90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Растущее влияние Китая в ЦА: неизбежность или стратегия развития региона?

19.05.2021 10:00

Политика

Растущее влияние Китая в ЦА: неизбежность или стратегия развития региона?

В китайском Сиане 11-12 мая прошло совещание министров иностранных дел в формате «Центральная Азия – Китай». Министр иностранных дел Киргизии Руслан Казакбаев на площадке мероприятия провел переговоры со своими коллегами из соседних стран. Визит в Поднебесную принес немало бонусов Киргизии.

Встречи под крылом «восточного дракона»

Знаковой стала встреча главы киргизского МИД с министром иностранных дел КНР Ван И. Во время беседы, как сообщили в пресс-службе МИД КР, стороны уделили внимание вопросам расширения экспорта сельхозпродукции из Киргизстана в Китай, оптимизации деятельности КПП «Торугарт» и «Иркештам», увеличения товарооборота, реализации грантовых проектов, строительства железной дороги Китай–Киргизстан–Узбекистан, урегулирования государственного долга КР перед КНР, привлечения целевых инвестиций в экономику республики, продвижения совместных инфраструктурных проектов. «Китай готов расширять сотрудничество с Киргизстаном по «Поясу и пути», содействовать углубленному сопряжению стратегий развития двух стран, расширять новые сферы и открывать новые перспективы для двустороннего сотрудничества», – отметил Ван И.

Итогами переговоров стало решение китайской стороны о выделении Киргизии второй партии вакцины против коронавирусной инфекции в количестве 150 тыс. доз, гранта для поддержки экономики в размере около 54 млн долларов, также решено не начислять дополнительную плату за отсрочку платежей по государственному долгу КР перед КНР, направить китайских специалистов, задействованных в реализации грантовых проектов, которые были временно приостановлены из-за пандемии COVID-19, а также рассмотреть вопрос оказания продовольственной помощи. По итогам встречи была подписана программа сотрудничества между МИД КР и МИД КНР на 2022-2023 годы.

Глава киргизского МИД также переговорил с руководителем главного внешнеполитического ведомства Таджикистана. Сироджиддин Мухриддин и Руслан Казакбаев обсудили делимитацию и демаркацию таджикско-киргизской границы. Во время разговора министры отметили твердую приверженность всем ранее достигнутым договоренностям, принципу взаимоуважения территорий и границ, строгому соблюдению протоколов, подписанных после приграничного конфликта. Также они наметили дальнейшие совместные действия, направленные на поддержание мира и стабильности в приграничье.

Глава делегации из Киргизии побеседовал и с заместителем председателя Кабинета министров, министром иностранных дел Туркменистана Рашидом Мередовым. Казакбаев рассказал своему туркменскому коллеге о событиях, произошедших на киргизско-таджикской государственной границе, а также о текущей ситуации в Баткенской области. Главы внешнеполитических ведомств двух стран обсудили вопросы по подготовке визитов на высшем уровне, реализацию региональных экономических проектов, а также актуальные моменты киргизско-туркменского взаимодействия в топливно-энергетической, торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах.

Состоялись и двусторонние переговоры Казакбаева с министром иностранных дел Республики Узбекистан Абдулазизом Камиловым. Глава МИД Узбекистана приветствовал предпринимаемые усилия киргизской стороны по урегулированию инцидента на кыргызско-таджикской границе и заверил в готовности узбекской стороны оказать всемерное содействие и поддержку в дальнейшей стабилизации обстановки в зоне конфликта. По его словам, неделимость и безопасность являются фундаментальными принципами сохранения региональной стабильности в Центральной Азии. Затронули стороны и вопросы расширения торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества в рамках проектов узбекско-киргизского Фонда развития.

Каждой сестре – по серьге

Политолог из Бишкека, директор ОФ «Трансграничная исследовательская сеть Центральной Евразии» Денис Бердаков  в интервью «Ритму Евразии» поделился своим экспертным мнением относительно прошедшей встречи министров иностранных дел шести стран в формате «Центральная Азия – Китай», а также причинами бросающейся в глаза лояльности Китая в отношении некоторых республик региона:

– Эту встречу нужно воспринимать в более широком контексте. В её рамках был заключен целый ряд важных договоренностей, например, Казахстан получил статус всеобъемлющего стратегического партнера. А это очень высокий уровень. В остальном это пока не какие-то конкретные договоренности для Китая, а, по сути, меморандумы о намерениях. Но при этом мы уже видим формирование новых контуров системы технологической, информационной, социально-политической безопасности, которую выстраивает Китай в преддверии того, что он будет возвращать в сферу своего влияния Тайвань. Все это делается на фоне той технологической войны, которая разрастается между КНР и альянсом, возглавляемым США. Встреча Ван И с министрами иностранных дел стран Центральной Азии была направлена именно на это.

 Насколько интересен и чем важен Центрально-Азиатский регион для Пекина?

– Центрально-Азиатский регион экономически очень слабый, для Китая он интересен как поставщик энергоресурсов, также регион рассматривается как выход в Восточную Европу и на Ближний Восток. Плюс безопасность: китайской стороне очень важно, чтобы с территории ЦА другими геополитическими игроками не был нанесен какой-либо удар, к примеру биологический или террористический. Для Китая важно, чтобы Центральная Азия оставалась стабильной, чтобы это была «спокойная зона», через которую можно развивать свои транспортные хабы и чтобы здесь не было поддержки экстремизма.

 Вы упомянули о получении Казахстаном высокого статуса стратегического партнера. Что это означает?

– Это крайне перспективный договор. Он будет определять политику Казахстана, который, так скажем, «зажат» между ЕАЭС и китайской инициативной «Один пояс – один путь». По сути, это уже стратегический выбор.

А касательно других республик?

– Если говорить об остальных странах ЦА, то тут можно сказать, что каждой сестре досталось по сережке. Киргизстану достались очень неплохие бонусы. Хотя между КР и КНР не заключены никакие стратегические договоренности, мы получили замораживание процентов по долгу, можно говорить об отсрочке выплат (при определенном поведении Бишкека), также мы получили вторую партию вакцин, грант в 54 млн долларов, а это в нынешних реалиях очень важно. Также достигнуты договоренности о том, что в республику возвращается целый ряд проводников бизнес-интересов Китая, которые начнут здесь продвигать совместные проекты, возможно это будут китайско-узбекско-киргизские или китайско-российско-киргизские проекты.

 Существуют ли еще какие-либо причины активизации Китая в отношении стран ЦА?

– Да. Сюда можно отнести военный переворот в Мьянме, где идут постоянные атаки на газопровод, который обеспечивает Китай газом. Это, конечно, не ключевой момент, но тоже важный. Также мы видим, что по всему периметру Китая, а также везде, где есть серьезные инвестиции КНР, идет нарастание военно-политической напряженности. Именно поэтому Китай резко укрепляет отношения с Россией. А теперь и с Центральной Азией. Пекин готов нести экономические издержки, чтобы более тесно интегрировать все страны региона вокруг себя.

Каковы, на ваш взгляд, причины того, что Китай согласился на мягкие условия по выплате Киргизией долга? Ведь не так давно всё было наоборот. Говорит ли это о том, что КНР настроена на углубление отношений с КР?

– Для Киргизстана сложилось очень удачное стечение обстоятельств. Открывается очередное окно, в рамках которого КР сможет ожидать возвращения мелкого, среднего и крупного бизнеса из Китая по целому ряду направлений. Можно неплохо поднять уровень жизни населения и за счет экспорта сельхозпродукции в Поднебесную. А если говорить по поводу нашего госдолга, то все происходящее нужно понимать в контексте вышесказанного.

Рынок КНР открывается для Центральной Азии политически. По политическим мотивам Китай уже начал «наступление» своих крупнейших экономических игроков в ЦА. Нужно понимать, что регион вошел в сферу технологической и экономической зависимости Китая. Здесь еще остается военно-политическое влияние России, но мы видим, что и эта часть постепенно делегируется Китаю. Конечно, в каждой республике своей баланс влияния двух стран. Пока этот баланс неплохо поддерживается двумя державами. Но это пока.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

19.05.2021 10:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Дни рождения:

$3,2 млрд

внешний долг Таджикистана

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30