90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Не расколоть страусиное яйцо: Центральная Азия после ухода США и НАТО из Афганистана

09.06.2021 08:30

Политика

Не расколоть страусиное яйцо: Центральная Азия после ухода США и НАТО из Афганистана

Для России стабильность и успешное сотрудничество с Центральной Азией – возможность продемонстрировать привлекательность взаимодействия с ней внутри её традиционной сферы влияния. Ставки высоки, так как евразийский проект либо снова сделает Россию ключевым элементом формирующейся континентальной системы, либо усугубит её статус важной, но одинокой региональной державы.

США начали вывод войск из Афганистана. Он должен завершиться к 11 сентября 2021 г. – символической дате двадцатилетия терактов 2001 г., которые привели американские войска в Афганистан. Для афганского правительства, соседних стран и их ключевых союзников, России и Китая, это означает больше проблем и головной боли.

Эксперты не раз указывали на угрозу перетекания войны из Афганистана в Центральную Азию. Некоторые называли эти предупреждения избитым клише, которое используется в политических целях. Но с уходом США и семитысячного контингента войск НАТО предполагаемые многочисленные столкновения в регионе и активизация террористов становятся вполне реалистичным сценарием. Что, конечно, сильно повлияет на региональную безопасность и внутреннюю политику центральноазиатского пространства. Как отреагируют страны региона? Что смогут сделать Россия и Китай?

Следует всерьёз рассмотреть вероятность того, что после ухода США и НАТО афганское государство попросту развалится под напором талибов. Оставленные в стране военные активы попадут в руки «Талибана» (запрещено в России – прим. ред.) или других радикальных группировок, как это произошло в Ираке. Гражданская война ещё больше расколет страну. Кеннет Маккензи – американский генерал, ответственный за Центральное командование, открыто выразил озабоченность по поводу «способности афганской армии удержать те позиции, на которых она сегодня находится».

Аналогичные выводы содержатся в одном из последних докладов американской разведки: «“Талибан”, скорее всего, получит преимущества на поле боя, и афганскому правительству будет крайне сложно усмирить его, если оно лишится поддержки со стороны коалиции». Авторы доклада Афганской исследовательской группы, недавно опубликованного Институтом мира США (USIP), предупреждают, что «риски краха государства и возобновления конфликта чрезвычайно велики».

Есть и доводы в пользу того, что присутствие Соединённых Штатов и НАТО в Афганистане с 2001 г. укрепило безопасность стран Центральной Азии. Граничащие с Афганистаном государства были бесплатными бенефициарами благ безопасности, американское присутствие препятствовало проникновению к ним радикально настроенных боевиков. Почти двадцать лет США и афганская армия де-факто были силами безопасности для всего региона. Обеспечение разведывательных операций, воздушной мощи, охраны границ, уничтожение лидеров боевиков, не говоря уже о других полезных действиях американского контингента прекращаются. Это оставляет правительства региона неготовыми к угрозе, с которой они вскоре могут столкнуться.

Страны Центральной Азии напоминают яйцо страуса, да позволят мне читатели использовать эту странноватую метафору. У него очень твердая скорлупа, но внутри мягкое содержимое. Видимость сильного руководства и гарантированной безопасности идёт рука об руку с институциональной и военной слабостью. Растущее социальное неравенство и низкие экономические показатели подрывают поддержку властей обществом.

Многие согласятся с оценкой Ивана Сафранчука, что государства Центральной Азии «вряд ли хотя бы примерно понимают или даже размышляют о некоторых дилеммах в сфере безопасности, которые формируют их внешнюю и экономическую политику». Короче, большинство центральноазиатских режимов достаточно уязвимы, если их внутренние проблемы ещё и стимулировать с территории Афганистана. До сих пор масштабы внутренней фронды позволяли полагаться на точечные меры подавления.

Так, Казахстан составил список из более 23 террористических, экстремистских группировок; в Киргизии задержано около 520, а в Таджикистане более 13 тысяч радикалов, в Узбекистане – 18 тысяч. Но после ухода западной коалиции из Афганистана рассчитывать только на эффективность внутренних репрессий будет трудно. Многие группы боевиков (такие как «Джамаат Ансарулла», «Исламский джихадистский союз», «Исламское движение Узбекистана» и «Исламское государство Хорасан», или ИГХ), угрожавшие стабильности, просто выжидают ухода иностранных войск для перегруппировки, восстановления цепочек снабжения и возобновления войны.

По словам посла России в Таджикистане Игоря Лякина-Фролова, ИГХ, являющееся филиалом террористической организации «Исламское государство» (запрещено в России – прим. ред.), имеет на вооружении 3 тысячи боевиков в Северном Афганистане (хотя по оценке государственных афганских источников их как минимум втрое больше). Без внешней опоры перетекание возобновлённого афганского конфликта на территории соседей может вызвать новый виток нестабильности в регионе. Россия и Китай обеспокоены, потому что под угрозой безопасность их крупных региональных проектов в Евразии – инициативы «Пояс и путь» (ПИП) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Для России стабильность и успешное сотрудничество с Центральной Азией (после провала проекта интеграции России в западное сообщество и инициатив по воссоединению бывшего советского пространства) – третья возможность продемонстрировать привлекательность сотрудничества с ней внутри её традиционной сферы влияния.

Ставки высоки, так как евразийский проект либо снова сделает Россию ключевым элементом формирующейся континентальной системы, либо усугубит её статус важной, но одинокой региональной державы.

Уход США, несомненно, подтолкнёт Россию к тому, чтобы укреплять безопасность своих союзников (особенно Таджикистана и Киргизии). Её задача – не только помогать им, но и показывать другим региональным игрокам, включая Китай, что Россия может быть действенным гарантом региональной безопасности. Это одна из козырных карт Москвы, но в обозримом будущем такая позиция взвалит на Россию решение проблемы базирующихся в Афганистане боевиков.

Похоже, что военные стратеги России уже действуют . «Сотрудничество между Россией и Таджикистаном в сфере обороны становится всё более важным», – отметил посол Игорь Лякин-Фролов, подчёркивая важность 201-й военной базы России. База служит надёжным гарантом безопасности и стабильности – как в Таджикистане, так и во всём регионе . По словам Лякина-Фролова, «таджикские вооружённые силы получили современные вооружения и военное оборудование от России в рамках их модернизации. Эта программа также включала военную подготовку в российских университетах при Министерстве обороны и на 201-й военной базе».

Тем временем Китай обеспокоен тем, что его грандиозный, необычайно дорогой и сложный проект «Пояс и путь» может оказаться под угрозой из-за нескольких тысяч боевиков. Как указывает Сергей Суханкин, «Пекин уже ищет разные средства для нейтрализации этой угрозы. С 2015 по 2020 гг. Китай много инвестировал в безопасность Центральной Азии, увеличив на 18 процентов свою долю в поставках вооружений в этот регион. Китай также усилил координацию в сфере безопасности со странами Центральной Азии, в частности с помощью антитеррористических учений «Сотрудничество-2019», проведённых в августе 2019 г. совместно с таджикскими войсками.

Кроме того, он рассматривает новые меры по защите китайских инвестиций в Азию в рамках ПИП – в том числе более интенсивное использование частных охранных предприятий (ЧОПов), таких как Группа пограничных услуг (ГПУ). И это, не считая одиннадцати военных погранзастав, которые Китай обустраивает на таджикско-афганской границе. Эти инвестиции обеспечат КНР не только дополнительную безопасность, но и более строгий контроль за политикой и ресурсами Таджикистана, что Россия может, в свою очередь, недооценивать.

Есть все основания полагать, что, если вывод войск США и НАТО пойдёт по графику, регион снова станет более беспокойным уже в конце года. Чтобы обеспечить стабилизацию, страны Центральной Азии, Россия и Китай должны научиться координировать свои действия.

Это потребует от Москвы и Пекина выйти из зоны комфорта и начать согласовывать продажи оружия, строительство инфраструктуры, а также военные учения и планирование. Не обойтись без более энергичных усилий по обеспечению безопасности региональных институтов и организаций (например, ПИП и ЕАЭС). Региональным игрокам пора действовать сообща, потому что это отвечает будущим интересам региона. Времени терять нельзя.


 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

09.06.2021 08:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Жоомарт Рахатович Сапарбаев

Сапарбаев Жоомарт Рахатович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$1 миллиард

составил объем денежных переводов из России в Киргизию в 2012 году

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30