90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Зачем Таджикистану нужна срочная приватизация государственных предприятий?

18.06.2021 15:00

Общество

Зачем Таджикистану нужна срочная приватизация государственных предприятий?

Государственные предприятия нерентабельны, не платят налоги, постоянно требуют льготы, подавляют конкуренцию и плохо обслуживают потребителя, отмечает главный редактор Представительства Института по освещению войны и мира (IWPR) в Таджикистане Марат Мамадшоев. По его мнению, Таджикистан должен ускорить приватизацию, чтобы избавиться от этих неэффективных предприятий.

Источник: Зачем Таджикистану нужна срочная приватизация государственных предприятий?

Роль госпредприятий в таджикской экономике

Государственные предприятия (ГП) фактически доминируют в промышленности Таджикистана. По данным Всемирного банка (ВБ) на май 2019 года, государственные предприятия и компании составляли основную часть промышленного сектора Таджикистана, производя более 70 процентов от общего объема промышленного производства. По состоянию на 2016 год насчитывалось около 908 государственных учреждений и предприятий с мажоритарным долевым участием государства. 

При этом, по мнению экспертов ВБ, «государственные предприятия активно работают в тех секторах экономики Таджикистана, где частное участие возможно и экономически жизнеспособно». Из 28 секторов экономики Таджикистана 21 характеризуется наличием государственных предприятий, что значительно выше среднего показателя по Организации экономического сотрудничества и развития (13,7).

Государственные компании теоретически принадлежат всем гражданам страны, которые должны в опосредованном виде быть выгодоприобретателями от их деятельности. Например, в виде роста пополнений в бюджет, который в свою очередь должен приводить к росту пенсий, социальных пособий, ускорению строительства современных дорог, получению качественных услуг и т.д.

Общество имеет полное право требовать от менеджеров госпредприятий прозрачности и эффективности.|Исходя из этого, особенно важно проанализировать насколько эффективно эти предприятия управляются, и кто в реальности является главным выгодоприобретателем.

Трансформация взглядов на приватизацию

В начале нулевых президент Эмомали Рахмон периодически декларировал важность приватизации. Например, в парламентском послании 2005 года президент заявил, что «одним из основных условий перехода к рыночной экономике является приватизация государственной собственности». Однако в дальнейшем упоминания о приватизации исчезают из посланий.

В послании за 2020 год о приватизации упомянуто всего в одном предложении. В посланиях с 2010 по 2019 годы такого слова вообще нет.

А в феврале 2009 года парламент принял закон «О приватизации», который запретил приватизацию Нурекской и Рогунской ГЭС, а также «ТАЛКО», признав их объектами государственной и стратегической важности.

Формально, озвучены планы приватизации в ближайшем будущем крупнейших монополистов – ОАХК «Барки точик», ГУП «Железная дорога», ГУАП «Таджик Эйр», ОАО «Таджиктелеком», ОАО «Телерадиоком», ОАО «Таджикхимпром».

Однако, никаких подвижек в этом направлении нет.

Приватизация последних лет свелась к продажам нескольких мелких объектов.

А теперь попробуем конкретизировать из чего состоят минусы государственных предприятий.

Госкомпаниям льготы, остальным закон

Статья 12 Конституции Таджикистана гарантирует «равноправие и правовую защиту всех форм собственности, в том числе частной».

Однако вопреки этому государственные предприятия Таджикистана, в сравнении с частными компаниями, пользуются самыми различными льготами.

Например, они получают электроэнергию от «Барки Точик» по более низким ценам. Таджикская алюминиевая компания (ТАЛКО), одно из крупнейших государственных предприятий, потребляет от 25 до 50 процентов всей электроэнергии, производимой в Таджикистане. Она получает электроэнергию по 7,2 дирама (около 0,006 доллара США) за квт/ч с мая по сентябрь и 11,8 дирама с октября по апрель (примерно 0,010 доллара) в сравнении с 40,99 дирама за квт/ч (около 0,04 доллара) для других промышленных потребителей (которые обычно подключаются к сетям с более низким напряжением).

Государственные предприятия Таджикистана также имеют льготный доступ к земле и сырью, а некоторые из них получают финансирование с достаточно гибкими правилами погашения, которое недоступно частным компаниям. Но даже при этом государственные предприятия «ухитряются» не платить по кредитам. Общие обязательства восьми крупнейших государственных предприятий составили в 2016 г. 5 млрд. сомони, что эквивалентно примерно 9,2 процента ВВП в 2016 году. Задолженность только «Барки Точик» составляет около 97 процентов от общей непогашенной суммы.

Льготы госпредприятиям деформируют рыночные институты в стране, в том числе, механизм ценообразования.

Без равенства всех форм собственности конкуренция невозможна. Также нереален приход частных инвестиций в экономику, где их заведомо ждет дискриминация.

Государственные монополисты работают по принципу «и так сойдет»

Ряд крупнейших государственных предприятий Таджикистана одновременно является монополистами. Компания «Таджикские железные дороги» доминирует в секторе железнодорожных перевозок, «Барки Точик» обладает монополией на производство, передачу и распределение электроэнергии.

Госкомпании-монополисты устанавливают необоснованно высокие цены на ряд товаров и услуг, которые важны для потребителей. «Таджик Телеком» обладает монополией на национальные стационарные телефоны и фиксированную магистральную инфраструктуру. С 2018 года только этой компании разрешено покупать интернет в соседних странах и потом продавать его другим таджикским провайдерам Интернета и мобильной связи. В результате цены на Интернет в Таджикистане одни из самых высоких в мире, а мобильный интернет один из самых медленных в мире.

В сетях электрокомпании «Барки точик» постоянно происходят аварии. Также часты жалобы потребителей на сервис и цены другого государственного предприятия – «Таджик эйр». А международные аэропорты Душанбе, Худжанда и Куляба являются одними из 4 самых дорогих аэропортов региона.

Существование госкомпаний, которые почти всегда пользуются поддержкой госаппарата подавляет конкуренцию и мешает складыванию рыночных отношений.

Госпредприятия не могут даже заплатить налоги

Несмотря на все льготы и административную поддержку практически все государственные предприятия нерентабельны и неэффективны.

Например, таджикский алюминиевый завод – в прошлом одно из наиболее крепких предприятий, за последние десятилетия постоянно снижает производство продукции.

Если в 2007 году предприятие произвело 421,5 тысяч тонн алюминия, то в 2019 году, согласно данным самого ТАЛКО, этот объем составил 100,8 тыс. тонн, то есть в четыре раза ниже показателей за 2007 год.

Многие из государственных предприятий не в состоянии даже заплатить налоги.

Почти все крупные должники по выплате налогов в бюджет Таджикистана являются госкомпаниями.

Среди них «Таджиктелеком», ОАО «Рогунская ГЭС», Таджикская алюминиевая компания, Сангтуда-1, душанбинский аэропорт, «Талко Ресурс» и «Алюминсохтмон».

Таким образом, шесть из семи должников (кроме Сангтуды-1, в которой таджикское государство владеет только 25 % акций) являются государственными компаниями.

Совокупные долги вышеуказанных предприятий равны 291 млн сомони (свыше 25,5 млн. долларов США), что составляет 33% в общем объеме налоговой задолженности (75 млн. долларов). Объем задолженности по налогам увеличился в течение 2020 года на 303 млн. сомони (около 26,5 млн долларов).

При этом власти постоянно прощают долги этим компаниям или дают им отсрочку.

Например, в сентябре 2015 года правительство Таджикистана отсрочило выплату налоговых задолженностей для государственного провайдера телефонной и мобильной связи ОАО "Таджиктелеком" на сумму 12,1 млн долларов.

17 февраля текущего года правительство Таджикистана списало долги «Барки точик» на сумму около $500 млн. В настоящее время размер всех долгов энергохолдинга перед Минфином составляет 22 млрд. сомони (около 2 млрд долларов). Во Всемирном банке считают, что долги госпредприятий представляет собой серьезную угрозу для финансовой стабильности и, следовательно, необходимо установить контроль на самом высоком уровне.

Непрозрачность и коррупция

Таджикские государственные предприятия совершенно непрозрачны. В качестве примера можно привести историю принудительно-добровольных продаж акций ОАО «Рогунская ГЭС». Тогда власти уверяли что в какой-то момент акционеры получат дивиденды. Однако прошло 10 лет, но никаких дивидендов никто не получил и люди ничего не знают о судьбе вложенных средств.

Лучшей иллюстрацией этой непрозрачности является раздел сайта «Финансовые отношения»  открытого акционерного общества «Рогунская ГЭС», где на трех языках написано: «Страница находится в стадии заполнения».

Отсутствие прозрачности в свою очередь создает условия для коррупции, о реальных масштабах которой мы можем только догадываться.

Можно много говорить о том, что проблему можно решить, улучшив управление собственностью. Например, создав единый орган управления, набрав на конкурсной основе для каждого предприятия совет директоров, повысив степень прозрачности и подотчетности обществу и т.д.

Однако, непонятно каким образом, за счет каких ресурсов удастся исправить ситуацию?

Кадры управленцев примерно те же самые, уровень их образования и мотивации примерно тот же. Так, за счет чего можно будет добиться позитивных результатов?

Заметим, что в соседнем Кыргызстане подобные меры не принесли результата. В декабре 2017 года Жогорку Кенеш КР вынес постановление «об эффективности управления государственной собственностью» в котором признало провал политики в этом направлении.

«Опыт Кыргызстана в сфере управления государственным имуществом насчитывает четверть века, однако характеризовать эту сферу как эффективную и успешную сложно. Как показывает практика, ключевые проблемы эффективного управления в этом секторе так и остаются нерешенными», - говорится в постановлении.

Еще одна цитата из документа: «большое количество государственных предприятий наряду с непрозрачными условиями их функционирования и неизвестными для общества результатами их деятельности свидетельствуют о слабой эффективности использования ими государственных средств и недостаточном контроле за ними.

В мае власти КР объявили о масштабной приватизации.

Вице-премьер КР, министр экономики и финансов Улукбек Кармышаков в интервью «Биринчи радио» 10 мая вновь признал, что «опыт Кыргызстана в период независимости выявил, что государственные ведомства не могут продемонстрировать свою эффективность». «Поэтому частные субъекты смогли получить куда больше прибыли», - заявил Кармышаков.

В чем причина отказа от приватизации?

В принципе, все что мы сказали ранее это достаточно очевидные вещи. Напрашивается вопрос: почему власти отказываются от приватизации неэффективной государственной собственности?

Прежде всего, потому что собственность - это власть, от которой никто добровольно отказываться не будет. Сам институт собственности это три полномочия -  владения, пользования, распоряжения. В случае с государственной собственностью мы видим, что фактическим ее собственником является верхушка чиновничества, которая имеет полномочия пользоваться ей и распоряжаться.

Например, формально все граждане являются собственниками автомобиля, принадлежащего тому или иному государственному органу. Однако, ездит на нем в лучшем случае чиновник этого органа и в лучшем случае по делам службы. Зачастую, этот автомобиль использует его семья или просто хорошие знакомые. Для остальных граждан владение этим автомобилем всего лишь фикция. В какой-то момент министр вместе с другим уполномоченными лицами может списать этот авто и продать его своим знакомым.

В случае с государственной собственностью чиновники лишены рисков.

В отличие от этого частное предпринимательство - это всегда риск. Риск того, что ты сможешь разориться и потерять все.

В случае с государственной собственностью чиновники лишены рисков. Они управляют ей, часто извлекают из этой ситуации прибыль, при этом лично сами ничем не рискуя и не неся ответственность.

Для чиновников неважно, что убытки от работы этих предприятий покрывает общество. Важно, что лично они могут пользоваться ей и периодически отрывать от нее кусочки и перекладывать их в свой карман. Например, размещая заказы у нужных людей, принимая решение о продаже объектов и т.д. По этим причинам чиновники стремятся заморозить ситуацию и отложить принятие решений.

Мотивы чиновников понятны. А мотивы граждан?

Нежелание чиновников отдавать собственность, на мой взгляд, не самая большая проблема. Хуже этого распространенный среди многих граждан стереотип о том, что нужно всячески защищать институт государственной собственности, прежде всего, на средства производства и не допускать приватизации.

Социологических опросов на эту тему нет. Однако, подобные рассуждения можно часто заметить в экспертных комментариях, где новости о приватизации или акционировании госпредприятий воспринимаются с настороженностью и обязательно говорится о  необходимости сохранения за государством «контрольного пакета акций».  

Простой вопрос: какой инвестор согласится вложиться в предприятие, чтобы работать с чиновниками, у которых есть «контрольный пакет акций» и который из-за этого может навязывать инвестору свою волю?

Конечно, в других странах мира можно найти примеры эффективных государственных компаний. В тех же скандинавских странах, например. Однако, для этого нужен совершенно другой уровень прозрачности и менеджмента. В существующих реалиях страны общество не способно обеспечить контроль за деятельностью государственных предприятий.

Мы не сможем добиться того, чтобы административные органы одинаково относились ко всем хозяйствующим субъектам всех видов собственности.

Для этого в обществе должны быть сильно развитые гражданские институты и высоко развитая политическая культура участия.

По этим же причинам будет сложно добиваться того, чтобы приватизация прошла максимально прозрачно и эффективно. Конечно нужно бороться всеми законными способами за прозрачность процессов оценки госсобственности и проведения тендеров.

Однако, выдвигая заведомо нереалистичные требования к приватизации, мы тем самым фактически откладываем её и замораживаем ситуацию.

Тем более, что более или менее рентабельные предприятия уже приватизировали «нужные люди». Остались предприятия, которые требуют капитальных вложений, больших организационных, даже интеллектуальных усилий при наличии серьезных рисков что эти предприятия смогут «взлететь». И можно предположить, что поэтому планы приватизации этих монстров всегда откладываются в долгий ящик.

Отсюда и вытекает главная рекомендация: необходимо работать с общественным мнением, развенчивать старые и новые мифы, связанные с государственной собственностью на средства производства.

Людям необходимо понять, что в настоящее время огромная собственность, принадлежащая государству, используется неэффективно или даже лежит без движения. Это цеха и оборудование, стоящие без работы, самолеты, которые не летают, помещения, которые простаивают и т.д. Вместо того чтобы приносить доход обществу, эта собственность каждый день несет ему убытки. Без общественного контроля этот сектор будет постоянно расти, уничтожая в зародыше ростки конкуренции в экономике.

Сами эти предприятия с годами теряют кадры, их инфраструктура ветшает, объемы производства товаров и услуг сокращаются. Через несколько лет они вообще не будут ничего стоить. 

Не будем забывать, что тот же самый ЕКЦ родился в результате симбиоза административного ресурса и госпредприятия.  

От этого чемодана без ручки нужно быстрее избавиться. Он слишком токсичен. Если на уровне экспертного и гражданского общества будет достигнут консенсус по этому вопросу, тогда возможно и удастся повлиять на политику в этой сфере. Да, государственная собственность где-то нужна. Например, в объектах инфраструктуры. Например, нельзя передавать единственную дорогу общереспубликанского значения в руки частной компании. Но всякий раз необходимость государственной собственности надо доказывать.

А преобладать в экономике должны формы частной и коллективной собственности, которые не имеют доступа к государственному администрированию и которым сложнее монополизировать рынки.

Приватизация в условиях нынешнего Таджикистана нужна не столько для того, чтобы улучшить финансовое положение страны. Она нужна для того чтобы минимизировать ущерб для экономики от существования этих монстров-монополистов.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

18.06.2021 15:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
2741

человек работает в компании "Кумтор" на 1 января 2013 года

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31