90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Ферганский вестник: Душанбе намерен силой продавить решение споров на границе с Киргизией. Почему?

Ферганский вестник: Душанбе намерен силой продавить решение споров на границе с Киргизией. Почему?

Последние события на границе Киргизии и Таджикистана не могут не настораживать тех, кто внимательно следит за ситуацией в Центральной Азии. Острая конфронтация с переходом в реальную войну между этими странами может потянуть за собой цепь событий, которая имеют вероятность спровоцировать длительную дестабилизацию в регионе и усложнить отношения между странами ОДКБ.

Учитывая то, что все государства Центральной Азии столкнулись с острыми социально-экономическими и даже политическими проблемами, тенденции к нарастанию воздействия радикальных идей, достаточно  искры, и весь региональный порядок может быть нарушен. Поэтому игнорировать остроту вопроса, касающегося решения по спорным участкам кыргызско-таджикской границы, было бы беспечным для крупных геополитических игроков.

Столкновение этих двух государств нарушит покой не только соседних государств, но и нанесет ущерб инвестиционной привлекательности целого региона. 

Между тем, как показывают события, в решении вопроса спорных участков на границе с Киргизией, Душанбе делает ставку не на переговорный процесс, а на силовое давление на Бишкек путем военных провокаций в приграничье, которые последнее время стали завершаться минометными обстрелами приграничных сел.

Вероятно, силовое решение приграничных споров с КР стало одной из важных стратегий во внешней политике Таджикистана. Так, после приграничного конфликта в апреле 2021 года, МИД Таджикистана направил всем своим дипломатическим представительствам циркулярное поручение о проведении встреч с властями стран их аккредитации с целью огульного обвинения в произошедшем конфликте киргизской стороны. В частности, таджикские послы в Китае, в России, в Казахстане, во Франции и в ряде других государств провели встречи на уровне министерств иностранных дел, где доносили однобокую информацию, тем самым оправдывая свою агрессию.

Этой же позиции, придерживается и сам Эмомали Рахмон, который во время своих зарубежных поездок в Пакистан в июне 2021 года, во Францию в октябре 2021 года и в Египет в марте 2022 года, обвинял киргизские власти в несостоятельности и перекладывал на них всю вину в эскалации напряженности на границе. То же самое он доводит до глав Беларуси, России и Казахстана в ходе телефонных разговоров, у которых просит военно-технической помощи под предлогом укрепления таджикской границы с Афганистаном.

В то же время, в республиканском бюджете Таджикистана на 2022 год расходы на оборону, правопорядок и судебную систему увеличены на более чем на 20 млн. долларов США в сравнении с прошлым годом. С учетом этого, со стороны Душанбе ведется активный процесс милитаризации приграничной с Киргизией территории. С января 2022 года группировка таджикских войск на границе с Киргизией в Согдийском, Лахшском и Мургабском направлениях усилена более чем 60 единицами военной техники (танки, БТР, бронированные машины, тягачи и другая колесная техника), дополнительными подразделениями пограничных войск, а также минобороны Таджикистана численностью более полутора тысячи человек. На сегодняшний день Таджикистан на границе с Киргизией имеет трехкратный перевес в военной технике и живой силе.

Агрессивная и наступательная политика Таджикистана в приграничье вынуждает Бишкек укреплять свою обороноспособность и закупать дополнительное вооружение за счет сокращения социальных программ. И это вынужденная мера для Киргизии, которая сама сталкивается с экономическими трудностями, чтобы обеспечить свою пограничную безопасность и территориальную целостность.

Для наращивания своей военной мощи Душанбе спекулирует «афганской угрозой». Хотя очевидно, что не в интересах талибов вторгаться на территории стран Центральной Азии, т.к. им сейчас жизненно важно получить международное признание и навести порядок у себя в стране. Реальная же угроза проникновения неподконтрольных талибам мелких групп боевиков, прежде всего, исходит от Исламского государства вилоята Хоросан (ИГВХ). Но это будет не масштабным наступлением, на это у ИГВХ нет сил и средств, да и талибы не позволят. Но, несмотря на это, режим Рахмона просит у России, КНР, Запада и других стран военную помощь, часть из которой в последующем, перебрасывает на таджикско-киргизскую границу.

К примеру, в 2021 году основную военно-техническую помощь Таджикистан получил от России и Китая. В частности, в рамках поступления новой военной техники на 201 российскую военную базу, часть старой техники была передана на баланс Минобороны Таджикистана, в том числе более 50 единиц бронетехники, танки и спецмашины, а также несколько единиц штурмовиков СУ-24. Помимо этого, таджикские власти не оставляют попыток заполучить российские зенитно-ракетные комплексы «Панцирь», «Тор» и «Бук», а также купить военные беспилотники российского и китайского производства.

Не трудно понять истинные мотивы Душанбе в проведении провокаций на границе с Киргизией. Это и формирование образа внешнего врага для консолидации всех политических групп вокруг правящей власти в Таджикистане, и отвлечение простого народа от реальных социальных и экономических проблем, накопившихся в стране за годы правления Президента Рахмона.

Позиция редакции может не совпадать с позицией авторов

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

Специально для StanRadar.com: Ферганский вестник

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
69 лет 6 месяцев

средняя продолжительность жизни в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31