90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как не позволить локальному приграничному конфликту перерасти в войну?

24.05.2021 16:00

Политика

Как не позволить локальному приграничному конфликту перерасти в войну?

Следует приложить все усилия для того, чтобы не позволить локальному приграничному конфликту перерасти в международный, отмечают эксперты.

Аналитики, политологи и эксперты в области конфликтологии из 4 стран Центральной Азии, проанализировали основные направления, по которым следует двигаться странам региона для того, чтобы снизить риск повторения вооруженных конфликтов на приграничных территориях в ходе онлайн дискуссии, организованной офисом IWPR в Центральной Азии, 18 мая.

Источник: Как не позволить локальному приграничному конфликту перерасти в войну?

Последний приграничный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном обнажил весь спектр проблем, существующих в этой области и привел к милитаризации бытовых конфликтов на границе.

Эксперты предлагают использовать инновационный и перспективный подход к делимитации границ между Таджикистаном и Кыргызстаном и, используя мировой опыт, отказаться от стереотипов, предрассудков и искать новые подходы к урегулированию приграничного конфликта между соседними странами.

Директор IWPR в Центральной Азии, Абахон Султоназаров, подчеркнул важность взвешенного и без эмоционального, аналитического подхода к произошедшим в конце апреля событиям на таджикско-кыргызской границе. Только такой подход, по его мнению, будет способствовать разрешению конфликта и возвращению к мирной жизни жителей приграничных районов. 

Султоназаров остановился на ряде факторов, приведших в итоге к кровопролитию.

 «Неравномерное распределенных ресурсов в Ферганской долине, разделенной условно в бытность СССР между Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном, отсутствие рабочих мест, бедность, а затем и пандемия, и кризис, вызванный ею, наложили свой отпечаток на проблемы. Откладывание в долгий ящик завершение процесса разделения границ, вкупе с вышеперечисленными факторами, привели к трагедии, свидетелями которой мы с вами стали», – сказал Султоназаров.

Кроме того, конфликту способствовало и наличие внутренних проблем в каждой из стран.  

«Мы знаем, что одним из действенных политических инструментов является наличие внешнего врага, это вызывает сплоченность нации, и тогда внутренние проблемы кажутся незначительными. А что такие проблемы есть и в Кыргызстане, и в Таджикистане ни для кого не секрет. Это принятие новой Конституции и формирование новой политической элиты в Кыргызстане, это нарастание социально- экономических и политических проблем в Таджикистане и ряд других.

Особую обеспокоенность Офиса IWPR в Центральной Азии вызвало использование пропаганды и втягивание в информационную войну СМИ обеих стран.

«Как вы все, наверно, знаете, на протяжении более 20-ти лет Представительство Института по освещению войны и мира в Центральной Азии занимается изучением конфликтологии и работает по конфликтным темам, внедряя международные стандарты журналистики и экспертной оценки в странах региона. На своих тренингах, в рамках аналитических школ, в рамках Медиа школ мы целенаправленно стремимся привить нашим аламникам и контрибьютерам объективность, сбалансированность, проверку фактов, предоставление равного голоса всем участникам любых конфликтов. Мы сами, в своих материалах стремимся соблюдать свои высокие стандарты и не позволять эмоциям брать верх, предпочитая не спешить с оценками.

Последний вооруженный конфликт на границе в Баткенской и Согдийской областях двух дружественных государств показал, что пропаганда и информационные войны, захлестнувшие весь мир после 2014 года, когда разразился российско-украинский кризис, стали преобладать и в нашем регионе.

Мы воочию увидели, что и экспертное сообщество, и журналисты, и уважаемые СМИ, как в Кыргызстане, так и в Таджикистане обрушили весь свой потенциал на разжигание конфликта, а не на его погашение, как это полагается серьезным и ответственным СМИ.

Фейки, взаимные обвинения, отсутствие баланса и объективности, следование за непроверенными, а порой и явно провокационными заявлениями в социальных сетях, сегодня привели к тому, что конфликт перерос в настоящую информационную войну, что никак не способствует его разрешению», – сказал Абахон Султоназаров и призвал журналистов и аналитиков, а также СМИ соседних государств более ответственно подходить к освещению конфликта.

Политлог, конфликтолог и исследователь из Таджикистана, д-р Парвиз Муллоджанов, проанализировав этапы конфликта, высказал свое видение разрешения ситуации.

 По мнению ученого, в настоящий момент затяжной трансграничный конфликт находится в стадии эскалации, а именно в стадии перехода от меж-общинного и локального конфликта до уровня межгосударственного и межнационального.

«Это означает, что данный конфликт начинался, как сеть небольших меж-общинных диспутов, вызванных конкуренцией за доступ к водным и земельным ресурсам. Он не отражался ни на состоянии отношений между государствами, ни на отношении между двумя народами. Только напряжение на уровне общин. С 2014 года – он впервые перешел в состояние вооруженного конфликта, то есть, с привлечением армейских подразделений.

В этом году он впервые перешел на уровень межгосударственного, это не значит, что он на этом уровне закрепится, может пройти де-эскалация, но в противном случае, нас может ожидать его полный переход на уровень межгосударственного, с отражением на межнациональных отношениях, интернационализации (то есть вовлечении третьих стран), гонки вооружений и так далее. А также влезания в долги – за которые надо будет расплачиваться своим суверенитетом», – сказал он.

Муллоджанов рассказал о трудностях делимитации в этом густонаселенном регионе, отметив размещение земельных участков в шахматном порядке, водные ресурсы в трансграничной зоне, спорные территории; межстрановые автомобильные дороги, которые по несколько раз проходят через соседнюю границу.

 «В этой зоне 40 водных каналов, Тортгульское водохранилище, из которого берут начало канал Ак-Татыр (Мачаи), Большой Ферганский канал и Гидроузел Рават. Существуют и трудности с пастбищами, особенно для таджиков, поскольку с 2009 года Кыргызстан принял закон о запрете выпаса скота для иностранцев, в том числе и на не лимитированных участках границы. Кроме того, быстрой делимитации границ не способствует наличие разных карт, которые не отражают реальное положение дел – даже карты 1989 года». 

По мнению Муллоджанова, милитаризация границ сильно повлияла на социальную и экономическую жизнь жителей приграничных районов с кыргызской стороны, так как до этого местные жители часто торговали с таджиками и посещали таджикские базары, школы, мечети и больницы. У жителей приграничья уже давно отсутствует чувство безопасности.

Одной из основных причин разрастающихся конфликтов политолог считает сложившееся в регионе состояние, так называемых «демографических ножниц» – рост населения на фоне снижения количества земельных и водных ресурсов.  Однако в мировой практике подобная ситуация разрешается с помощью использования передовых водосберегающих технологий.  

«Есть страны, где демографические ножницы не работают – несмотря на рост населения, количество обрабатываемой земли и воды не падает, а растет – за счет внедрения современных методов», – сказал политолог.

Наиболее сложная и взрывоопасная ситуация сложилась именно в зоне Исфара-Баткен, где на территории Кыргызстана расположен таджикский анклав Ворух. Именно здесь остаются большая часть из около 70 спорных участков, где расположены пастбища, земельные угодья, водная и транспортная инфраструктура».

Разрешить конфликт будет очень сложно. Помимо всего прочего, следует учитывать внутриполитическую повестку дня в обеих государствах, когда из-за давления снизу, со стороны общин, слишком большие уступки напрямую скажутся на популярности правительств.

Политолог считает, что в настоящий момент странам необходимо приложить все усилия для того, чтобы не допустить перерастания локального приграничного конфликта в затяжной межгосударственный и межнациональный.

«Наша цель – не допустить дальнейшую эскалацию и закрепление его на уровне межгосударственного», – сказал Муллоджанов.

Директор Центра политических исследований, главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения КН МОН Республика Казахстан, профессор Айдар Амребаев, проанализировал роль внешних игроков в урегулировании приграничного конфликта между Таджикистаном и Кыргызстаном.

Он рассказал о возможностях самоидентификации Центральной Азии, о ее целостности и интеграционных процессах в ней, как  о единой международной субъектности, об интеграционных и дезинтеграционных факторах выстраивания идентичности народов, а также о той роли, которую играли и играют внешние вне региональные  силы в этих процессах.

Осознаем ли мы себя центрально-азиатами? – задался вопросом казахстанский эксперт и привел цитату из статьи модератора встречи, узбекского аналитика, Фархода Толипова «Центральноазиаты: народы региона или граждане государств?».

 «Сегодня, в попытке объяснить региональные отношения и общее развитие, исследования по Центральной Азии склонны чаще использовать такие дуалистические конструкции, разделяющие страны Центральной Азии, как оседлое-кочевое население, тюрки-персы, верховье-низовье рек, малые-большие страны, сильный-слабый и т.д. Тем не менее, такой линейный подход к региональным отношениям не замечает глубокую взаимозависимость народов региона. Кочевые народы давно не кочуют, по крайней мере, с момента утверждения советской власти и урбанизации; тюркские и персидские народы уже не являются глубоко разделенными народами, а их жизни и история тесно переплетены; верховья и низовья стран на самом деле составляют одну экосистему…», – Амребаев процитировал статью  Фархода Толипова.

«Это очень на мой взгляд правильная установка, нацеленная на интегрированное восприятие региона. Я думаю, что это очень важно для того, чтобы не просто проинтерпретировать произошедшие события, но и попытаться найти какой-то позитивный выход из данной ситуации, встать на какие-то позиции конструктивизма».

Эксперт рассказал о причинах и факторах, которые способствовали приграничным конфликтам, среди которых есть проблемы, доставшиеся в наследство странам региона и из прошлого, и из сегодняшнего дня.

«Из прошлого наши народы получили целый комплекс проблем. Это искусственно прочерченные большевиками границы региона, феномен разделенных наций, идеология отложенной ответственности за свою судьбу, неверие в себя и недоверие между народами и элитами, как следствие имперской стратегии «разделяй и властвуй». Навязанное извне экономическое разделение труда в наших республиках, единый водно-энергетический комплекс региона, управляемый из одного центра. Технологическая зависимость региона от внешних контрагентов, отсталость и изношенность социальной инфраструктуры, неквалифицированный национальный человеческий ресурс, развитие по остаточному принципу лояльных метрополий, так называемых «нац. кадров» на управленческих позициях на разных уровнях. Ну, и конечно, абсолютная безответственность.

Последние события свидетельствуют о недостаточном профессионализме государственных органов, как с одной, так и с другой стороны. Отсутствие диалога между государством и обществом. Концепция к которой призывает президент Казахстана, «слышащее государство», актуальна сейчас не только для Казахстана, но и для всех стран нашего региона. Государственные органы при принятии тех или иных решений, должны чутко реагировать на потребности и чувствительные вопросы местных сообществ, местных комьюнити, которые не совсем адекватно воспринимают решения, которые заложены в каких-то соглашениях, в каких-то принятых совместно решениях».

Сегодняшняя ситуации породила целый ворох новых проблем, отметил Амребаев.

«Экономический национализм и использование контроля водных ресурсов, как инструмента политики и продавливания отдельных национальных интересов в ущерб интересам всего региона, противопоставление национальных культурных идентичностей друг другу, как доминирующая идеологема политических элит в наших странах. Они, не имея какой-то конструктивной стратегии будущего для своих стран, выстраивают стратегию образа врага в лице соседей, которые якобы виноваты в тех или иных бедах собственного народа.

Соответственно  дихотомии  «свой-чужой», «ближний –дальний», межстрановая конкуренция за внимание крупных мировых держав с точки зрения привлечения инвестиций, технологий, строительства транспортно-логистических коридоров, вовлечения в те или иные интегрированные экономические комплексы, отсутствие и неразвитость общего рынка, его сегментированность, экспорт рабочей силы за пределы региона при наличии собственных потребностей в квалифицированных кадрах, ревность авторитарных элитариев в странах друг к другу, коррумпированность и нетраспарентность политических режимов и их решений в наших странах, низкие социальные стандарты, не знание и игнорирование общего исторического, этического нравственного кода, который у наших народов присутствует, но находится на уровне коллективно бессознательного».

Сейчас в информационном пространстве вокруг темы Центральной Азии и тех конфликтов, которые здесь происходят или назревают, идет активная информационная война. Она исходит из разных центров, имеет свои собственные цели, и мы оказываемся этакими объектами этого влияния. На той или другой стороне.

Касаясь роли внешних игроков и вопросов интеграции стран региона, эксперт отметил, что пока что не удается выстроить единую собственную платформу отношений.

«Сегодня перед Центральной Азией стоит целый ряд внешних и достаточно навязчивых предложений. Как обустроить Центральную Азию? Есть российский проект Евразийского собирания земель, отдельные страны в нем вынужденной участвуют, кто-то пытается там свои дивиденды обнаружить, кто-то настороженно наблюдает, кто-то дистанцируется от этого процесса, но тем не менее, общей платформы, этого Евразийского проекта, рекомендуемого Россией, пока нет.  Даже на площадке Консультационного Совета Центральной Азии эти вопросы дипломатично не обсуждаются, боятся обидеть нашего северного соседа.

То же самое происходит, когда говорят наши китайские товарищи. Когда они говорят не только о Едином экономическом шелковом пути, но и «О сообществе единой судьбы», то у нас тоже нет общей идеологической платформы, идеи, которая стояла бы и сказала, да вот мы готовы прагматично сотрудничать в экономическом поясе шелкового пути, но судьба у нас своя».

К сожалению, элиты региона сейчас вырабатывают исключительно собственные национальные программы реагирования. Какие-то форматы сопряжения, состыковки с Шёлковым путем. ,тоже самое происходит и в отношении американских проектов, Новый шелковый путь, или формата «С5 +1»,  несмотря на то, что это вроде бы интегрирующий проект, но тем не менее , каждый там под столом пытается играть свою игру и пытается получить какие-то дополнительные дивиденды. Все вот такие варианты работают не на Центральную Азию, в целом. В этом плане какие могут быть сценарии о роли внешних игроков.

  1. Под влияние внешних сил наши страны объединяются в некую целостность. Мотивом могут послужить экономическая целесообразность обеспечения безопасности общность человеческой безопасности и единое экологическое пространство.
  2. 2 вариант – расщепление ЦА не только на отдельные изолированные государства и нации, но и на отдельные субнациональные анклавы, родовые, территориальные клановые, этно- конфессиональные и т.д.

С точки зрения наших внутри региональных интересов страны должны стремиться к сохранению собственных устойчивых государственных образований, при этом тяготеющих друг к другу и образовывающие мягкие и интегрированные форматы сотрудничества, отвечающие их национальным интересам, сказал в заключение своего выступления Амребаев.

Модератор встречи, узбекский политолог, директор негосударственного научного учреждения «Билим карвони» («Караван знаний»), Доктор политических наук Фарход Толипов, обозначил типологию приграничных конфликтов в странах Центральной Азии и предложил свои рекомендации для скорейшего урегулирования приграничногоконфликта между Таджикистаном и Кыргызстаном.

Он отметил, что с точки зрения типологии, все последние конфликты на границах в странах Центральной Азии, включая последний,  попадают под категорию конфликта малой интенсивности, которые характеризуются двумя –тремя параметрами.

  1. Они не продолжительные, краткосрочные длились два, три дня.
  2. Вторая характеристика конфликта малой интенсивности – это жертвы.

«Конечно, каждая отдельно взятая жертва, будь это погибший человек или раненный, это трагедия. Но с точки зрения такой классификации количество жертв в конфликтах малой интенсивности может исчисляться несколькими десятками и не более.  Это не тысячи и не десятки тысяч жертв, как это происходит в более масштабных вооруженных конфликтах или войнах.

  1. И наконец, третья характеристика конфликта малой интенсивности – это малый географический охват.

«Ни один из них, даже последний инцидент не имели свойство эскалации. То есть они не заходили за пределы того географического участка, где они были спровоцированы. Ни один из этих инцидентов не имел тенденции к серьезной эскалации.  Таким образом, инциденты, которые мы наблюдали и наблюдаем не попадают под категорию войны, каких-то террористических вылазок, имеется в виду с точки зрения трансграничных инцидентов. Это не какие-то прокси войны, как мы наблюдаем, в частности, в Афганистане», – сказал Толипов.

Одним из объяснений такому характеру конфликтов в Центральной Азии является то, что этот регион заметно отличается от других регионов, где происходят подобного рода приграничные стычки, территориальные претензии стран друг к другу, считает эксперт.

 «Возьмем хотя бы Кашмирскую проблему между Индией и Пакистаном. Или Нагорно-Карабахскую проблему между Азербайджаном и Арменией. Или то, что сегодня горит на Ближнем Востоке – война между Израилем и Палестиной. Подобные конфликты, которые происходят в мире, а их тоже не мало, совершенно другого характера. И одно из отличительных свойств «наших» конфликтов, это то, что нет антагонизма между государствами, вовлеченными в эти конфликты. Нет антагонизма между Узбекистаном и Казахстаном, на официальном уровне. Нет антагонизма на официальном уровне между Таджикистаном и Кыргызстаном даже», – подчеркнул политолог.

Мало в мире, можно встретить ситуации, когда происходят подобные инциденты в других страна мало, где президенты, выступая официально, называли бы друг друга братскими народами. И этот момент заслуживает особого внимания. Это фактор, на котором необходимо капитализировать, считает Фарход Толипов.

«В отличие от других, в нашем регионе есть еще один фактор, который отличает нас от других. Это отсутствие претензий на территорию друг друга.  Обратите внимание с 1991 года, когда страны обрели независимость, одним из первых договоров и заявлений, которые они приняли между собой, это было соглашение о признании бывших административных границ  Советского Союза – государственными границами.  Тем самым, было подчеркнуто, что не существует каких-либо территориальных претензий одного государства к другому.

Являясь сторонником интеграционных процессов в регионе Толипов считает, что существующий уже сейчас, несмотря на сложности, интеграционный климат, всегда будет возвращать страны в нормальное русло, несмотря на возникающие спорадические конфликты.   

В качестве рекомендаций на этой встрече эксперт предложил так называемый «Принцип регионостроительства».

«Подход к проблеме делимитации границ в Центральной Азии должен быть инновационным и перспективным, основанным не на сиюминутных интересах и националистических чувствах, а на ясной стратегической программе развития стран и региона в целом. Есть такое понятие ‘out-of-box thinking’, которое означает выход за рамки привычных клише, предрассудков, концепций, стереотипов, стандартов мышления в поисках новых решений. До сих, так сказать, ‘in-box thinking’ оперировал понятиями суверенитета и национализма, которые, по определению, обусловливают бескомпромиссную стратегию в вопросе границ. Пора выходить из такого подхода и искать решение в региональном формате».

Эрика Марат, доцент и заведующая кафедрой в Колледже по международным вопросам безопасности Университета национальной обороны в Вашингтоне, выступившая последней, сказала, что сейчас не хватает именно такого аналитического подхода, продемонстрированного на данной встрече, вместо  националистического шума, который сейчас преобладает в СМИ обеих стран и в социальных сетях.

Ее презентация носила рекомендательный характер, она посоветовала сфокусироваться на краткосрочных целях в разрешении конфликта.

Первое, что необходимо делать – это сфокусироваться на более краткосрочных целях, и не пытаться сейчас провести четкую демаркацию. Это достаточно амбициозная и сложная задача, так как остались самые сложные участки границы, густонаселенные, в шахматном порядке, с нехваткой природных ресурсов.

Основная задача, по ее мнению, на настоящий момент – фокус на гуманитарной проблеме населения в обеих странах, которое пострадало от конфликта.  

«Сейчас очень важно стабилизировать ситуацию в приграничных районах. Материально, психологически. Отстроить им дома.  Нужно провести расследование и попытаться найти согласие в том, что же в действительности произошло. Перечень фактов, с которыми могут согласиться и кыргызская, и таджикская стороны», сказала она.

В краткосрочном и среднесрочном порядке очень важно принять «Статус Кво» этой территории. Нужно объявить, что эта территория будет оставаться в управлении между двумя государствами.  «То есть, что мы не будем сейчас проводить там четкие линии, потому что они достаточно конфликтного характера.  Нужно попытаться путем доверительных отношений между двумя государствами, путем доверительных отношений между населением – создать условия для мирного развития различных коммун.

И когда мы найдем баланс, когда население будет друг другу доверять, когда население сможет решать диспуты между собой не за счет военных интервенций или провокационных заявлений, а сможет мирно решать свои локальные проблемы, только тогда мы можем начать официальную демаркацию территорий.  Сейчас, когда такая острая конфликтная ситуация, когда столько людей пострадало, погибли люди, в том числе дети. Это чрезвычайно эмоциональный момент. И сейчас это решение может привести к еще большей напряженности», – сказала Эрика Марат.

Она с сожалением отметила, что эксперты, которые выступают объективно и сбалансированно, сейчас считаются радикальными.  «В социальных медиа и в традиционных СМИ, с обеих сторон, к сожалению, мы видим более националистические, враждебные высказывания, выстраивание внешнего врага.   Более сбалансированные экспертные сообщества, по крайней мере, в Кыргызстане выступают закрыто, чтобы не привлекать шум толпы»

Эрика Марат, подчеркнула, что важно услышать голоса экспертного сообщества, которые видят за всем этим шумом реальную картину и предлагают фокусироваться на внутренних аспектах и гуманитарных причинах конфликта. Создание образа внешнего врага может быть выгодно по внутриполитическим причинам для руководства в обеих странах.

Касаясь вопросов влияния фейков, она отметила, что сейчас опасны не столько фейки, сколько дезинформация и пропаганда, исходящая от правящих элит, их попытка скрыть информацию, проводить переговоры за закрытыми дверями, не быть максимально подотчетными своему населению, как на национальном, так и на локальном уровне.

Эрика Марат призвала стороны соблюдать закон и порядок, ценить мир и добрососедские отношения на локальном уровне. Журналистам обеих стран она порекомендовала освещать события не только со своей стороны и пытаться понять и проявлять сочувствие к другой стороне конфликта. Только такой, гуманитарный подход поможет сохранить мир.

Эксперты ответили на вопросы, поступившие от участников просмотра на канале CABAR.asia в Youtube, а также обсудили собственные тезисы и рекомендации. Они предложили организаторам продолжить обсуждение проблем, прозвучавших в ходе этой встречи.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://cabar.asia/ru/__trashed-24

24.05.2021 16:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
23547

количество абортов в Кыргызстане за 2012 год

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30