90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Грозит ли вступление в ЕАЭС «третьему Ренессансу» Узбекистана?

29.04.2021 09:00

Политика

Грозит ли вступление в ЕАЭС «третьему Ренессансу» Узбекистана?

Затянувшиеся переговоры Узбекистана с ЕАЭС говорят о неготовности узбекской экономики к быстрой адаптации внутри блока.

Вопрос вступления Узбекистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), как пишут российские СМИ, уже можно считать решенным – сторонам осталось договориться по самым щепетильным вопросам.

Источник: Грозит ли вступление в ЕАЭС «третьему Ренессансу» Узбекистана?

Однако, если бы все было так просто, то в Ташкенте стоял бы вопрос не только о вхождении в ЕАЭС, но и во Всемирную торговую организацию (ВТО), куда Узбекистан безуспешно пытается войти последние 25 лет. Экономика страны пока не готова к быстрой адаптации внутри экономического альянса. 

Правящая элита не готова распрощаться с госмонополиями, уравнять в условиях всех игроков на рынке путем унификации таможенных пошлин и отказаться от льготного налогообложения избранных компаний, что в совокупности является сдерживающим фактором при вступлении в ВТО. Рекламируемый президентом «третий Ренессанс» Узбекистана едва ли предусматривает приношение источников обогащения узбекских олигархов на алтарь жертвенности интересам России.

CABAR.asia разбирается, как страна готовится к членству в ЕАЭС, и на каких условиях возможно полноценное взаимодействие Ташкента с экономическим альянсом.

Зачем Узбекистану входить в ЕАЭС?

Узбекистан и без вхождения в ЕАЭС плодотворно торгует с его участниками. В первую очередь, с Россией и Казахстаном – товарооборот с ними составляет почти 25% от объема внешней торговли республики. Причем эти цифры стремительно растут благодаря потеплению отношений Ташкента с соседями по региону и Россией.

Казалось бы, республика вполне может обойтись и без членства в ЕАЭС. Однако в конце 2020 года истек срок договора о зоне свободной торговли СНГ, согласно которому Узбекистан имел ряд льгот и преференций. В этом году условия торговли в рамках этого соглашения будут пересмотрены. И, скорее всего, не в пользу Ташкента, говорится в докладе Центра международного частного предпринимательства CIPE.

В беседе с CABAR.asia экономист Хаётхан Насреддинов отметил, что Россия – не тот игрок на внешнеполитической карте региона, которому отказывают.

«Конечно же, главная движущая сила ЕАЭС – это Россия. Она инициатор, и преследует цель оставить под своим контролем страны СНГ. Разговоры о добровольном вступлении – не более чем красивые речи. Темпы роста и наличие огромных природных запасов делают Россию абсолютным лидером в сообществе. Ее слово всегда будет иметь решающее значение. А это и есть потеря независимости и самостоятельности [для Узбекистана] в принятии решений», – считает он.

А что от этого выигрывает Россия?

По мнению Насреддинова, Узбекистан для России может стать гарантом безопасности ее южных границ. Взамен, как ожидается, в страну потекут российские инвестиции и будут предоставлены определенные преференции. Правда, какие именно – никто не знает.

Что касается российской стороны, то президенту России Владимиру Путину новые участники альянса нужны. В первую очередь, чтобы показать, что Союз работает и растет – в ЕАЭС же новых членов нет с 2015 года, после вступления Кыргызстана. Во-вторых, чтобы заручиться стратегической поддержкой Узбекистана в геополитических войнах Кремля.

Одним из гарантов успешности российско-узбекских переговоров призван стать российский олигарх узбекского происхождения Алишер Усманов. С ним узбекскую элиту связывают не только благотворительные проекты, деловые интересы, но и родство – племянник Усманова был женат на племяннице президента Шавката Мирзиёева.

О связях же Усманова и российского руководства неоднократно сообщали международные журналисты-расследователи. Глава ФБК Алексей Навальный даже посвятил этому отдельный фильм.

Для российских компаний Узбекистан — это также и стремительно растущий рынок сбыта с численностью в почти 35 млн человек. Холдинг Усманова USM совместно с «Мегафоном» уже заявил создании совместного российско-узбекского предприятия.

Представители экспертного сообщества по-разному относятся к перспективам Узбекистана в ЕАЭС. Но все сходятся на том, что узбекская экономика в ее нынешнем виде уязвима.

Общественный деятель и советник по инновациям госсектора Азиза Умарова раскритиковала проект возможного вступления Узбекистана в экономический блок. Она отметила символичность того, что хотя российская сторона сообщила о планах по присоединении страны к ЕАЭС (об этом 3 октября 2019 года по итогам визита в Узбекистан заявила спикер Сената РФ Валентина Матвиенко), официальный Ташкент хранит молчание. 

Умарова считает, что у Узбекистана нет опыта ведения переговоров, чтобы добиться определенных льгот. По ее мнению, Россия в этом союзе видит прообраз реконструкции Советского Союза, поэтому независимый Узбекистан ждет изоляция и зависимость от экономически нестабильной России.

Главным ее антагонистом в этом вопросе является правозащитник и член совета антикоррупционного комитета Госдумы РФ Бахром Исмаилов. Он считает, что проект экономической интеграции пойдет Узбекистану только на пользу. А влияние России на его деятельность сильно преувеличена – ЕАЭС, по сути, наднациональный институт, учитывающий интересы всех его участников.

В чем плюсы вступления в ЕАЭС для Узбекистана?

К очевидным преимуществам членства в ЕАЭС сторонники интеграции традиционно относят общий рынок труда. По примеру Кыргызстана, вступившего в союз в 2015 году, Узбекистан может нарастить экспорт трудовых мигрантов в Россию и, как итог, увеличить объемы денежных переводов.

По данным Центрального банка, в 2020 году в Узбекистан было отправлено около 6 млрд долларов США денежных переводов. Львиную часть этой суммы составили переводы именно из России.

В Евразийском банке развития (ЕАБР) оценили плюсы и минусы возможного вступления в ЕАЭС на примере еще одной центральноазиатской страны — Таджикистана. Эксперты заявили, что благодаря снятию бюрократических ограничений доходы таджикских гастарбайтеров могут вырасти от 10 до 30%.

Если Узбекистан вступит в ЕАЭС, то отечественным мигрантам не придется больше поучать платные патенты. При этом, по данным Исмаилова, бюджет России ежегодно пополняется на 2 млрд долларов США только за счет оформления документов иностранных граждан и сдачи теста на знание русского языка и законодательства РФ.

Также бюрократические препоны могут существенно сократиться при таможенном декларировании. Предположительно преимущества получат сельхозпроизводители, которые де-юре на равных смогут конкурировать с другими участниками Союза. Беспошлинная торговля приведет к снижению ряда импортных товаров и продуктов. Также считается, что на узбекский рынок смогут полноценно выйти крупнейшие банки содружества.

Наконец, в рамках союза Узбекистан сможет расширить географию экспорта своих товаров. Речь идет о Китае, Иране, с которыми у ЕАЭС действуют торгово-экономические соглашения. Другой вопрос, будут ли востребованы узбекские товары и услуги на этих рынках?

А какие минусы?

В отличие от ВТО, в ЕАЭС правит балом сильнейший. Как показали санкционные войны России с Западом, Москва едва ли намерена совещаться с партнерами по экономическому блоку в вопросе торговых войн.

Это, как полагают противники интеграции, негативно скажется не только на внешней торговле Узбекистана, но и на инвестиционном климате. Инвесторы, во главу угла ставящие экономическую стабильность и предсказуемость правящего режима, будут настороженно относиться к узбекскому рынку, где условия начнет диктовать Москва. В итоге место иностранных (не из стран бывшего СССР) займут российские инвесторы.

Об этом, в частности, предупреждает Азиза Умарова. Эксперт привела в пример монополию российских перевозчиков зерна в Казахстане, что привело к подорожанию хлеба.

Вокруг чего будет торг?

Экономист Умида Хакназар сетует на непрозрачный переговорный процесс по вопросу вступления Узбекистана в ЕАЭС, поэтому можно только предполагать, на какие уступки может рассчитывать республика. По словам эксперта, какие бы льготы не были получены, всем придется перестраиваться. 

«У нас практически все рыночные ниши плохо освоены, по простой причине – нет достаточной конкурентной среды. Но дело даже не только в самих товарах и услугах, а в самой деловой и инвестиционной среде», – говорит она.

Во-первых, нет гарантий соблюдения права частной собственности. Во-вторых, неэффективно работает коммерческий финансовый сектор. Экономика Узбекистана уязвима из-за преград, которые страна «сама для себя создала», считает экономист.

Дескать, экономические риски от вступления Узбекистана в ЕАЭС связаны не с конкуренцией, а с забуксовавшими системными реформами. Это, ко всему прочему, еще и сдерживает процесс вступления в ВТО.

Сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Станислав Притчин прокомментировал CABAR.asia, что Узбекистан вправе рассчитывать на эксклюзивные условия в ЕАЭС.

«Если Узбекистан поставит вопрос о том, что какое-либо из направлений является приоритетным, для него будет создано либо изъятие, либо возможность защитить внутреннего производителя на льготный период или насовсем. То есть у каждого из участников ЕАЭС есть свои важные экономические направления, закрытые для соседей», – считает он.

Притчин говорит, что в данный момент сложно предугадать, какие рыночные ниши могут занять компании из ЕАЭС. По его словам, с приходом крупных игроков острая конкуренция может затронуть банковский сектор республики, который «недостаточно развит». То же касается сервис-агрегаторов и IT-сферы. В любом случае, конечным бенефициаром конкурентного рынка станет потребитель, заключает он.

Одной из государственных компаний-монополий, рассчитывающей на особые условия, является автохолдинг UzAvto. Производитель автомобилей под брендом американского автогиганта General Motors на данный момент защищен высокими таможенными пошлинами на импортные автомобили. Как результат, на дорогах республики подавляющее большинство машин – производства GM Uzbekistan.

На рынках ЕАЭС действуют куда более либеральные таможенные тарифы. По словам Умиды Хакназар, если в Узбекистане устранят «дискриминационный акциз» на импорт автомобилей, это приведет к острой конкуренции на этом рынке. Эксперт допускает, что, перестав быть монополией, компания перестроится и найдет свою нишу на конкурентном рынке.

«Но если останется все как есть, тогда конечно, она обречена. Также и с другими монополиями», – заключает она.

По данным Антимонопольного комитета РУз, в республике действует 136 естественных монополий. Крупнейшие из них: перевозчики «Узбекистон темир йуллари» и «Узбекистон хаво йуллари», энергетические компании «Узтрансгаз», «Узбекнефтегаз».

В случае вступления в ЕАЭС придется уступать, причем жертвуя целыми секторами экономики. Но последнее слово будет за Москвой, поскольку, как отмечает, политолог Камолиддин Раббимов России принадлежит 90 процентов доли в ЕАЭС.

«Недавно и Путин тоже предложил, что нужно предоставить количество голосов в организации в зависимости от экономической доли или доли налогоплательщиков. То есть, это подразумевает монополию России», – говорит он.

По мнению экспертов Центра международного частного предпринимательства (CIPE), одним из важнейших последствий членства Узбекистана в ЕАЭС станет резкий рост импорта товаров народного потребления из третьих стран, т.к. условием вступления в союз является снижение импортных пошлин до уровня ЕАЭС (в Узбекистане действуют сравнительно завышенные ставки пошлин на импортные продукты). То есть на полках появится больше импортных товаров, что приведет к ухудшению торгового баланса и ослаблению курса национальной валюты в краткосрочной перспективе.

При этом не стоит забывать о замедлении экономического роста России на фоне санкционных войн и последствий пандемии. А также о торговых спорах внутри ЕАЭС по отдельным секторам.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

29.04.2021 09:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Исхак Айтбаевич Пирматов

Пирматов Исхак Айтбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
50%

иностранных инвесторов, работающих в Кыргызстане, давали взятки чиновникам

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30