90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Почему у либерализма мало поклонников в Азии

10.04.2022 08:00

Политика

Почему у либерализма мало поклонников в Азии

Ущерб, нанесенный региону европейским империализмом, не был забыто – налицо негативная реакция, которая продолжается и по сей день.

Повсюду растут опасения по поводу судьбы либерализма, как ясно дает понять Фрэнсис Фукуяма в своей последней попытке защитить идеалы, которые он однажды назвал "конечной точкой идеологической эволюции человечества".

Недовольство двойными стандартами либерализма и политическое сопротивление имущественному неравенству, порождаемому либеральными, прорыночными правительствами, процветает. Новая форма сильного государственного деспотизма распространяется по всему миру. И, вопреки утверждению Фукуямы о том, что до недавнего времени либерализм был "доминирующим организующим принципом большей части мировой политики", тщательное изучение показывает, что его басня о "конце истории" никогда не была применима к азиатскому региону, где по ряду причин либерализм не смог возобладать.

Рассматриваемый как европейское слово начала XIX века для описания и рекомендации способа смотреть на мир и действовать политически, чтобы решить, что кому принадлежит и как должны управляться люди, обладающие правами, либерализм с самого начала был экспансионистским имперским проектом, сильно повлиявшим на азиатский регион. Аналитики либерального сценария иногда упускали из виду это. Например, классический отчет Карла Поланьи о взлете и падении либерализма в XIX и начале XX веков, "Великая трансформация" (1944) содержит лишь мимолетные ссылки в одном пункте на "британцев и русских… конкурирующих друг с другом в Азии" и на то, как "вторгшиеся армии вынудили Китай открыть свои двери для иностранцев".

Умолчание странное, ибо правда в том, что европейские либералы энергично продвигали идею приобретения колоний и управления ими. Размышления Джеймса Милля об Индии и защита его сыном Дж. С. Миллем идеи империализма как носителя прогресса и цивилизации исторически отсталым народам ("варварам") – лишь два из многих известных примеров.

Несмотря на то, что регион сегодня является домом для многих общепризнанных либералов, либеральных сетей и фондов, репутация либерализма в Азии была навсегда подорвана насильственным хищничеством, развязанным либеральным империализмом. В Индонезии, например, голландские либералы приветствовали имперское правление против "низших рас", вводя новые налоги и законы, ведя сражения, применяя жестокость и подавляя местные восстания. Давняя любовь европейского либерализма к "Левиафану", восходящая к Томасу Гоббсу, оказалась заразительной. После обретения независимости инструменты военного правления, которые этот "Левиафан" помог создать, были завещаны постколониальным правителям, как в Бирме и Пакистане. Исторически сложилось так, что либерализму приобрел дурную славу, за которую, в конечном итоге, будут приноситься публичные извинения – за лицемерие, деградацию и насилие, которые он оставил после себя.

Ущерб, нанесенный народам Азии либеральным империализмом, не был легко забыт, он вызвал негативную реакцию и оставил после себя пестрый набор государств, ни одно из которых не было "либеральным" – если под этим подразумевается приверженность первому принципу, изложенному Джоном Ролзом в "Теории справедливости", что "каждый человек должен иметь равное право на самую обширную систему равной базовой свободы, совместимую с аналогичной системой для всех".

Список известен: имперский "фашизм сверху" или "крутой фашизм" (фраза, придуманная Хасэгавой Незеканом) в Японии; кровавый тоталитаризм в Камбодже; большое количество жестоких светских или коммунистических военных диктатур (Южная Корея, Таиланд, Лаос, Индонезия); коррумпированные монархии (Таиланд); нелиберальная, светская, демократическая республика в Индии; и (как указал Джеймс Скотт в "Искусстве не быть управляемым") общины в горных районах Юго-Восточной Азии, которые сознательно отказались от государственного правления.

Новая Зеландия и Австралия, бывшие колонии с преобладанием белых, считаются региональными исключениями, но их лучше описывать как социал-демократии поселенцев, основанные на массовых убийствах и маргинализации коренных народов. Из пепла либерального империализма не возникло модельного "либерального" политического порядка. Кроме Соединенных Штатов, глобальной империи, воспользовавшейся моментом, претендующей на роль "либеральной" державы – и военного и экономического гаранта того, что стали называть "свободным миром" и "либеральным порядком".

Последние полвека неолиберализма, как его широко называют в азиатском регионе, не улучшили репутацию и привлекательность либерализма, хотя история исторической глубокой привязанности либерализма к собственническому индивидуализму (Ч. Б. Макферсон) сложна. Малазийский антрополог Айхва Онг давно указал, что неолиберализм был принят лишь выборочно и частично, например, в форме регулируемых государством зон свободной торговли, промышленных парков, туристических анклавов и особых экономических зон, ориентированных на глобальные рынки. В Японии разговоры премьер-министра Либерально-демократической партии Фумио Кисиды о "новом капитализме", направленном не только на рост, но и на сдерживание рынков и перераспределение богатства, соответствуют этой традиции.

Тем не менее, везде, где происходили неолиберальные авантюры, особенно в Индии, они приводили к опустошению окружающей среды и социальному неравенству. Возникшие в результате патологии дали жизнь языку вражды и политике демократии, обычно осуществляемой за счет либерализма.

Во всем регионе демократия означает чистую водопроводную воду, приличные дороги, электричество и образование. Это означает свободные и честные выборы и отказ от произвола власти, где бы она ни осуществлялась. Данную тенденцию питают многие настроения и силы. Верующие мусульмане потрясены дискриминацией и геноцидом. Рабочие швейной промышленности борются за создание профсоюзов. Верующие в дхарму устали от военного правления. Граждане возмущены разрушением местной среды обитания корпоративными вандалами. Возмущаются молодые люди, жаждущие цифровых свобод. Мелкие предприниматели, как в Южной Корее, бреют головы в знак протеста против ущерба, нанесенного блокировками из-за Covid-19. Воплощаемый в жизнь порядок не имеет особых симпатий ни к одному из этих очагов сопротивления. Называть его "либеральным" или подчеркивать его сходство с "либерализмом" – неправильное описание вещей.

Есть и другие плохие новости для либералов. С точки зрения геополитики, в азиатском регионе либеральный мировой порядок, поддерживаемый Соединенными Штатами, похоже, разваливается.

Доверие к американской вере в то, что "либеральные народы" имеют право бороться с "незаконными" государствами посредством "силовых санкций и даже… вмешательства" (как выразился Роулз в "Законе народов"), рушится. Во многих частях Азии Америка уже не кажется сильной.

Напротив, 50 лет назад, в ходе бессмысленной войны, которую они проиграли, Соединенные Штаты, считающиеся хранителями международного либерального порядка, заключили историческую сделку с Китаем. Дипломатический поворот вызвал ожидания "свободного рыночного либерализма" и "либеральной демократии" и (с распадом советской империи) даже "конца истории". Эти тщеславные либеральные ожидания оказались ошибочными. Весь регион сейчас сталкивается с возрождающейся новой китайской империей, экспансионистской формой государственного капитализма, чьи однопартийные правители самоуверенно отвергают либерализм (zì yóu zhŭ yì) как синоним необузданного капитализма, деструктивной конкуренции, декадентской социальной морали и эрозии семейной жизни. Вместо этого правители Китая принимают смесь руководящих ценностей, начиная от "марксизма, экономического прагматизма и китайских традиционных ценностей" (Янь Сюэтун) и заканчивая реформами социального обеспечения, расширенными правами на образование и разговорами об "экологической цивилизации".

С большой долей смирения либералы повсюду должны обратить внимание на эту тенденцию не только потому, что она служит напоминанием о необходимости дать отчет о своих прежних проступках, но и потому, что этот водораздел – эпохальное развитие, которое решит будущее либерализма.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

10.04.2022 08:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Абдыманап Орозбаевич Кутушев

Кутушев Абдыманап Орозбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Cвыше 360 тыс

жителей Киргизской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31