90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кура может «недосчитаться» Аракса, а Каспийское море – Куры?

12.06.2022 09:00

Экономика

Кура может «недосчитаться» Аракса, а Каспийское море – Куры?

В первую неделю июня ежегодно – с 1999 года – отмечается День защиты Куры. Он инициирован экологической неправительственной коалицией «Кура–Аракс» (ЭНККА), созданной экспертами Азербайджана, Грузии и Армении в том же году. Это, между прочим, единственная организация Закавказья, в которой участвуют все его страны.

В рамках Дня проводится дополнительное изучение состояния этой трансграничной реки и практически всего бассейна Кура–Аракс. Выводы неправительственной коалиции неутешительные: продолжает мелеть впадающая в Каспий Кура и почти весь этот бассейн; уровень загрязнения здесь намного выше допустимых норм; сохраняются высокими потери воды на всех стадиях ее подачи-использования. Как следствие, истощены и рыбные ресурсы.

В Азербайджане и Армении река носит название Кур, в Грузии – Мтквари. Ее общая протяженность 1364 км: из них 185 км протекает в Турции (исток и верхнее течение), 390 км – в Грузии, 789 км – в Азербайджане. Речной бассейн включает также северо-восточные районы Армении, где имеются пять коротких трансграничных притоков Куры.

По данным Минэкологии Азербайджана, за 2011-21 гг. объем воды, поступающей в основной сектор Куры, то есть в Азербайджане, сократился минимум на треть, в том числе в ее низовьях, то есть в прикаспийском русле, более чем наполовину. В ведомстве считают, что важнейшая причина – чрезмерное использование речной воды на сельхозорошение, бытовые нужды и ее потери в процессе подачи-использования.

Еще в 1970-х в Куре и большинстве ее притоков едва ли не в изобилии водились форель, осетр, сом-усач. Теперь это очень редкие «гости» в реке, особенно в её среднем и прикаспийском (нижнем) течениях. В соцсетях всех трех стран в последние годы распространяются фото мелеющих и уже обмелевших участков Куры. Отнюдь не в последнюю очередь потому, что, например, не только сточные воды из различных источников, но и отходы металлургических, нефтехимических предприятий в Грузии и Азербайджане не одно десятилетие сбрасывались без очистки в Куру и её притоки. Притом в крупных объемах. Мероприятия же по экологическому оздоровлению Куры издавна проводятся (там, где проводятся) лишь периодически и не в полном объеме. Сказываются также периодические нарушения режимов работы ГЭС и других гидрообъектов на Куре и ее притоках в Закавказье.

Впрочем, такая ситуация с рекой обусловлена и масштабными гидропроектами Турции на основном притоке Куры – трансграничном Араксе и на его турецких притоках. Эти проекты сокращают из года в год объемы водонаполняемости Аракса и, соответственно, его стока в Куру.

В Ереване и Тегеране не единожды обращали внимание Анкары на недопустимость сепаратной водно-энергетической политики в Кура–Араксинском бассейне уже потому, что он охватывает территории не одной Турции, но и Армении, Азербайджана и Ирана. В ходе недавнего заседания в Ереване армяно-иранской межправительственной комиссии по сотрудничеству иранская сторона официально заявила, что означенные турецкие проекты – это угроза национальной безопасности Ирана. Что было поддержано правительственной делегацией Армении.

По предварительной информации, один из таких проектов намечен еще и в турецком секторе Куры, то есть в ее верхнем течении. Что, по многим экспертным оценкам, ещё более снизит водонаполняемость всей реки – от истока до впадения в Каспий. И наверняка усилит конфликтность во взаимоотношениях Турции с Арменией и Ираном, а возможно, и с Грузией, ибо уменьшение стока верхнего течения Куры напрямую скажется на водности Куры, прежде всего, в Грузии.

Отметим, что, в отличие от Турции, Иран традиционно – с 1930-х годов – координирует гидроэнергетическую политику на Араксе с Арменией и Азербайджаном. Тому подтверждение – проекты развития двух араксинских ГЭС на ирано-азербайджанской границе и формирования гидроузла на Араксе в ирано-армянском приграничье.

Впрочем, водно-энергетический сепаратизм Анкары распространяется на все приграничные с Турцией страны. Такая позиция была раскритикована в ходе конференции в Белграде (середина мая с. г.) по экологической и водно-энергетической проблематике Ближнего Востока и Северной Африки. Представители Ирана, Ирака и Сирии заявили на том форуме, что турецкие ГЭС-каскады «на трансграничных Араксе, Евфрате и Тигре – это намеренное использование ресурсов трансграничных рек в качестве рычага политико-экономического давления».

Тем временем, как отмечено в исследовании группы азербайджанских экологов и гидрографов «Загрязнение средней части реки Кура» и ряде других профильных источников (2020-21 гг.), все экологические проблемы р. Куры начинаются в центральном регионе Грузии и в таком проблемном состоянии река «поступает» на территорию Азербайджана до впадения в Каспий. Но если в верхнем течении Куры (грузино-турецкое приграничье и примыкающий район Турции) численность вредной микрофлоры варьируется в пределах 1,2–2 млн/мл, то в дальнейшем течении реки (среднее и нижнее) этот показатель достигает 19-23 млн/мл.

Наблюдения также показали, что коммунально-бытовое и промышленное загрязнение Куры в ее среднем и нижнем течениях возрастает почти ежегодно; несколько меньшая динамика того же загрязнения в верхнем течении реки. В целом содержание вредных веществ в Куре по её течению в Грузии и Азербайджане превышает максимально допустимые нормы в 2–9 раз.

Кроме того, установлено, что еще с 1976 года процессы самоочищения экосистемы Куры не в состоянии восстанавливать стабильность этой системы. А в совокупности все эти факторы ухудшают состояние климата, способствуют опустыниванию, эрозии сельскохозяйственных почв, негативно влияют на лесной фонд, на биоразнообразие в примыкающем регионе.


В 2020 г. уровень воды в Куре упал до критической отметки 

По данным упомянутой экологической коалиции ЭНККА (2022 г.), эксперты в сфере экологии и смежных научных дисциплин пытаются привлечь внимание властей Грузии, Армении и Азербайджана, а также Турции к этим проблемам. Но они столь масштабны, что требуют одновременных комплексных мероприятий, рассчитанных не на один год, со стороны всех государств бассейна. Равно как и единых экологических нормативов, характеризующих состояние трансграничных водных объектов в данном регионе. Причем такие мероприятия должны предусматривать в том числе совместную экологическую экспертизу всех гидропроектов в Кура-Араксинском бассейне.

Но готова ли турецкая сторона к такому сотрудничеству? Увы, пока такой готовности не проявляется.

Необходимо отметить и то, что к упомянутым мерам и к мониторингу ситуации в Куре нужно (в какой-либо форме) привлечь и Республику Южная Осетия. С ее территории в Куру на территории Грузии впадают пять трансграничных рек-притоков, самые крупные из них – Чисандон и Большая Лиахва. Притом все эти реки максимально приближены к Куре: от южной границы РЮО, пересекаемой теми же реками, до их впадения в Куру – лишь 20-35 км.

Словом, комплексное экологическое оздоровление Куры и в целом  бассейна Кура–Аракс едва ли возможно без участия в этом процессе всех государств примыкающего региона. И, разумеется, такое оздоровление невозможно без отказа этих стран от водно-энергетической политики, проводимой сугубо в свою пользу.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

12.06.2022 09:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Виктор Борисович Христенко

Христенко Виктор Борисович

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90%

программного обеспечения в Кыргызстане является контрафактным

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30