90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Трудовая миграция из Центральной Азии: постоянно рассчитывать на Россию – ошибочная стратегия

23.06.2021 13:30

Политика

Трудовая миграция из Центральной Азии: постоянно рассчитывать на Россию – ошибочная стратегия

Правительствам стран Центральной Азии следует усилить меры по диверсификации маршрутов трудовой миграции, считают участники региональной экспертной встречи аналитической платформы CABAR.asia

Трудовые мигранты из Центральной Азии, прежде всего, Таджикистана и Кыргызстана вносят важный вклад в экономику своих стран. Денежные перечисления мигрантов составляют около 30% финансовых средств от ВВП Кыргызстана и Таджикистана.

Источник: Трудовая миграция из Центральной Азии: постоянно рассчитывать на Россию – ошибочная стратегия

Эти средства являются источником средств существования для многих домохозяйств, они помогают стабилизировать курс местных валют и фактически являются постоянным источником инвестиций в экономику Кыргызстана, Таджикистана и в некоторой степени Узбекистана.

Например, в правительстве Таджикистана на днях был утвержден план мероприятий по реализации Концепции привлечения зарубежных соотечественников в качестве партнёров по развитию отечества на 2021-2025 годы. Власти рассчитывают привлечь средства мигрантов в экономику республики.

В апреле текущего года МВД России потребовало, чтобы все нелегальные мигранты покинули ее до 15 июня или встали на новый учет.

По данным МВД России, общая численность нелегальных мигрантов составляет около

1,1 млн человек, большинство из них – выходцы из Центральной Азии. Правительство РФ обратилось к правительствам стран ЦА с просьбой содействовать в легализации своих граждан на территории РФ.

Эту тему эксперты подробно обсудили на экспертной онлайн-встрече, организованной аналитической платформой CABAR.asia.

Нужна диверсификация маршрутов миграции

По данным Нурбюбю Керимовой, главы Общественного совета Государственной службы миграции правительства Кыргызстана, в миграцию уезжают более 20 % экономически активного населения, в основном, молодежь в возрасте от 18 до 29 лет. Около 40% мигрантов – это женщины. Среди мигрантов преобладают жители южных областей, где высок уровень безработицы.

«Без денежных переводов трудовых мигрантов эти регионы еще больше обеднеют», – сказала Керимова.

Благодаря членству КР в ЕАЭС у кыргызских трудовых мигрантов есть некоторые преимущества в сравнении с выходцами из Таджикистана и Узбекистана. Тем не менее, многие из них испытывают финансовые трудности, часто не могут найти работу.

Нурбюбю Керимова отметила слабые стороны в стратегии по трудовой миграции, что приводит к большим проблемам в различных областях. В частности, слабая миграционная стратегия государства, проблемы оттока населения с приграничных территорий, в результате чего происходит «сползание» границ, дефицит квалифицированных специалистов, особенно в отдаленных регионах, положение женщин-мигранток, ремигранток и т.д.

Эти и другие проблемы государством рассматриваются слабо, хотя в последнее время их число увеличивается.

«Массовые миграционные потоки ограничены только двумя направлениями и любые изменения экономической ситуации и в миграционной политике в странах назначения повлекут изменение ситуации в Кыргызстане», – отметила Керимова.  

Из-за пандемии денежные переводы в Кыргызстан снизились в 2020 году на 15 млн. долларов, в среднем каждый мигрант перечисляет домой около 3 тысяч долларов в год. И эти деньги тратятся на товары и услуги первой необходимости за счет заработков за рубежом труженики обеспечивают свои семьи и родственников, пересылая достаточно большие объемы финансовых средств.

По мнению Керимовой, маршруты перемещения трудовых мигрантов может поменяться. Уже сегодня кыргызские граждане уезжают на заработки не только в Россию и Казахстан, но и в страны Запада, дальнего зарубежья.

Она рекомендует правительству сделать миграционную политику управляемой сферой политической ответственности государства перед своими гражданами и предложила ряд мер, как создание единого уполномоченного органа по вопросам миграции, труда и занятости и другие.

«Государство должно прогнозировать и быть готово прийти на помощь своим гражданам – трудовым мигрантам, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Приближается 15 июня, и на территории РФ остаются более 115 тысяч граждан Кыргызстана, из других стран наверно больше, а государство не знает, что делать с этими мигрантами, потому что внутренний рынок, он перенасыщен», – сказала она.

Выбор между плохим и очень плохим сценарием

Закрытие границ из-за пандемии и меры самоизоляции крайне негативно также отразились на положении таджикских мигрантов, сказал эксперт из Таджикистана, Умед Раимдодов, заведующий отделом Государственного учреждения «НИИ труда, миграции и занятости населения» при Министерстве труда, миграции и занятости РТ.

По его словам, около 350 тысяч трудоспособных граждан не могли выехать во временную трудовую деятельность в другие государства в 2020 году. Количество выехавших из Таджикистана в Россию трудовых мигрантов сократилось на 77%, а в Казахстан на 53%.

НИИ труда, миграции и занятости населения при Министерстве труда, миграции и занятости РТ провело исследование среди не выехавших трудовых мигрантов. Оно охватило 840 возвратившихся мигрантов и выявило такие проблемы, как психологический стресс, сложности с нахождением работу, ухудшение финансового положения, рост задолженности перед банками и т.д.

Исследование показало, что самый высокий уровень безработицы в Горно-Бадахшанской Автономной Области, примерно 70% вернувшихся мигрантов не смогли найти работу, и Хатлонской области, где около 60% мигрантов не могли найти работу.

Таджикский эксперт говорит, что в условиях сокращения вакансий в России, таджикские трудовые мигранты не имеют большого выбора на рынках труда. Однако на родине шансов найти достойный заработок еще меньше.

«Из-за пандемии таджикский рынок труда находится в более плачевном состоянии. Поэтому отныне каждый трудовой мигрант окажется перед большим сценарием между плохим и очень плохим сценарием своей жизни. Трудовые мигранты, как правило не имеют никаких финансовых накоплений, позволяющих им выжить в кризисный период. Они вынуждены искать любую работу. Если сейчас всех мигрантов, оставшихся в России, решат вернуть домой, то это усилит напряжение на рынке труда и давление на социальные службы в стране», – говорит Раимдодов.

По прогнозам Раимдодова, в ближайшее время может произойти выдавливание таджикских трудовых мигрантов с российского рынка труда в больших городах. Стоит ожидать роста теневого рынка труда, когда иностранные трудовые мигранты будут конкурировать с россиянами, и в этом случае, им будут предлагаться более низкие ставки оплаты почасового труда, на которые они будут согласны. Также, как и готовность работать в тяжелых условиях, в том числе с опасностью для жизни.

«Наше правительство, которое, конечно, понимает, как сложилась ситуация, предпринимает меры по снижению рисков. Для перенаправления потоков трудовых мигрантов при министерстве создано госучреждение «Тоджиквнештруд», которое с прошлого года начало свою работу по организованному набору и отправке трудовых мигрантов в Польшу, в Турцию. А сейчас у них есть соглашение с Румынией», – отметил Раимдодов.

Кроме того, в стране действует около 20-ти частных агентств занятости (ЧАЗ), которые занимаются организованной отправкой рабочей силы из Таджикистана в другие государства.

«Однако институтом миграции недавно были выявлено, что многие частные агентства в период пандемии потеряли свои доходы, разорились из-за закрытых границ, они не смогли отправлять трудовых мигрантов. Участвующие в опросе ЧАЗы сообщили, что большинство из них в настоящий момент перенаправляют свою работу в страны Европы, Канады и США», – отметил Раимдодов.

Другой эксперт из Таджикистана, экс-руководитель Миграционной службы Министерства труда, миграции и занятости населения Таджикистана, Анвар Бабаев, предложил вести работу правительствам стран ЦА и Российской Федерации в области упрощения миграционной политики.

«В наших странах есть банк данных по нежелательным лицам. Это лица, которые имеют за собой тяжкие преступления и им въезд в ряд стран запрещен. Одновременно имеется список «запретников», который составляет сотни тысяч человек. Для того, чтобы улучшить демографическую ситуацию в странах СНГ, в частности, в Российской Федерации, нельзя наказывать мигрантов дважды. За одно нарушение нужно применить штрафные санкции, и этого достаточно. Без депортации и выдворения. Таким образом, мы могли бы сохранить эти трудовые потоки в Россию и одновременно поощрять трудовых мигрантов, чтобы они могли участвовать в развитии экономики стран пребывания и назначения», – сказал Бабаев.

Узбекские власти пересмотрели подход к мигрантам

По словам Темура Умарова, аналитика из Узбекистана, консультанта Московского центра Карнеги, в современном глобальном мире миграционные процессы необратимы.

«Пандемия немного притормозила их, но в целом мало что может им помешать. С точки зрения политических режимов стран Центральной Азии прерывать этот миграционный процесс нецелесообразно. Для нынешнего политического руководства в Узбекистане, в частности, это даже положительный эффект», – говорит Умаров.

Он напомнил, что предыдущий президент Ислам Каримов негативно относился к миграции.

По словам Умарова, из Узбекистана только официально в 2019 году около миллиона граждан, выехали на работу в Россию, и этот показатель сократился вдвое уже в 2020 году.

«Сейчас эти цифры немного восстанавливаются. Второе – это денежные перечисления, и они тоже вдвое упали за пандемийный год. Но сейчас Узбекистан демонстрирует положительную динамику перераспределения избытков своих трудовых ресурсов за пределы Российской Федерации. Эти цифры также показывают насколько сильно Узбекистан завязан на России с точки зрения трудовой миграции», – отметил Умаров.

По мнению Умарова, на процессы трудовой миграции больше повлияла смена власти пять лет назад в этой стране, нежели пандемия.  

«С тех пор мы видим, как руководство Узбекистана пересмотрело свой подход к мигрантам. Изменилась риторика, были предприняты ряд шагов по облегчению выезда граждан из страны и был предприняты другие меры. Были открыты центры по подготовке мигрантов внутри страны, куда могли прийти все желающие, получить всю необходимую информацию, заключить какой-то контракт с принимающей стороной. Были предприняты шаги для того чтобы миграционные потоки не прерывались. Кроме того, правительство Узбекистана стало договариваться с другими странами для того, чтобы диверсифицировать эти потоки, в первую очередь, это соседние страны такие, как Казахстан, но и другие страны, как Южная Корея, страны Ближнего Востока, Япония, Евросою, Израиль и т.д. Если еще пять лет назад было сложно выехать легально, то сегодня такие инструменты у них есть», – сказал он.

По мнению Умарова, нынешний пандемийный кризис не повлияет на структурный состав миграционных потоков из Узбекистана, правительство не перестанет поощрять трудовых мигрантов уезжать в миграцию.

«Мы увидим в будущем и желание вакцинировать побыстрее всех желающих уехать и другие способы для того, чтобы побыстрее восстановить этот поток. С экономической точки зрения, сейчас правительство себя находит в более сложном положении, чем раньше. Поэтому иметь в своих границах большое количество трудоспособных людей, которые остались без работы, это довольно рискованно для стабильности в целом. Мы уже видим, как руководство пытается изменить ситуацию в стране», – сказал он.  

Три сценария развития миграционной политики в России

Сергей Абашин, российский эксперт, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге отметил, что последний кризис показал, что миграция — это не линейный процесс, на который можно смотреть, как на постоянное увеличение числа мигрантов из стран Центральной Азии и на процесс, который сможет решить проблемы местных рынков труда в этих странах.

«Все думали, что избыточная рабочая сила будет абсорбироваться и приниматься в неограниченном количестве российским рынком труда в России, где имеются свои демографические проблемы. Но сейчас мы видим, что миграция идет волнами, то прибывает, то убывает, возникают новые обстоятельства», – говорит Абашин.

Он сделал вывод, что пиковое значение в 4 миллиона человек из стран Центральной Азии, кроме Казахстана и Туркменистана, которые одновременно находились на территории России, приходилось на 2014 год. Под влияниями экономических кризисов и ужесточения правил миграционной политики это число сокращалось, но к 2020 году миграция практически восстановилась.

Абашин полагает, что нынешний кризис отличается от прежних.

«Он связан не с экономикой, с пандемией, закрытием границ. По последним данным, на май 2021 года на территории России находилось около 2, 5 миллионов иностранных трудовых мигрантов из стран ЦА.  Количество уменьшилось примерно на 35-40 процентов за полтора года. Как реагирует российская власть на это?

Сейчас это противоречивая и двойственная реакция. С одной стороны, мы слышим постоянные жалобы на недостаток трудовых рук иностранных мигрантов, особенно в строительной сфере. И довольно активные призывы и лоббирование открытия границ для того, чтобы мигранты имели возможность вернуться и восполнить дефицит рабочей силы. Но есть и противоположная точка зрения, что миграцию можно поставить под полный контроль, что мигрантов можно заменить российскими гражданами», – говорит Абашин.

Сергей Абашин выделил три возможных сценария дальнейшего развития ситуации на российском рынке труда для мигрантов из стран ЦА.

Первый сценарий предполагает полное восстановление авиа- и наземного сообщения и восстановления миграции в течение года.

Второй сценарий предполагает откладывание вопроса открытия границ. Это будет связано с тем, что готовятся новые правила и новые миграционные решения, которые ужесточат электронный контроль за мигрантами. Еще один сценарий сделать отложенным возвращение мигрантов, по мнению Абашина, это способ поторговаться с Таджикистаном и Узбекистаном за присоединение к ЕАЭС.

Третий сценарий –  введение аналога трудовых виз, визовые системы и какие-то политики сдерживания миграции. Возможно Россия перейдет на жестокий контроль трудовой миграции.

«Какой сценарий из этих трех будет развиваться покажет время и будет зависеть от многих факторов. От того, как будет развиваться экономка, от масштабов демографического спада в России, какова будет политическая ситуация в России. От того насколько силовые органы станут ведущими в политике России и как будут складываться отношения, например, с Таджикистаном и Узбекистаном», – говорит российский эксперт.

Абашин подчеркнул, что лично он полагает, что сейчас в России преобладает точка зрения, что миграцию нужно сдерживать, останавливать и уменьшать.

«Поэтому [наивно] думать, что российский рынок сможет обеспечить избытки трудовых ресурсов из Центральной Азии, к таким перспективам нужно относиться осторожно», – сказал он.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Исламом Каримовым

23.06.2021 13:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Омурбек Токтогулович Бабанов

Бабанов Омурбек Токтогулович

экс-премьер министр Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1200

киргизских сел не имеют доступа к чистой питьевой воде

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31