90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«Нам нужны реальные меры, а не реклама»: что думают отельеры о проблемах туриндустрии в Узбекистане

09.03.2021 13:00

Экономика

«Нам нужны реальные меры, а не реклама»: что думают отельеры о проблемах туриндустрии в Узбекистане

Несмотря на то, что Узбекистан принял адресные меры по восстановлению туризма, в этой отрасли по-прежнему есть существенные проблемы: дорогие авиабилеты, вопросы регистрации иностранцев, высокий турсбор для неризедентов, введение турсбора для местных путешественников и многое другое.

Участники туристического бизнеса в Узбекистане — Шухрат Ниязметов, Павел Вольф, Марина Тен, Ойбек Халов, Татьяна Ким, Исламбек Тула и Айжамал Таубалдиева рассказали Spot, с какими трудностями сталкиваются туристы и отельеры в Узбекистане, и как можно улучшить ситуацию.

Регистрация для иностранцев

Гости Узбекистана не могут просто отправиться в путешествие по стране, они вынуждены постоянно думать о регистрации. Например, если турист заселился в ташкентскую гостиницу, затем выехал на несколько дней в другой город без регистрации, он не сможет заселиться обратно — его оштрафуют.

В этой ситуации у туриста есть два выхода: собирать доказательства, что он всё это время передвигался (но не факт, что эти доказательства примут) или же платить штраф.

Отдельного внимания заслуживает случай, когда турист отправляется в путешествие на велосипеде или другом транспортном средстве. Если он не успел за три дня добраться до города и заселиться в отель, то гостиницы не смогут его принять, и снова придется платить штраф. Конечно, можно доказать, что все это время человек находился в пути, но для этого придется сохранять чеки из магазинов, фотографии и так далее.

Шухрат Ниязметов, сооснователь бутик-отеля Sapiens (Ташкент), сравнивает проблему регистрации с тем, что происходило последние 30 лет во всех сферах предпринимательства. Любой бизнес, связанный с импортом, занимался не развитием и ростом, а нахождением путей конвертации, легализации и решением прочих технических проблем.

Сейчас отельеры вместо развития бизнеса и привлечения туристов парятся, как же заселить путешественника, пропустившего регистрацию, чтобы он на улице под дождем не остался, и чтобы отель не оштрафовали.

Предприниматель считает, что регистрация осталась как инструмент контроля туристических сборов, потому что у Государственного комитета по развитию туризма нет других источников финансирования.

«Мы понимаем, что сейчас эти деньги необходимы, и никто не отменит турсбор. Соответственно, нужно предложить инструмент, который облегчит ситуацию: уберет необходимость регистрации туристов хотя бы до 30 дней пребывания и при этом оставит финансирование для Госкомтуризма», — отметил Шухрат.

По его словам, по сути, этот вопрос можно решить двумя способами:

  • Первый вариант. Так как любой турсбор — это налог, можно увеличить на один процент единый налог (ЕНП) и направить эту прибавку на развитие Госкомтуризма, а регистрацию — убрать. Тогда проблемой финансирования этого ведомства будет заниматься непосредственно Министерство финансов, а не отельеры и туристы.
  • Второй вариант. Если мы хотим собирать пошлину с туристов, пусть они платят по доллару за каждый день пребывания в стране на въезде или выезде. Тогда мы вообще исключаем необходимость контроля, турсборов, регистрации, и не напрягаем бумажками гостя, который приехал отдыхать.

«Как-то к нам приехали ребята — участники Mongol Rally. Они добирались из Европы до Улан-Батора на машинах, и, естественно, не могли следить за регистрацией. Если бы наш хостел их принял, нас бы оштрафовали, поэтому путешественники спали у нас на парковке в машине. Мне как хозяину хостела было стыдно говорить им, что у нас такие законы», — продолжает беседу Ойбек Халов, сооснователь Topchan Hostel (Ташкент).

Да, сейчас этот вопрос отчасти облегчили — можно пройти онлайн-регистрацию. Но допустим, гость знает, что 15 дней будет кататься по стране и сразу регистрируется в любом отеле на 15 дней, но тогда смысл регистрации ради обеспечения безопасности автоматически теряется. Никто не знает, где турист проведет эти дни, он просто оплачивает пошлину и получает бумажку.

Ойбек отметил, что если ввести пошлину при въезде в Узбекистан, это ударит по престижу страны. Всем будет понятно, что кроме оплаты визы в Узбекистане есть отдельный турсбор, а это — неправильно. Если же этот налог будут брать с гостиниц, гости страны не узнают об этом. Когда вы озвучиваете цену номера, в нее уже включен сбор, клиента интересует окончательная цена.

«Никто не будет уклоняться от регистрации туристов, если правильно сделать систему расчета турсбора. Система онлайн-регистрации работает, зачем гостиницам создавать себе проблемы? Пока же в регионах 40−50% отелей не регистрируют гостей, потому что это дорого. У средств размещения нет других вариантов: они оплачивают 15% от доходов сервису Booking.com, 15% НДС — это уже 30%. Кроме того, 25% турсбора плюс операционные расходы, завтраки, зарплата персоналу. Что остается этим гостиницам? Как им выживать?», — задается вопросом предприниматель.

Турсбор: трудности расчета

Другой момент, который беспокоит как туристов, так и отельеров — система расчета турсбора. Как показывает мировая практика, во многих странах этот налог зависит только от стоимости номеров или звездности, в Узбекистане же туристический сбор привязан не только к звездности, но и количеству номеров в гостинице. Получается, бутик-отели и хостелы с одинаковым количеством номеров оплачивают одинаковую сумму.

Ойбек Халов напомнил, что раньше для многих стран виза в Узбекистан стоила $60, сейчас ее стоимость уменьшилась до $20, а для развитых стран введен безвизовый режим, чтобы увеличить поток туристов. При этом ввели туристический сбор, который составляет в среднем $2 за день. То есть за 30 дней набегают те самые $60, смысл снижения стоимости визы теряется.

«У меня в хостеле 20 маленьких бюджетных номеров — по $20 для двух человек. Из этих средств я оплачиваю $5 турсбора за двоих. Есть небольшие гостиницы на 10−20 номеров без звезд, а стоимость каждой комнаты — $150 в сутки, и они платят $2,5. Это же абсурд», — подчеркнул Ойбек.

Марина Тен, соосновательница Igmar Apart Hotel (Ташкент), также отметила, что из всех стран, развивающих туризм, у нас самый высокий турсбор. Конечно, есть пошлины и выше, например, в Бутане нужно оплатить $200−250 за сутки при выезде из страны, но там цель — уменьшить количество иностранных гостей.

«Нужно задуматься, мы — страна, которая хочет увеличить турпоток, или же мы хотим ограничить количество гостей? Я специально изучала мировую практику туристического сбора: в большинстве стран, развивающих туризм, применяется градация отелей. Для каждого вида гостиниц определяют ставку, и в среднем она не превышает $0,5 за сутки для хостелов и апарт-отелей, и около $2 для пятизвездочных отелей», — отметила предпринимательница.

По ее словам, здесь важно, чтобы налогами занималось одно ведомство. По отдельности кажется, что сборы Госкомтуризма и государственные налоги не такие высокие, но в общей сумме турсбор плюс НДС и налог на прибыль составляют для некоторых отелей 50% от доходов. Это очень большая нагрузка для туристической отрасли, которая к тому же увеличивает стоимость турпакета.

«Мы бы очень хотели, чтобы Министерство финансов обратило внимание на сумму турсбора и приняло меры, потому что он иногда превышает сумму государственных налогов», — отметили предприниматели.

Многие считают, что Госкомтуризма занимается привлечением туристов, но если быть честными, то в нынешней ситуации про туризм можно забыть до 2024 года. Что бы комитет ни делал, в Узбекистане до 2024 года не будет туризма уровня 2019 года.

Стоимость авиабилетов

Несмотря на то, что Узбекистан считается бюджетным направлением туризма, авиабилеты сюда стоят порой дороже, чем на популярные курортные направления. Это создает дополнительную нагрузку на турпакет и тормозит развитие многих отраслей, связанных не только с туризмом.

Шухрат Ниязметов отметил, что билет из Москвы в Ташкент и обратно стоит порядка $800. За эти деньги путешественник может слетать в Турцию, оплатить проживание в отеле и купить еду.

«Если мы рассмотрим мир как большой рынок, что мы предлагаем? У нас есть только архитектура, подпорченная последними реставрациями, и плов. В Узбекистане нет моря, не развита инфраструктура и сегмент HoReCa: отели, кафе, бары. Человек ведь приехал не только Регистан посмотреть, он хочет выпить, поесть, отдохнуть. Недавно заведениям общепита разрешили работать после 11 вечера, в Ташкенте этот вопрос более-менее решен, а в областях эта проблема до сих пор есть», — говорит предприниматель.

По сути, условный турист оставит в Узбекистане примерно $1000 услугами отелей, баров, ресторанов, такси, индустрии развлечений. За ближайшие пять лет Узбекистан может увеличить турпоток с реальных 500 тыс. за год в десять раз. ОАЭ ежегодно посещают 15 млн туристов, Турцию — 45 млн. Шухрат отметил, если Узбекистан привлечет хотя бы 5 млн путешественников, и каждый из них потратит, хотя бы $1000, то страна получит $5 млрд.

К слову, есть понятие мультипликативного экономического эффекта, это когда каждый потраченный $1 приводит к увеличению ВВП больше, чем на $1. К примеру, владелец кафе в котором поел турист, с прибыли купит домой мясо, а значит мясник тоже косвенно получит выгоду от того самого туриста.

Соответсвенно, экономика может получить в разы больший эффект чем фактические $5 млрд. Этот общий эффект для нашей экономики может колебаться от $20 до $40 млрд:

«Мы бы могли производить эти услуги и товары, просто убрав барьеры в авиасообщении. Снизить стоимость авиабилета нужно не административным инструментом, а просто открыв конкуренцию — тогда рынок сам все выровняет, и турпоток быстро вырастет до 5 млн в год, и инфраструктура получит развитие. Если предположить, что в Узбекистан пустят лоукостеры хотя бы из стран СНГ, нам российского и казахского рынка хватит на ближайшие десять лет», — говорит сооснователь бутик-отеля Sapiens.

Марина Тен добавила, что в экономике есть такая цифра, свыше которой предприниматель начинает созидать и заниматься развитием бизнеса. У нас в Узбекистане малый и средний бизнес барахтается на уровне того, чтобы семье хватило поесть и заплатить детям за школу. Пока не начнет развиваться туристическая сфера, не будет роста и развития предпринимательства.

Часть турсборов идет на оплату рекламы Узбекистана на Euronews, но зачем нужна эта реклама, когда авиабилеты стоят под тысячу долларов? Иностранный турист предпочтет полететь за $1,5 тыс. в Таиланд, чем за $3,5 тыс. в Узбекистан.

«Надо бороться за каждого туриста и понимать, что сумма турсбора в совокупности с дорогим авиабилетом очень сильно влияет на турпоток. Если мы хотим хотя бы в 2022 году вернуть показатели 2019 года, нам не нужна реклама, мы должны снизить стоимость авиабилетов и уменьшить налоги для отельеров», — считает предпринимательница.

Льготы для туриндустрии

Ранее туристическая отрасль получила ряд льгот по налогам и субсидий. При этом в основном эти преференции касаются крупных отелей, хотя большую часть рынка составляют средние и мелкие гостиницы.

Соосновательница Igmar Apart Hotel отметила, что сейчас сложилась такая ситуация: турсбор платят все средства размещения — кепминги, санатории, хостелы, малые отели и так далее, а субсидии на строительство или реновацию номера получают только гостиницы в три-четыре звезды. При этом 90% туристов мира приезжают не в пятизвездочные отели, а в средства размещения среднего класса.

«Так почему же турсбор взимается со всех, а субсидии, причем, немаленькие, возвращаются только „звездным“ отелям? Получается, что хостел платит сбор $2,5, отель в три звезды — $3,5, плюс он получает возмещение. Тогда стоит сделать большую разницу в налогообложении для гостиниц разного класса», — говорит Марина.

Владельцы отелей также получили льготу по налогу на земельное имущество. Она актуальна только для отельеров крупных гостиниц, которые являются собственниками помещений. У нас, как и во всем мире 50−60% отельеров берут гостиницы в аренду, а владельцы помещения — это совсем другая сфера бизнеса.

Еще один пункт — 50% льгота по налогу на прибыль. При этом сейчас в Узбекистане только 5−10% отелей получают прибыль, остальные просто покрывают собственные издержки. Так зачем давать льготу, которая никому не нужна?, задается вопросом предпринимательница.

Турсбор для узбекистанцев

С 1 марта туристический сбор вводится и для жителей Узбекистана, проживающих в гостиницах страны. Изначально запланированная ставка налога была 0,5 от БРВ, однако согласно указу, ее размер будет установлен Кабинетом Министров.

Исламбек Тула, сооснователь мини-отеля Orom Guest House отметил, что турсбор для узбекистанцев сильно подействует на отельеров, потому что основная часть гостей — местные туристы.

«Эта надбавка будет в любом случае взиматься с гостя. Второй вопрос: если с регистрацией иностранцев все более-менее ясно, как будут проверять регистрацию у местных путешественников?», — говорит Исламбек.

Местных путешественников мало, соответственно, конкуренция за эту маленькую часть туристов огромная, считает Шухрат Ниязметов. Никто не будет повышать стоимость номера, а те, кто повысит — проиграют более дешевым вариантам. То есть налоговое бремя опять уменьшает и без того мизерную прибыль бизнеса, из-за этого умрет какая-то часть гостиничного бизнеса.

Марина Тен добавила, что среди местных путешественников мало обеспеченных людей, основная масса туристов едет в другие регионы по делам.

«У меня в отеле живут две семьи — одна из Наманганской области. Гостья полностью оплачивает лечение сына, а теперь она будет вынуждена платить и турсбор. Вторая семья — девушка из-за рубежа и ее мама из Ташкентской области с раком четвертой степени. Так как в регионе постоянно отключают свет и газ, она забрала свою маму жить в отель, и они тоже будут платить турсбор», — говорит Марина.

Есть много гостиниц, ориентированных на местный туризм, например, для командированных. Предпринимательница уверена, что эти отели включат сбор в стоимость номера и таким образом возьмут этот налог на себя.

И другое

Участники гостиничного бизнеса также поделились другими проблемами, с которыми сталкиваются туристы и отельеры в Узбекистане.

Татьяна Ким, владелица комплекса отдыха Grace Garden (Ташкентская область), назвала следующие актуальные вопросы:

  • обслуживание в аэропорту (очереди на паспортном и таможенном контроле, долгое и сложное получение багажа, отсутствие интернета, наглость таксистов);
  • отсутствие валютных терминалов, сложности при оплате безналом и обмене валюты;
  • отсутствие единого источника информации, важного и полезного для туристов;
  • запоздалое обновление информационных сайтов (Министерство иностранных дел, воздушный и наземный транспорт);
  • слабое владение английским языком у работников сферы обслуживания;
  • малое количество и разнообразие мест развлечения;
  • отвратительные общественные туалеты;
  • сложности приобретения телефонных карт для иностранцев;
  • плохое состояние дорог и транспортных средств;
  • сложности с приобретением билетов на поезд «Афросиаб» в туристические города;
  • отсутствие или крайне слабый интернет в местах пребывания туристов;

По ее мнению, для улучшения ситуации нужно дать максимальную свободу действий, гранты, льготы и льготные кредиты для предпринимателей в сфере туризма, гостиничного хозяйства и развлечений. Что касается турсбора — он удорожает, а качество остается прежним. Было бы справедливо рассчитывать туристический сбор по системе, работающей во всех цивилизованных туристических странах.

Менеджер отдела бронирования отеля Jipek Joli (Нукус) Айжамал Таубалдиева выделила среди актуальных вопросов слабое продвижение регионов, плохую экологию, халатное отношение к архитектуре города. Если рассматривать гостиничную сферу, здесь, по ее словам, не хватает четких программ по ведению и управлению бизнесом.

Наряду с системой E-Mehmon приходится заполнять и собственную программу на Excel, а это, в свою очередь, создает двойную нагрузку на персонал. Кроме того, возникают трудности с администрированием турсбора: в кассовых аппаратах и терминалах нет строки в чеках «оплата за иностранца включая турсбор», а взимать сумму налога с туриста отдельно от общей стоимости номера — неправильно.

«Нужно открыто обсуждать статьи расходов ресурсов, получаемых от гостиниц», — считает Айжамал.

Сооснователь и руководитель сети Art Павел Вольф считает, что глобальных внутренних проблем туристической сферы в Узбекистане нет, но можно улучшить некоторые аспекты: поработать над устранением языкового барьера, плохого качества дорог, недобросовестных таксистов и нехватки билетов на скоростные поезда и на внутренние рейсы в сезон даже при завышенных ценах.

Можно также сделать Узбекистан более узнаваемым за рубежом, добавлять новые развлечения для молодых туристов, например, фестивали, спортивно-экстремальные мероприятия и так далее.

Что касается турсбора, по мнению Павла, его сумма должна быть обоснована конкретными расходами и использоваться прозрачно. Тогда ее можно будет оптимизировать. Он также отметил, что уменьшение этого налога могло бы позитивно сказаться на цене турпродукта и, соответственно, на привлекательности нашей страны для туристов.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.spot.uz/ru/2021/03/03/tourism/

09.03.2021 13:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
47-е

место занимает Узбекистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31