90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Центральная Азия продолжит спорить из-за Афганистана

14.09.2021 14:00

Политика

Центральная Азия продолжит спорить из-за Афганистана

Страны Центральной Азии по-разному относятся к новой власти в Кабуле. Узбекистан и Казахстан готовы к осторожному сотрудничеству с новым режимом, а Таджикистан осуждает возможное сотрудничество соседей с талибами* (Талибан – запрещен. организация). Эксперты по Центральной Азии рассказали Ia-centr.ru – почему у стран региона нет единой позиции по Афганистану, и признались, что это обстоятельство «создает определенные трудности для России и Китая».

Источник: Центральная Азия продолжит спорить из-за Афганистана – эксперты

Аждар Куртов, российский эксперт по Центральной Азии:

Единой позиции по происходящему в Афганистане нет не только у стран Центральной Азии, но и у других крупных сегментов мировой политики – Европейского союза, геополитического Запада, постсоветских стран, стран ШОС.

Разногласия в подходах вполне очевидны, ведь будущее Афганистана при новой власти трудно спрогнозировать. В стране только закончился очередной этап гражданской войны и едва ли талибы* (члены организации, запрещенной в РФ и странах Центральной Азии) смогут удержать контроль всерьез и надолго. Сейчас они хорошо вооружены, благодаря США, но это лишь временное преимущество. Спустя время ситуация может вернуться к сценарию 90-х годов.

Что касается разногласия в позициях стран Центральной Азии, то в первую очередь, бросается в глаза контрастность мнений Ташкента и Душанбе. Эти разногласия вполне ожидаемы. 

Узбекистан заинтересован в экономических проектах, которые Республика уже осуществила или планирует реализовать в Афганистане. Узбекистан застрахован от проникновения талибов* на свою территорию, и у Ташкента достаточно сил для самостоятельного отражения возможной угрозы.

У Таджикистана ситуация хуже. Во-первых, страна при первом пришествии талибов* и сейчас принимает беженцев. Напомню, что этнические таджики в Афганистане – вторая по численности населения группа в стране. Потеряв часть влияния после разгрома сил сопротивления в Панджшерском ущелье, Душанбе стоит ожидать волну беженцев. Возможно, даже не одну.

Во-вторых, у Таджикистана нет серьезных экономических проектов, связанных с Афганистаном. Время для переговоров между талибским* Кабулом и Душанбе еще не настало. Еще не остыли автоматы, в Афганистане пока неспокойно.

В перспективе, если все мировое сообщество признает талибов*, то у Таджикистана не будет выбора. В этом вопросе серьезную роль будет играть Китай, точнее, фактор Китая в Таджикистане. У Пекина в сотрудничестве с Талибаном* может многое получиться. Китай – это не только сопредельное государство, но и основной инвестор, который через Ваханский коридор сможет осуществлять совместные проекты с Кабулом.

Ваханский коридор стратегически важен и для Таджикистана. Точно так же, как и зависимость от китайских вложений. В том случае, если КНР будет разворачивать масштабные проекты в Афганистане, то Душанбе откажется от своей позиции по Талибану*.

Андрей Казанцев, профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, главный научный сотрудник ИМИ МГИМО:

Странам Центральной Азии желательно сформировать общую позицию по Афганистану. Хотя бы для того, чтобы показать талибам*, что страны региона ЦА представляют собой силу, с которой нужно считаться.

В противном случае тенденция, которая исторически была характерна для многих, и прежде всего пуштунских политических кругов в Афганистане, – смотреть на жителей Центральной Азии свысока, может сыграть негативную роль в отношениях Афганистана с соседями.

Талибское* правительство может начать давление в самых разнообразных формах, вплоть до крайне неприятных. Например, поддержать радикальные исламистские круги в соответствующих странах.

Безусловно, от такого сценария страны Центральной Азии защищает в том числе членство в ОДКБ и наличие двухсторонних отношений по линии военного сотрудничества Узбекистан – Россия.

Сейчас между некоторыми странами региона: Казахстаном и Узбекистаном – с одной стороны, Таджикистаном – с другой, уже наблюдается принципиальное расхождение по ряду позиций. Но тем не менее во время очередной встречи лидеры стран Центральной Азии могут обсудить афганскую проблему в контексте взаимопомощи в борьбе с религиозным экстремизмом, терроризмом, наркотрафиком и т.д.

Это нужно для того, чтобы иметь более скоординированную позицию и разговаривать с Кабулом от лица региона.

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета:

Возможно, согласованная позиция стран Центральной Азии по ряду афганских вопросов нужна, но ее не будет.

Консультации, выработка совместной стратегии и координация действий для государств ЦА – рекомендации из области фантастики. У стран региона очень разные интересы, степень вовлеченности в афганские процессы. В этой ситуации никакой единой позиции выработать невозможно, хотя это не исключает номинальных заявлений от лица всего региона.

Страны Центральной Азии условно можно разделить на две группы. Таджикистан и Узбекистан имеют общие с Афганистаном границы, делят водные ресурсы, имеют общие проекты. Казахстан и Кыргызстан не имеют общих границ и таких связей технического характера, проектов – за исключением, может быть, гуманитарных программ и торговых отношений.

Может быть, по вопросу Афганистана в ЦА будет выработана единая политическая база, чтобы не возникало неловких ситуаций. Вроде таких, какие могли бы возникнуть с приглашением на инаугурацию в Афганистане делегации из Узбекистана. Общая позиция по ряду подобных вопросов была бы очень удобна, чтобы говорить – «либо приглашайте нас всех, либо никого».

Станислав Притчин,старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН:

Непримиримая позиция Душанбе по отношению к новому Кабулу во многом обусловлена внутренней ситуацией в Таджикистане и положением таджиков в Афганистане. Сложно представить, что власти Таджикистана быстро и резко поменяют свои взгляды.

Вместе с тем, Таджикистан активно участвует в мероприятиях по укреплению безопасности своих границ, наравне с Узбекистаном и Кыргызстаном проводит совместные военные учения, планирует обсуждать вопрос безопасности на грядущем саммите ШОС и т.д.

«На земле» страны Центральной Азии придерживаются общего подхода к проблеме Афганистана. Публичные разногласия же активно демонстрируются на дипломатическом уровне.

Нужно четко понимать, что у каждой страны в регионе свои цели. Узбекистану и Казахстану нужно сохранить за собой свою долю экспорта на афганский рынок. Кроме того, Афганистан всегда был для Ташкента стратегически важным направлением для реализации своих проектов.

Узбекистан всегда, что при правительстве Ашрафа Гани ( бежавший президент Афганистана – прим. Ia-centr.ru), что при нынешней власти искал сбалансированную и гибкую позицию в отношениях с Кабулом.

Для России категоричность Душанбе в отношении Афганистана выглядит несколько вызывающе. В случае, если Талибан* займет более жесткую позицию в отношении Таджикистана, чем сейчас – то единственным гарантом безопасности Таджикистана выступит Москва. Таким образом, Душанбе, демонстрируя свою жесткую позицию по Афганистану, втягивает в этот процесс Россию.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

14.09.2021 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
170 см

рост президента Казахстана Н. Назарбаева

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30