90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Момент истины. Строители «Нового Казахстана»: кто они и что строят?

16.04.2022 06:00

Политика

Момент истины. Строители «Нового Казахстана»: кто они и что строят?

Чем чаще в нашем обществе звучит словосочетание «Новый Казахстан», тем менее понятным становится, что под ним подразумевается, поскольку каждый трактует его так, как ему заблагорассудится. Сам по себе лозунг, конечно, красивый и правильный, но стоит ли за ним что-то еще? Почему государственные идеологи не наполняют содержимым этот пустующий уже который месяц сосуд? Кто должен сформировать понимание нового Казахстана и когда это произойдет? Об этом наш разговор с политологом Буриханом Нурмухамедовым.

Через призму отрицания

- «Жаңа Қазақстан» у всех на устах. Но, похоже, мало кто понимает, что это такое и с чем его едят. Между тем, к строительству нового Казахстана мы вроде бы уже приступили. Что строим?

- На мой взгляд, каждое из понятий, которое присутствует в слогане «Вместе построим новый Казахстан» требует разъяснения. Давайте начнем с тезиса «вместе». Кто эти мы, которые вместе? В нашем обществе существует серьёзное разделение. Мы делимся на городских и сельских, по этническому, религиозному, языковому признаку… На самом деле моментов, нас разделяющих, гораздо больше, чем тех, которые способны объединить. Те же январские события показали, что среди нас есть и радикалы, и экстремисты. С ними мы тоже будем строить новый Казахстан? Поэтому, говоря «вместе», мы, как мне кажется, выдаём желаемое за действительное, и здесь со стороны наших идеологов должен прозвучать четкий ответ на все возникающие в этой связи вопросы.

Конечно, очень важно, что президент чётко дал понять: демократию он рассматривает, прежде всего, как закон и порядок. И уважение к закону и порядку со стороны всех граждан и представителей власти в нашем случае могло бы стать объединяющим началом. Но пока даже эта правильная идея не находит должного, активного продвижения в обществе.

Второй тезис звучит как «построим», и мне кажется, он не совсем точен. Учитывая начинания, анонсированные президентом, уместнее было бы взять за основу другое слово - «обустроим». У нас есть определенный фундамент, мы не начинаем жизнь с чистого листа, не собираемся строить новый мир, разрушив до основания старый. Задача – отфильтровать хорошее от плохого и привести то, что уже построено, в соответствие с текущей повесткой.

Что касается замыкающей фразы лозунга – «нового Казахстана», то, думаю, сейчас ее можно было бы рассматривать через призму отрицания. Через позитивную терминологию позиционировать этот посыл пока сложно. Что значит в данном контексте отрицание? То, что мы отказываемся от негативного наследия – клановости, олигополии, коррупции и т.д., сохраняя при этом позитивный опыт – толерантность, межнациональное согласие, гражданский мир. Рассматривая новый, а я бы сказал - обновленный Казахстан через этот аспект, мы, несмотря на отсутствие у данного понятия четких очертаний, постепенно пришли бы к тому, что «Новый Казахстан» - это все то, чего в нашей жизни не было раньше. Следующим этапом стало бы четкое формирование образа будущего – откуда и к чему мы идем.

- И кто, по-вашему, должен сформировать этот образ?

- Это задача идеологов. Структурно любая идеология предполагает наличие нескольких составляющих. Но главное, конечно, - это идея, которая должна обрасти достаточно осязаемым видением. Причем в нашем случае, коль скоро мы говорит о новом Казахстане, было бы неправильно выстраивать долгосрочные перспективы по примеру китайцев, которые привыкли просчитывать каждый шаг на сто лет вперед. Должны быть намечены достижимые сроки реализации этого концепта с обозначением конкретных индикаторов.

- Какие, на ваш взгляд, могут быть индикаторы у «Нового Казахстана»?

- Я бы не стал сейчас акцентировать внимание на политических реформах, которые стоят на повестке дня. Тем более что они не самоцель, а лишь механизм для достижения нового образа жизни, выстраивания баланса между обществом и государством. Поэтому в качестве вероятных индикаторов я бы рассматривал параметры, например, политического развития. Это гласность, открытость, честные выборы, сильные политические и государственные институты, усиление роли парламента и ответственности со стороны правительства, независимая судебная ветвь власти.

Социально-экономические параметры тоже могут быть хорошими индикаторами. Раз сказали, допустим, что у нас в стране два миллиона бедного населения, то надо сказать и другое - насколько их число должно снизиться в «Новом Казахстане». То же самое с уровнем доходов, минимальным размером заработной платы и прожиточным минимумом. Показательными цифрами, на мой взгляд, могут стать и те, которые говорят об обеспеченности населения жильем и количестве граждан, имеющих его, но уже не выплачивающих ипотеку. Такие вполне осязаемые параметры, дающие понимание того, к чему мы стремимся, создавая «Новый Казахстан», можно было бы включить в оценку глав местной исполнительной власти, эффективность деятельности которых сейчас рассматривают через систему рейтингов.

Дорогу осилит идущий

- И этого будет достаточно?

- Нет, конечно. У любой идеи должны быть носители, которые бы ее знали, понимали и продвигали в жизнь. С этим у нас тоже есть проблемы. Те, кто сегодня говорит про «Новый Казахстан», очевидно, сами не до конца представляют себе связанный с этим понятием образ будущего. А ведь они должны быть главными пропагандистами и агитаторами смыслов, составляющих основу «Нового Казахстана». Более того, носители идеи должны быть ей преданы, верить в нее, прилагать усилия к тому, чтобы она заразила собой как можно большее количество людей и была максимально эффективно реализована. Но таковых пока не видно.

- В чем же причина?

- На первоначальном этапе носителей идеи, ее сторонников не может быть много. Это аксиома, не требующая доказательств. Идея сначала должна полноценно вызреть для того, чтобы сформировать вокруг себя массы. Формально, конечно, можно всех записать в строителей «Нового Казахстана». Но будет ли от этого толк?

- А может, всё проще, и у этой идеи есть могущественные противники, которые, в отличие от идеологов «Нового Казахстана», работают более эффективно?

- Давайте начнем с того, что, в отличие от традиционных идеологий, свойственных прошлым историческим периодам – тому же коммунизму, социализму, фашизму, прочим «измам», - противоречия в современных идеологиях не носят антагонистический характер. То есть, борьба с их противниками не предполагает высокой платы, наивысшей степенью которой считается человеческая жизнь. Нынешние идеологии выстраиваются на основе общечеловеческих ценностей и предполагают позитивное продвижение заложенных в них основ, благодаря чему и находят обычно широкую общественную поддержку. Классовых врагов сейчас нет и быть не может. Сейчас имеется широкий набор инструментов влияния на сознание людей – СМИ, социальные сети и т.д.

Другой вопрос, что каждая идеология должна быть увязана с экономическими и социальными интересами. Как говорил Карл Маркс, «идея» неизменно посрамляла себя, лишь только она отделялась от интереса масс». Возможно, проблема именно в этом. На мой взгляд, необходимо сформулировать идею «Нового Казахстана» таким образом, чтобы ее реализация отвечала потребностям людей, в том числе, что немаловажно, психологическим. Вопросы эмоционального состояния социума сегодня, когда мы живем в век цифровизации и информационного общества, недооценивать нельзя.

- То есть, получается, достаточно полить бальзам на душу большинства населения, пообещав, что лет через тридцать мы уж точно заживем как в раю?

- Я бы сместил акценты. Мы обозначили идею, некий образ будущего, носителей идеи, определили то, что мешает воплощению идеологического концепта и как с этим бороться. Остается теперь только путь, движение вперед. Так вот, этот путь должен быть не только позитивным, приносить удовлетворение, но и иметь свои начало и конец. И в этой связи стоит вспомнить слова президента, который сказал, что хочет не того, чтобы люди в будущем жили хорошо, а того, чтобы люди хорошо жили сейчас. То есть, глава государства изначально дает понять, что терпеть десятилетия, ожидая, что там, за горизонтом, нас ждет лучшая доля, мы не будем, а будем сейчас, шаг за шагом улучшать свою жизнь. Задача, конечно, очень непростая, но, как говорится, дорогу осилит идущий. Тут важно, чтобы общество загорелось идеей.

- А оно загорелось?

- Я думаю, что мы стоим на начальном этапе - пока провозглашена только цель. Посмотрим, как ситуация будет развиваться дальше. Но тут нужно понимать, что есть тотальный дефицит доверия между людьми (условно говоря, общинами), а также у общества к государственным, политическим, общественным институтам. И очевидно, что полноценное развитие и реализация каких-либо идеологических установок возможны только при условии полного восстановления доверия. Решит ли эту проблему Национальный курултай, который заменит собой НСОД? Не знаю, посмотрим. Но сам тот факт, что предпринимаются попытки нивелировать ситуацию, уже говорит о многом.

Сложность заключается в том, что дефицит доверия существует в условиях конкурентного информационного пространства с самыми разнообразными центрами влияния на общественное мнение и сознание, в том числе и те, что расположены за пределами страны. При всех своих плюсах такой разнополюсовый плюрализм играет роль сдерживающего фактора. В этих обстоятельствах продвижение новой идеологии, понятное дело, затруднено.

Кризис идеологии или идеологов?

- А может, оно затруднено еще и потому, что до сих пор идеологи не могут наполнить смыслом обозначенную президентом цель? Какие бы правильные вещи вы ни говорили, но в восприятии большинства «Новый Казахстан», несмотря на то, что прошло достаточно времени с момента провозглашении этой идеи, остается чем-то аморфным. Это кризис идеологии или идеологов?

- Я думаю, что это кризис управления. Предыдущий этап развития Казахстана в условиях авторитарного режима власти привел к тому, что у нас с политического горизонта исчезли позитивные личности. Кого из государственных деятелей мы сейчас можем вспомнить в плане того, что важного и полезного он сделал для страны? Никого. И не потому, что они ничего не делали, а потому, что все достижения страны были замкнуты только на одном человеке. Сейчас перед нами стоит задача вернуть лица в политику. Когда за чиновниками не видно людей, когда нет лиц, какая может быть идеология?

- Но даже если личности в политике снова появятся, способны ли они повлиять на ситуацию в условиях отсутствия единой идеологической базы у «Нового Казахстана»?

- Идеология «Нового Казахстана» только формируется, и, на мой взгляд, было бы правильным, если бы она просеивалась через сито личностей с их взглядами и идеями. Они бы смогли сформулировать определенную часть того образа будущего, про который мы говорили.

- Тут возникает другой вопрос: способна ли нынешняя политическая элита проявить свое лицо? Пока нет никаких оснований на это рассчитывать…

- У нас было принято несколько пакетов реформ, некоторые из них, надо честно признать, довольно серьезные. Я имею в виду те, что направлены на демократизацию и либерализацию системы. К активным действиям внутри элиты они не привели, и этот момент на самом деле очень интересен. Даже те, кто хотел этих реформ, после их обнародования предпочитает себя не проявлять. Остается надежда на то, что объявленные президентом политические реформы, предполагающие внесение изменений в Конституцию, заработают, и пойдет движение вперед, в том числе и в этом вопросе.

- Хорошо, давайте тогда вернемся к идеологии «Нового Казахстана». Должен же быть кто-то, кто сформулирует основную канву, в которую потом можно будет вплести все, что угодно. Кто должен стать этим человеком?

- Конечно же, сам президент. Я думаю, он изложит наиболее общие принципы и ценности. Остальной работой, в том числе разъяснительной и технической, должны заняться члены его команды – допустим, Министерство информации и общественного развития, госсекретарь, который курирует данную сферу. В этой связи, как мне кажется, будет полезным обратиться к опыту принятия отцами-основателями США Конституции. Они по каждому пункту выходили в публичное поле, чтобы обсудить его с обществом. Тут важно не переборщить и не дать разгуляться разного рода диванным блогерам, которые у нас традиционно являются специалистами во всех сферах жизни.

Главное – чтобы идеология «Нового Казахстана» не была заболтана, не превратилась в кампанейщину, чтобы ее не оседлали коррупционеры, которые могут использовать ее как прикрытие, а под шумок продолжат пилить бюджеты. И такие риски существуют. В одночасье люди не меняются.

- Но рисков в таком варианте, как представляется, куда больше. Вы говорите, что снова всё должен сделать президент. Где-то мы это уже слышали…

- На те же грабли мы уже точно не наступим. Напомню, что официально у нас уже не суперпрезидентская форма правления.

- Принимается. Тогда другой вопрос: сколько времени займет полноценное формирование идеологии «Нового Казахстана»?

- Думаю, это произойдет к следующему электоральному циклу.

- К 2024 году?

- Может, раньше. Есть большая вероятность того, что досрочные выборы – и парламентские, и президентские – состоятся уже в нынешнем году. Это логическое следствие поправок, которые запланировано внести в Конституцию. Не исключаю варианта, что конституционные изменения будут вынесены на референдум, который пройдет вместе с президентскими выборами.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/politics/4063

16.04.2022 06:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Надира Азимовна Нарматова

Нарматова Надира Азимовна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
98%

степень износа паровых котлов на Токтогульской ГЭС

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31