90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Обзор мировых СМИ о Центральной Азии

Обзор мировых СМИ о Центральной Азии

В последнее время в зарубежной прессе страны Центральной Азии все чаще упоминаются в контексте ухудшающейся ситуации в Афганистане. Однако в самом регионе происходят не менее важные и интересные процессы.

Слежка за высокопоставленными казахстанскими чиновниками и олигархами

В материале OCCRP рассказывается о шпионской компьютерной программе израильского производства, которое использовалось для слежки за мировыми лидерами, в том числе и за высшими должностными лицами Казахстана. Среди них нынешний президент Касым Жомарт-Токаев, бывший премьер-министр Бакытжан Сагинтаев, и нынешний премьер-министр Аскар Мамин. Помимо них в списке также фигурируют имена как минимум четырех крупных казахстанских политиков, в том числе и имя близкого друга Назарбаева.

Номера телефонов политиков были среди 92 из просочившихся 2000 номеров, связанных с Казахстаном. Эксперты полагают, что эти номера были выбраны для слежения с помощью программы Pegasus – сложного шпионского инструмента, разработанного израильской компанией наблюдения NSO Group. Оператором программного обеспечения похоже является правительство Казахстана.

Среди наиболее известных имен, выбранных для слежки – Булат Утемуратов, когда-то самый богатый человек в Казахстане, близкий друг и советник Назарбаева. В данных фигурирует его номер – вместе с женой, двумя сыновьями и несколькими сотрудниками.

В список также вошли Алибек Кулибаев, племянник зятя Назарбаева Тимура Кулибаева, и двое его личных помощников.

Среди выбранных имен есть также Мухтар Аблязов – беглый оппозиционер, бывший глава казахстанского БТА Банка, которого правительство обвиняет в хищении миллиардов из его казны. Известный противник режима уже девять лет живет во Франции.

В списке по Казахстану также есть номера телефонов, принадлежащих ряду других высокопоставленных чиновников, в том числе и губернаторам областей, бывшим и нынешним министрам и главам государственных компаний.

Десятки цифр говорят о том, что шпионили практически за всем режимом Назарбаева сверху донизу, причем, скорее всего, со стороны собственных служб безопасности.

NSO Group постоянно заявляет, что их программное обеспечение продается только правительствам стран и только с целью слежки за преступниками. Компания отказалась подтвердить или опровергнуть, было ли правительство Казахстана их клиентом, и заявила, что не имеет доступа к записям своих клиентов, за исключением случаев злоупотреблений.

Косметическая реформа выборов акимов в Казахстане

25 июля во многих селах Казахстана прошли выборы акимов городов районного значения, глав местных исполнительных органов поселков, сел. Сетевое издание The Diplomat рассказало об особенностях данных выборов.

Ранее 25 мая этого года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев издал указ, разрешающий прямые выборы акимов сел по всей стране. Указ стал последним шагом в долгом, медленном процессе ослабления бразд правления на местном уровне в Казахстане. Еще в апреле 2013 года первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев добился избрания акимов сел опосредованно местными представительными органами, а кандидатов отбирали руководители районов. До этого акимы сел назначались с центра, как и в случае с акимами крупных городов и вышестоящих административных единиц.

Автор материала отмечает, что в Казахстане, где партия «Нур-Отан» долгое время доминирует в сфере контролируемой конкуренции, данные местные выборы мало говорят о жизнеспособности оппозиционных партий.

Хотя только 38 процентов кандидатов баллотировались от партий, у многих независимых кандидатов были проблемы с регистрацией. В итоге около 85 процентов победителей местных выборов – 627 кандидатов – являются членами правящей партии «Нур-Отан». Правящая партия опубликовала на своей странице в Facebook, что еще 65 независимых кандидатов, победивших в выборах, связаны с партией, а это означает, что партия «Нур-Отан» почти полностью победила на местных выборы.

Как отмечает автор, прямые выборы сельских акимов — это еще один пример косметической реформы, проводимой во имя «слышащего государства» Токаева. Подобно реформе закона о мирных собраниях, принятого в июне 2020 года, которое лишь незначительно ослабила ограничения, сохранив при этом способность государства ограничивать свободу собраний казахстанцев, прямые выборы сельских акимов выглядят как важный шаг на пути к демократизации без фактического изменения сути местного управления и политического участия.

В Москве обеспокоены неосманизмом Анкары

Иранское издание Javan пишет о геополитических амбициях, влиянии и теневом сотрудничестве Турции со странами Центральной Азии. В частности, иранское СМИ приводит пример исчезновения в Бишкеке в мае 2021 года Орхана Инанды, гражданина Турции и Кыргызстана, директора сети турецких образовательных учреждений. Непонятное исчезновение Инанды и отсутствие каких-либо сведений о нем вызвало волну недовольства и протестов в Бишкек и в других странах. О его судьбе было неизвестно пока служба безопасности Турции 5 июля не заявила о том, что похищенный был вывезен на территорию Турции. Немного позже и президент Турции Реджеп Эрдоган также подтвердил, что Инанды был принудительно возвращен на территорию Турции в результате спецоперации.

После этого МИД Кыргызстана вручило послу Турции в Бишкеке ноту протеста. Многие заговорили о том, что деятельность Турции на территории государств-«младших партнеров Анкары» в центральноазиатском регионе имеет слишком много теневых сторон, зашла «слишком далеко» и ее необходимо очень тщательно расследовать, если вообще не приостановить. На самом деле, после всех официальных заявлений и появившихся комментариев, а также акций протеста, прошедших в столице Киргизии, встает много вопросов относительно произошедшего.

Иными словами, «теневая роль Турции» в Центральной Азии, включая и Кыргызстан, стала уже настолько заметной, что страна даже не считает себя ответственной за произошедший инцидент с Инанды. Некоторых аналитики считают, что данная теневая роль станет в будущем только сгущаться, и, несомненно, окажет серьезный вызов традиционному российскому влиянию.

Последняя фаза карабахского конфликта показала и другим государствам-членам Совета сотрудничества тюркоязычных стран центральноазиатского региона, что они тоже, как и Азербайджан, могли бы активнее развивать военное сотрудничество с Анкарой в надежде получить относительно дешевое, но в то же время достаточно современное вооружение. Это уже представляет собой ощутимую угрозу Москве, привилегией которой все прошлые годы фактически оставалась быть единственным поставщиком этим государствам вооружения.

Ряд комментаторов и аналитиков склонны трактовать недавнюю, в начале апреля 2021 года, встречу министра иностранных дел России Сергея Лаврова и его туркменского коллеги, Рашида Мередова, именно в данном ключе — как попытку Москвы воспрепятствовать новым возможностям Турции укреплять свое влияние в Центральной Азии, на этот раз через экспорт вооружения. То есть, косвенно, по сути, последние события в Нагорном Карабахе и ситуация с «похищением» турецкого и одновременно киргизского гражданина могут стать тем самым мостом к новому усилению влияния Турции «по ту сторону Каспия», от чего ей еще недавно пришлось отказаться в угоду Китаю.

Однако есть и иное обстоятельство, которое в данной связи также не следует забывать: отношения между элитами могут действительно быть столь «доверительными» и «особыми», однако протесты в Бишкеке в связи похищением Орхана Инанды, о которых речь шла в начале статьи, показывают, что далеко не все в республике довольны «теневой ролью Турции», о которой говорят эксперты. К этому можно добавить и другое: у Москвы не меньше, чем у Анкары, есть рычаги влияния на политические элиты тюркоязычных государств региона, которые она также имеет возможность задействовать, если ощутит, что какая-то иная сила будет представлять угрозу или бросать вызов ее традиционным интересам в Центральной Азии.

Волна COVID-19 ударила по элите Таджикистана

Газета Washington Post в материале про эпидемиологическую ситуацию в Таджикистане рассказала о всплеске случаев заболеваемости COVID-19 в стране. В статье говорится, что последняя волна коронавируса, первоначально отрицаемая властями, ударила по богатым и влиятельным семьям в Таджикистане. Washington Post со ссылкой на таджикские сми, пишет, что болезнь не миновала и членов семьи президента страны. В частности, после того как сестра президента Таджикистана скончалась в больнице от вируса COVID-19, трое ее сыновей напали и избили министра здравоохранения страны и старшего врача. Их возмущение вызвало заключение иностранных специалистов о том, что способ лечения пациентки таджикскими врачами был неправильным.

Инцидент произошел всего через несколько недель после смерти свекрови президента Эмомали Рахмона, которая, как сообщается, также была заражена COVID-19. Правительство столкнулось с критикой из-за отрицания и бездействия после распространения коронавируса в стране в прошлом году, а также из-за неспособности властей остановить новую катастрофическую волну заражений.

Когда в начале прошлого года COVID-19 распространился по региону, органы здравоохранения в течение нескольких месяцев отрицали, что болезнь даже присутствовала в пределах Таджикистана.

В последние месяцы правительство заявило, что выиграло битву с коронавирусом несмотря на то, что сообщения об увеличении числа случаев заболевания увеличились в социальных сетях. Когда власти отрицали новый всплеск заболеваемости до середины июня, некоторые в Таджикистане начали публиковать свои положительные результаты тестов в интернете, в то время как клиники ежедневно сообщали о десятках положительных случаев.

В конце июля США доставили в Таджикистан 1,5 миллиона доз вакцины Moderna. По данным органов здравоохранения Таджикистана, 460 000 из 9,3 миллиона человек в стране уже вакцинированы.

Таджикистан на линии фронта

В газете Washington Post задаются вопросом почему растущий хаос в Афганистане тревожит лидеров Таджикистана и России. В результате всплеска боевых действий на севере Афганистана центральноазиатские соседи страны изо всех сил пытаются предотвратить распространение конфликта через границы, поскольку вывод американских войск приближается к завершающей стадии. Россия тоже с тревогой наблюдает за регионом, который Москва считает частью своей сферы влияния.

1350-километровая граница Таджикистана с Афганистаном уже давно вызывает проблемы. На протяжении десятилетий это был основной маршрут контрабанды наркотиков, когда торговцы курсировали через узкие горные перевалы или подкупали малооплачиваемых пограничников.

В течение многих лет Россию беспокоит наплыв экстремистов Исламского государства и наркотиков в регион. Россия размещала свои силы вдоль границы до 2005 года и, по мнению некоторых аналитиков, хочет восстановить свою хватку.

Россия считает этот регион своей законной политической орбитой. Путин, вероятно, будет сопротивляться любому новому американскому военному присутствию в Центральной Азии после ухода из Афганистана на фоне сообщений о том, что Вашингтон надеется разместить там свои силы.

Администрация Байдена уже обратилась к лидерам Таджикистана, Узбекистана и Казахстана с просьбой о временно разместить афганские семьи с членами, которые работали с США в качестве переводчиков, водителей или других лиц.

Этой же теме посвятило материал российское издание Octagon Media, которое заявляет, что власти России и Таджикистане больше не выражают дежурную озабоченность, а, напротив, в последние дни прямо заявляют об угрозе, исходящей с афганской стороны. Проблема заключается даже не столько в прямом нападении боевиков на приграничные территории, что, впрочем, тоже не исключено, сколько в бесконтрольном переходе десятков тысяч беженцев, среди которых могут затесаться различные террористические элементы.

Однако по мнению российского издания беженцы являются только частью беды. Главной причиной серьёзных переживаний таджикского руководства является фактор домашнего исламизма. На фоне успехов возрождающегося афганского халифата население не самого благополучного Таджикистана с его политикой противодействия различным шариатским нормам с интересом наблюдает за «муджахеддинами» на другом берегу реки Пяндж. Причём уже в буквальном смысле, так как «Талибан» уже овладел почти всей таджикско-афганской государственной границей.

Центральная Азия и Афганистан: старые страхи и актеры, новые игры

Аналитическое издание RUSI пишет о роли ШОС в достижении мира в Афганистане. Отмечается, что несмотря на то, что ШОС создавалась как средство, которое могло, среди прочего, помочь в координации поиска ответов на проблемы, исходящие из Афганистана, организация в итоге не справилась с данной задачей.

Пекин стремился подтолкнуть ШОС к активным действиям в Афганистане, включив эту страну в организацию в качестве члена-наблюдателя и способствуя созданию Контактной группы ШОС-Афганистан, но эти усилия были безуспешны. В конечном итоге Пекин переключился на установление двусторонних отношений с различными партнерами по Афганистану, чем через ШОС.

Недавняя поездка министра иностранных дел Китая Ван И по региону еще раз подчеркнула данный подход. Он присутствовал на саммите ШОС в Душанбе, Таджикистан, остановился в Ташкенте на региональной конференции по безопасности и завершил свою поездку в Ашхабаде. В каждой стране китайский министр проводил двусторонние переговоры на высоком уровне и в расплывчатых выражениях говорил о совместной работе по Афганистану, уделяя особое внимание безопасности границ, сотрудничеству с данной страной. Никаких четких или новых ответов не было предложено в формате ШОС.

В то же время США участвовали в ряде мероприятий в регионе. Накануне ташкентской конференции по Центральной и Южной Азии США провели последнюю сессию в формате C5 + 1, в которой приняли участие министры иностранных дел пяти стран Центральной Азии и высокопоставленный представитель США, присутствовавший на конференции. В итоговом заявлении, принятом на встрече, основное внимание уделялось Афганистану, где подчеркивалось желание поощрять торговые связи, улучшать региональные связи с Афганистаном и гарантировать, что эта страна не будет угрозой для C5 + 1 или других государств.

Стремясь подчеркнуть свою особую внешнюю дипломатию, Узбекистан также сумел наладить связи с США в создании новой региональной четырехугольной группировки Афганистан-Пакистан-США-Узбекистан для поддержки «Афганистан-мирный процесс и пост-урегулирование». Однако, что это означает на практике остается неясным, поскольку многое из заявлений повторяет то, что было уже заявлено ранее. США являются крупным инвестором в Центральной Азии, но американцы пока не проявляют особого стратегического внимания к региону.

Чтобы не остаться в стороне, Россия также вступила в игру, щедро предложив предоставить США доступ к своим базам в регионе – шаг, который подчеркивает привычку Москвы забывать о том, что государства Центральной Азии теперь независимы.

Но в то же время Россия объявила о проведении военных учений с узбекскими и таджикскими силами у границ двух государств с Афганистаном, что было встречено странами Центральной Азии с энтузиазмом. После недавней эскалации боевых действий в Афганистане Таджикистан призвал Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – российскую конструкцию, которая стремится сохранить некоторые связи в сфере безопасности, существовавшие в советские времена, прийти ему на помощь. Хотя неясно, отреагирует ли организация сама, но Москва продемонстрировала готовность помочь Душанбе, увеличив свои возможности, в частности, на своей военной базе в стране недалеко от границы с Афганистаном.

Уникальная клептократия

В лонгриде «Уникальная клептократия Туркменистана» (Turkmenistan’s unique kleptocracy) западное издание “Inkstick” рассказывает модели токсичной клептократии в Туркменистане и как международное замешано в этом. Например, Deutsche Bank – крупнейший банк Германии и одно из ведущих финансовых учреждений в мире, владеет банковскими счетами Туркменистана и, несмотря на запросы, отказывается предоставлять информацию о том, почему банк ведет дела с одним из самых жестоких и репрессивных режимов в мире.

До недавнего времени международные финансовые институты, в том числе Всемирный банк, Международный валютный фонд и Европейский банк реконструкции и развития, подыгрывали финансовой фикции Туркменистана. Они опубликовали экономическую статистику, такую ​​как годовой ВВП в долларах и данные об экспорте углеводородного сектора туркменского правительства, без критического анализа данных. По статистике 2015 года, валютные резервы Туркменистана составили 35 миллиардов долларов. Это не объясняет серьезный продолжающийся экономический кризис в стране, при котором основные потребительские товары трудно достать, а рынок иностранной валюты рухнул.

Новое доминирование Китая в Туркменистане

Американское аналитическое издание “Jamestown Foundation” сообщает, что благодаря давнему нейтралитету Туркменистана страна не входит в российские региональные механизмы безопасности, такие как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), что ограничивало уровень влияния, которое Москва могла иметь в этой закрытой центральноазиатской республике. Тем не менее есть сигналы, что сейчас Китай становится доминирующей внешней державой в Туркменистане. Причины усиления влияния Пекина разнообразны.

Во-первых, это уже активное участие Китая в газовом секторе Туркменистана и транзитных маршрутах через эту страну между Китаем и Европой. Другие факторы включают быстрорастущую угрозу талибов для региона Центральной Азии; готовность Ашхабада поддержать Китай в Синьцзяне, потому что, в отличие от других стран Центральной Азии, у страны там нет диаспоры, подвергающейся преследованиям; и все более очевидный интерес Пекина к расширению своего экономического участия в регионе в рамках сотрудничества в области безопасности.

Подтверждением новой роли Китая в Туркменистане стала поездка министра иностранных дел Китая Ван И в Ашхабад в середине июля 2021 года. Повестка визита, которая была запланирована задолго заранее, быстро сместилась с экономических вопросов на меры безопасности.

В давнем разделении труда между Россией и Китаем в Центральной Азии, где Россия до сих обеспечивает безопасность, а Китай предлагает инвестиции, по-видимому, происходят фундаментальные изменения, и этот сдвиг говорит о том, что Китай теперь становится главной внешней державой в Туркменистане. Эта тенденция отражает сближение интересов между ними. С точки зрения Туркменистана, поскольку Ашхабад не входит в ШОС или ОДКБ, страна не может рассчитывать на Москву в своей защите; а теперь, столкнувшись с растущей угрозой со стороны афганских талибов, Туркменистан заинтересован в поддержке другой страны. Принимая во внимание, что Китай не желает рисковать своими и без того крупными экономическими инвестициями в Туркменистан, но также, кажется, желает играть роль доминирующей внешней державы, Пекин более чем горит желанием удовлетворить желания Ашхабада.

Развитие пакистано-узбекских отношений

Отношения между Узбекистаном и Пакистаном в последнее время развиваются, и сотрудничество между двумя важными странами Южной и Центральной Азии находится на подъеме. Издание Eurasia Review пишет, что недавний визит премьер-министра Пакистана Имрана Хана в Узбекистан стал свидетельством того, что два государства расширяют свое многоплановое взаимное сотрудничество. Во время своего двухдневного визита Имран Хан выступил на узбекско-пакистанском бизнес-форуме «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности», Хан выразил надежду на установление связи обоих государств через авиа, автомобильное и железнодорожное сообщение.

В феврале этого года было подписано соглашение о строительстве железной дороги через Термез-Мазари-Шариф-Кабул-Пешавар. Проект увеличит торговлю между тремя государствами и соединит два важных региона, в дополнение к выходу Узбекистана и Афганистана к пакистанским морским портам. Проект рассчитан на пять лет, а его длина составляет 600 километров. Ташкент стремится диверсифицировать свой вариант выхода к морю помимо иранских портов. С другой стороны, Пакистан также получит доступ в Центральную Азию и за ее пределы, к которым страна стремилась с момента обретения центральноазиатскими государствами независимости в начале 1990-х годов. Железная дорога снизит транспортные расходы Пакистана в Россию на 15-20 процентов.

Узбекистан предпочитает железную дорогу Мазари-Шариф-Кабул-Пешавар по двум основным причинам: она самая короткая и соединяет коридор Узбекистан-Кыргызстан-Китай с Европой и Южной Азией.

Среди других причин, борьба США и Ирана также является фактором того, что Узбекистан ищет альтернативу. Ташкент вложил огромные средства в транспортный сектор, чтобы соединить иранские порты с Узбекистаном, но опасается, что эскалация отношений Тегерана с Вашингтоном может дорого обойтись Ташкенту. Однако мир в регионе и особенно в Афганистане имеет важное значение для любой инициативы в области торговли, инвестиций и установления связи.

Легендарная узбекская гимнастка завершила карьеру

Британская газета The Guardian пишет об узбекистанской гимнастке Оксане Чусовитине, которая в 46 лет приняла участие в Олимпиаде в Токио. Как гимнастка в спорте, в котором так долго доминировали подростки, Чусовитина уже была в относительно преклонном возрасте два десятилетия назад, а к 30 годам она считалась полной аберрацией. Тем не менее Токио-2020 знаменует собой восьмую Олимпиаду в ее карьере, длившейся три десятилетия. Завершив тренировку на подиуме, она сказала репортерам в Токио, что это будет ее последняя тренировка.

Чусовитиной было 16 лет, когда она 30 лет назад прорвалась на международную арену на чемпионате мира 1991 года, приехав с советской командой в Индианаполис в качестве запасного. Ее вызвали на замену травмированной одноклубнице Елене Грудневой.

Карьера Чусовитиной охватила четыре сборные: Советский Союз, Объединенная команда в 1992 году после распада Советского Союза, ее родной Узбекистан, Германия и затем снова Узбекистан. В разгар своей процветающей карьеры она переехала в Германию в 2002 году после того, как у ее сына Алишера был диагностирован острый лимфолейкоз, и в конечном итоге она представляла эту страну.

В конце карьеры Чусовитина выиграла 13 мировых и олимпийских медалей вместе, в том числе рекордные девять медалей чемпионата мира по опорному прыжку, а также серебро в Пекине в 2008 году. По сути, она была одной из восьми лучших прыгунов в мире на протяжении большей части своей карьеры, совсем недавно финишировав четвертой на чемпионате мира в 2018 году в возрасте 44 лет. Однако, независимо от того, чем закончится ее международная карьера, она продемонстрировала 30 лет мастерства и высокого класса. Ее наследие гарантировано.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://cabar.asia/ru/obzor-mirovyh-smi-o-tsentralnoj-azii

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
80-е место

занимает армия Казахстана в мировом рейтинге Global Firepower

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31