90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан-Таджикистан: решение водной проблемы – ключ к предотвращению новых столкновений

25.05.2021 14:30

Политика

Кыргызстан-Таджикистан: решение водной проблемы – ключ к предотвращению новых столкновений

Любым соглашением о границе должен будет предусматриваться механизм совместного использования водохозяйственной инфраструктуры.

Таджикистан и Кыргызстан, возможно, как никогда близки к обсуждению соглашения о делимитации границ, которое положит конец территориальному спору, длящемуся десятилетия.

Однако недостаточно внимания уделяется механизмам совместного использования и управления жизненно важными водными ресурсами. Если ситуация не изменится, вооруженные столкновения, подобные тем, которые произошли в конце апреля, могут повториться.

Причиной начавшегося 28 апреля противостояния стал, казалось бы, ничем непримечательный объект инфраструктуры.

Водораспределительный узел «Головной», представляющий собой конструкцию из ржавеющих стальных затворов и бетона, выполняет простую функцию: он делит надвое реку, известную как Ак-Суу у кыргызов и Исфара у таджиков.

Река течет на север по своему естественному руслу, петляя среди полей, на которые попеременно претендуют кыргызские и таджикские сельчане, протекает целиком по территории Таджикистана и заканчивается в Узбекистане.

Созданный водозабором отвод протекает по каналу – вырытому в горах советскими инженерами и по злой иронии судьбы названному каналом Дружбы – и питает Торткульское водохранилище в Кыргызстане, расположенное примерно в 16 километрах по прямой от узла. Вода из этого резервуара используется в основном для орошения полей в Кыргызстане, хотя часть ее перенаправляется обратно в Таджикистан. Подобный механизм предполагает, что все стороны должны извлечь пользу.

В действительности все сложнее.

Когда 2 мая корреспондент Eurasianet.org подъехала к «Головному» со стороны Таджикистана, ее встретили таджикские пограничники. Военнослужащие были настроены доброжелательно, хотя и нервничали и не давали проводить фотосъемку. Позже они уступили, но настояли на том, чтобы на фотографиях не было видно лиц.

По ту сторону реки находились кыргызские пограничники, тоже вооруженные, как и их таджикские коллеги. Невидимые снайперы с обеих сторон наблюдали за происходящим с прилегающих холмов. Кыргызские пограничники криками и жестами потребовали разъяснений относительно личности корреспондента Eurasianet.org. Их таджикские коллеги занервничали, и короткая экскурсия быстро подошла к концу.

Эта сцена отчетливо продемонстрировала, насколько ситуация вокруг этого объекта взрывоопасна.

Власти двух стран придерживаются несколько отличающихся друг от друга версий о том, кому принадлежит водозабор.

Официальный Бишкек заявляет, что строительство объекта было завершено в 1973 году за счет средств Киргизской ССР. По их словам, одного этого факта достаточно, чтобы считать законными их претензии на объект и территорию, на которой он расположен. Более того, они ежегодно тратят деньги на его содержание, настаивают чиновники.

«Головной водораздел на реке Ак-Суу с советских времен и до сегодняшнего дня принадлежит Кыргызской Республике. В настоящее время он находится на балансе [Баткенского районного] Управления водных ресурсов. Оно находится в ведении области», – сказал директор Госагентства водных ресурсов Алмазбек Сокеев государственному телевидению в конце апреля.

Рустам Шомирсаидов, глава управления водных и земельных ресурсов Исфаринского района Таджикистана, не согласен с этим утверждением. По его словам, «Головной» не ремонтировался последние 12 лет. И что именно попытка отремонтировать его, предпринятая кыргызами в апреле, спровоцировала последний виток столкновений.

«Мы не могли позволить себе самостоятельно отремонтировать сооружение. Но если они его отремонтируют, это будет означать, что объект полностью перейдет в их собственность», – сказал Eurasianet.org Шомирсаидов.

Несмотря на десятки погибших в вооруженных столкновениях, вызванных этими разногласиями, Кыргызстан, похоже, твердо намерен придерживаться своих прежних планов. 7 мая президент Кыргызстана Садыр Жапаров отдал распоряжение о капитальном ремонте водораспределительного пункта.

Именно такого поворота событий, по словам таджиков, они пытались избежать 28 апреля, когда прибыли на «Головной» с целью установить там камеры наблюдения. Они намеревались отслеживать при помощи камер кыргызов, чтобы не дать им возможность беспрепятственно выполнять какие-либо заранее несогласованные работы.

Теоретически проведение здесь каких-либо работ не должно иметь никакого значения, поскольку существуют соглашения, определяющие объемы воды, поставляемые странам региона. Согласно протоколу 1980 года, 55% водотока предназначено для Таджикистана, 37% – для Кыргызстана и еще 8% – для Узбекистана.

Однако на деле реализовать подобное разделение с заданной точностью достаточно сложно. Потребности на местах значительно изменились за четыре десятилетия, прошедшие с момента заключения соглашения, и недоверие между сторонами зашкаливает.

На практике распределение воды происходит сезонно. В периоды пикового спроса, в апреле и мае, Ак-Суу/Исфара беспрепятственно течет в сторону Таджикистана. Выращивание абрикосов, яблок, вишни, риса и пшеницы – это столп экономики Исфаринского района Таджикистана, где насчитывается до 270 квадратных километров орошаемых земель.

По словам жителя Исфары Низомиддина Шамсиддинова, работа в сельском хозяйстве предоставляет таджикам возможность остаться с семьей, вместо того чтобы ехать в Россию, где им приходится заниматься зачастую унизительным и низкооплачиваемым трудом. 

«Я таким образом сам зарабатываю себе на жизнь. Если [весной] не будет воды, то нет никакого смысла в том, что у нас есть эта земля. Нам всем придется уехать», – сказал Eurasianet.org Шамсиддинов.

В остальное время большая часть потока отводится в Кыргызстан, в Торткульское водохранилище, которое вмещает до 90 миллионов кубометров воды.

Это слабое утешение для кыргызских фермеров, живущих по дороге от «Головного» до водохранилища, поскольку они используют воду, которую перенаправляют из канала Дружба в оросительные канавы вокруг своих полей. В критический отрезок времени с апреля по май даже тонкая струйка воды считается большой удачей.

По словам Асанбая Мирадилова, 54-летнего жителя кыргызского села Кок-Таш, расположенного вдоль спорной границы, нехватка воды в их районе зачастую приводит к спорам между самими кыргызами, что уже там говорить о таджиках. Иногда, сказал Eurasianet.org Мирадилов, соседи забирают всю воду себе, лишая полива его участок площадью 1200 квадратных метров, на котором растут 15 абрикосовых деревьев и несколько рядов кукурузы. Мирадилов пожаловался, что этот год был особенно тяжелым, поскольку ему пришлось покинуть свой дом во время боевых действий, вспыхнувших в прошлом месяце.

«Мне не удалось набрать воды для себя, поэтому все засохло. Если я не смогу достать воды, об урожае придется только мечтать», – сказал он.

Здесь необходимо провести важное различие между видами сельского хозяйства, которыми занимаются таджики и кыргызы в этом районе. У таджиков в распоряжении больше пахотных земель, производство ведется в совершенно иных масштабах по сравнению с Кыргызстаном, и большая часть продукции предназначена для экспорта.

Населяющие этот район кыргызы в основном производят продукты для себя. Если у них есть на это средства, то фермеры вроде Мирадилова приезжают на своих машинах к колодцам или пунктам раздачи воды и забирают домой столько воды, сколько могут увезти. Вода также используется для питья, поскольку деревни не подключены к водопроводной сети. 

Есть еще один нюанс, который осложняет ситуацию с разделением воды. Определенная часть того, что попадает в Торткульское водохранилище, также по условиям межправительственных соглашений, перенаправляется на запад, обратно в Таджикистан, и даже не в районы, прилегающие к реке, изначально снабжающей водой всю эту цепочку.

Подобный механизм подачи воды создает массу поводов для «обмена любезностями». Если Бишкек решит придержать воду из Торткуля, таджики могут предпринять ответные меры в других местах.

«Приостановить подачу воды в деревни – это крайний метод, – сказал Шомирсаидов, чиновник из Исфары. – [Но] Торткуль был построен в советское время и предназначался для Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана, чтобы в марте-апреле, когда воды не хватает, ее можно было распределить между странами с целью помочь друг другу».

В этом вся суть: вода необходима, чтобы выжить, а для того чтобы выжить, нужно сохранять мир. 

Абдумуталиб Амакжонов, живущий в окрестностях Исфары, выращивает пшеницу и для собственной семьи, и на продажу. Вода, которую он использует, поступает из Торткуля.

«Если не будет воды, то не будет и жизни», – сказал Eurasianet.org Амакжонов.

В расположенном неподалеку кыргызском селе Кок-Таш Абдразак Шадиев вспоминает, что мелкие разногласия возникали здесь на протяжении десятилетий. Бывало, что толпы людей переворачивали машины, принадлежащие соседям-таджикам.

Но «этот вопрос невозможно решить, стреляя друг в друга, – сказал он. – В этом случае погибнут и таджики, и кыргызы. Нам просто нужно договориться».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://russian.eurasianet.org/

Показать все новости с: Садыром Жапаровым

25.05.2021 14:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Кубатбек Айылчиевич Боронов

Боронов Кубатбек Айылчиевич

Первый вице-премьер-министр

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
58

киргизских депутатов имеют оружие

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30