90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Присоединится ли Казахстан к антибелорусским санкциям?

Присоединится ли Казахстан к антибелорусским санкциям?

В течение июля начали поступать отчётливые сигналы относительно планов властей Нур-Султана присоединиться к санкциям Запада в отношении не только России, но и Белоруссии. Так, в начале месяца был опубликован проект приказа Министерства финансов Казахстана с затейливым названием «Об утверждении правил реализации пилотного проекта по учету перемещения отдельных видов товаров при их вывозе с территории Республики Казахстан на территорию Российской Федерации и Республики Беларусь».

Документ предусматривает отказ в регистрации товарных поставок из третьих стран через Казахстан в эти государства-члены ЕАЭС, если местом происхождения товаров является страна, «в которой введён запрет на экспорт отдельных видов товаров» в РФ и Белоруссию. Налоговая и таможенная служба Казахстана не будут заверять копии счетов-фактур на товары, запрещенные странами Запада для экспорта в РФ и РБ, а без заверенных счетов-фактур товары не пересекут границу.

Характерно, что, во-первых, после обращения ряда российских СМИ за разъяснениями к казахстанской стороне, которых не последовало, проект документа был удалён с официальных сайтов органов государственной власти Казахстана. При этом сам документ и его действие не отменены.

Во-вторых, означенные планы Казахстана впрямую противоречат принятым после 24 февраля решениям правительства РФ о стимулировании «параллельного импорта» (ПИ), то есть – об упрощении процедур ввоза из третьих стран товаров, в том числе включенных в антироссийские санкции Запада (имеется ввиду и реэкспорт в РФ подсанкционных товаров). Упрощенные процедуры ПИ введены в действие с апреля-мая с. г. В случае же реализации вышеупомянутых казахстанских планов будут фактически ограничены действующие зоны свободной торговли (ЗСТ) ЕАЭС с Сербией, Вьетнамом и формируемая ЗСТ с Ираном. Причина – присутствие в осуществляемых по упрощенным контрактным схемам и /или без взимания пошлин поставках из этих стран в Россию / ЕАЭС товаров, включённых коллективным Западом в антироссийские и антибелорусские санкции.  

Возникает вопрос: согласовывались ли с Казахстаном и другими странами ЕАЭС российские решения по «параллельному импорту»? Или казахстанская сторона, будучи проинформированной об этих решениях, не преминула, как говорится, «добавить свою ложку дегтя в бочку мёда»?..

Впрочем, в Нур-Султане как бы заранее предупредили Москву и Минск, что вынуждены учитывать новую ситуацию. Так, К.-Ж. Токаев в середине июня с.г. в интервью телеканалу «Россия 24» отметил: «…санкции есть санкции, мы не должны их нарушать. Тем более, мы получаем уведомления», что при нарушении их режима «последуют так называемые вторичные санкции в отношении нашей экономики». Такой подход Нур-Султана проявился, например, том, что еще в апреле-мае с.г. казахстанские владельцы нефтяных терминалов в грузинском черноморском порту Батуми приостанавливали экспорт оттуда российской нефти. Как отмечает доктор исторических наук Александр Кобринский, «складывается впечатление, что в глазах Казахстана санкции ввел не коллективный Запад, а сам Всевышний. Они якобы данность неоспоримая, подлежащие всенепременному исполнению. Но любая действительно суверенная страна, если она дружественна России, а тем более союзник РФ, имеет законное право отказаться от их соблюдения по простой причине – эти санкции ввела не ООН и этим ситуация сильно отличается от санкционного режима, установленного, например, против Ирана. Аргумент, что то или иное государство обязано соблюдать санкционный режим против России требует внятного пояснения, кому оно обязано, почему и в связи с чем».

Тем не менее, приказы не обсуждаются. Схожий сигнал проистекает также из переговоров Казахстана с Евросоюзом в рамках Совета сотрудничества «Казахстан – ЕС», состоявшихся в конце июня с.г. в Люксембурге. Казахстанскую делегацию возглавлял вице-премьер, министр иностранных дел Мухтар Тлеуберди. Согласно релизу МИД РК по итогам, европейцы отметили, что «партнёрство Евросоюза с Казахстаном сегодня стало более существенным, чем когда бы то ни было». В свою очередь, г-н Тлеуберди, в связи с предстоящим 30-летием отношений между РК и ЕС, «пригласил руководство ЕС посетить Казахстан с ответным визитом». Сложно не заметить здесь завуалированного вызовы в отношении как Москвы, так и Минска?..

Немаловажен и состоявшийся обмен мнениями о «предотвращении непреднамеренного влияния на казахстанские компании санкций ЕС в связи с конфликтом на территории Украины». Такой пассаж можно трактовать и как очередное признание властей республики в том, что Казахстану невыгодно преднамеренное нарушение антироссийских рестрикций Запада.

Кроме того, отмечена важность налаживания «дополнительных маршрутов» между Нур-Султаном и Брюсселем. В этой связи поясняется, что особое внимание уделено транспортно-логистическому потенциалу Казахстана и, «в частности, сопряжению новой программы ЕС “Глобальные ворота” с Транскаспийским международным транспортным маршрутом». Речь идет о европейской программе формирования новых и развития действующих маршрутов в обход РФ и КНР. В том числе, речь идёт о поставках казахстанского и, в целом, центральноазиатского углеводородного сырья по «срединному» коридору Каспий – Закавказье – Турция – Европа (с трансчерноморским вариантом Закавказье – Болгария / Румыния).

В экономическом плане, «просанкционный» курс Казахстана в отношении РФ обусловлен некоторыми взаимосвязанным факторами. Во-первых, в Нур-Султане официально возражали против временного эмбарго в России (март – июнь с. г.) на экспорт зерновых в другие страны ЕАЭС. Минимум треть объёмом соответствующих товаров, ежегодно ввозимых из России, Казахстан использовал как собственный зерновой экспорт (то есть – как реэкспорт). Во-вторых, по некоторым данным, по-прежнему не решены многие вопросы беспрепятственного транзита казахстанских нефти и газа через Россию в Белоруссию и далее в государства Евросоюза. Эти вопросы следовало бы рассматривать в качестве составной части общего рынка энергоносителей, который страны-члены ЕАЭС, согласно их официальным декларациям и подтверждениям со стороны Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), сформируют к середине 2020-х годов. Между тем, Казахстан и страны Балтии в апреле – мае договорились увеличивать не только взаимные товарные поставки, но и транзитные грузоперевозки. Географически такие взаимосвязи возможны только через Россию или Россию / Белоруссию. 

Наконец, негативную реакцию в Нур-Султане вызвал запрет на перевалку в Новороссийском порту казахстанской нефти в рамках Каспийского трубопроводного консорциума, введенный в РФ в начале июля по экологическим причинам, но вскоре отменённый. Маршрут КТК – Тенгиз – Атырау – Астрахань – Кропоткин – Тихорецк – порт Новороссийск – пока что основное направление транзита каспийской нефти Казахстана на экспорт. Упомянутый «эксцесс» на этом маршруте многие казахстанские чиновники и эксперты считают, дескать, ответом Москвы на официальное заявление Токаева в ходе ПМЭФ-2022 о непризнании Казахстаном «самопровозглашенных квазигосударств» (ДНР, ЛНР, Абхазия, Южная Осетия).

В любом случае, невозможно не обратить внимание на фактическое самоустранение ЕЭК от вопросов торгово-экономического реагирования стран-партнеров России по Союзу на антироссийские санкции. Такое самоустранение проявляется с 2014 года, когда после государственного переворота на Украине и воссоединения с Крымом против России начали вводиться первые санкции. Аналогичный нейтралитет выдерживался органами Союза и в отношении западных санкций против Белоруссии. Неудивительно, что такая «позиция» ЕЭК и ЕАЭС получила логичное продолжение: казахстанская сторона, напомним, заявляла, что членство страны в Союзе не означает дублирования ею санкционных или антисанкционных решений других стран-участниц Союза.

Тем временем, уже появляется информация о возможном введении в действие вышеупомянутых ограничений казахстанского Минфина в отношении Российской Федерации и Белоруссии. Как это сообразуется с взаимными обязательствами в рамках ЕАЭС, мягко говоря, не вполне понятно. И поныне внятная реакция на сложившуюся ситуацию отсутствует, что позволяет Западу не опасаться каких-либо согласованных мер со стороны Евразийского Союза, способствуя, по крайней мере косвенно, недружественному курсу Нур-Султана в отношении Москвы и Минска.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Олег Леонидович Домшенко

Домшенко Олег Леонидович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
70%

имамов в Кыргызстане не имеют религиозного образования

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30