вовсе ниже его. В декабре 2020-го Федерация обществ защиты прав потребителей Узбекистана рассчитала потребительскую корзину в стране на основе месячного потребления трудоспособного населения, её стоимость составила примерно 2.157.000 сумов (около $204). При этом размер минимальной оплаты труда – 747.300 сумов ($70,9), пенсия по возрасту, а также пособие инвалидам с детства – 513.350 сумов ($48,7). пособия престарелым и нетрудоспособным, не имеющим необходимого стажа работы, - 315.030 сумов ($29,9). Во всех случаях это намного меньше потребительской корзины, в последнем - примерно в шесть раз. На этом фоне государственные расходы на обеспечение шикарной жизни президента выглядят как запредельное скотство.

Замурованные окна - чтобы Мирзиёев не боялся

«Чтобы построить свой экстравагантный дворец, румынский диктатор Николае Чаушеску разрушил часть Бухареста, но был казнен до того, как дворец был украшен, - напоминает Эдвин Хиткоут, автор Financial Times. - О масштабах дворца бывшего президента Украины Виктора Януковича свидетельствуют зоопарк и точная копия морского галеона. Дворец бывшего президента Зимбабве Роберта Мугабе в Хараре был построен так, что напоминал Белый дом, но, конечно, был больше и с большим бассейном. Дворец «Ак Орда» бывшего правителя Казахстана Нурсултана Назарбаева также имитирует «гнездышко» президента США, только он больше, с куполом и с зеркальным стеклом. Дворец «Ак Сарай» президента Эрдогана на 1000 комнат в Анкаре больше Версаля».

Так что, если правитель строит нечто подобное и никто ему не препятствует, это означает, что в стране коррупционная диктатура, или, попросту говоря, власть воров.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

19.02.2021 13:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
80 000

сомов - пенсия Розы Отунбаевой

«

Май 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31