90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Терроризм по-туркменски: пожар в тени нейтралитета

Терроризм по-туркменски: пожар в тени нейтралитета

Про туркменских террористов из обывателей никто и никогда не слышал. Отчасти это объясняется закрытостью Туркменистана от внешнего мира. С другой стороны, практика показывает, что терроризм невозможен там, где монополия на террор принадлежит государственной власти. Хорошо это или плохо — лучше всех знает тот, кто сам был жертвой террористов. 

О Туркменистане что-то известно либо от провластных, либо от оппозиционных властям источников. Понятно, что каждый из них трактует положение вещей в республике по-своему. Но если сопоставлять источники, то выходит, что терроризм в Туркменистане все же существует. И не только в головах властей, боящихся, что их свергнут.

Пропавшие среди живых

В самом начале независимости, первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов (Туркменбаши) использовал ислам в роли «подручного средства» для выстраивания государства. Длилось это недолго. В 1993 году Ниязов объявил, что ислам в Туркменистане — это не религия, а часть национальной культуры. В религиозной сфере в Туркменистане с самого начала суверенитета все вообще стало под жестким государственным контролем.  

Тем не менее, впервые слово «терроризм» прозвучало в Туркменистане в конце 1994 года. Тогда Комитет национальной безопасности Туркменистана арестовал в Ташкенте Хошалы Гараева и Мухамметгулы Аймурадова. Первый на тот момент был гражданином России. Второй имел туркменское гражданство, но жил в Москве. Оба, как сообщали правозащитники, имели тесные контакты с политической оппозицией Ниязову. 

Гараеву вменили 7 статей Уголовного кодекса Туркменистана, Аймурадову — 6. Среди этих статей была 64-я (1-я часть): соучастие в подготовке к совершению террористического акта в отношении высших должностных лиц Туркменистана. Через год после ареста Гараев получил по суду 12 лет, Аймурадов — 15. В тюрьме их обвинили в новых преступлениях и добавили по 18 лет. От смертной казни обоих спасло только вмешательство ОБСЕ. В 1999 году Гараева нашли повешенным в тюремной камере. Аймурадов вышел из тюрьмы в прошлом году. Как видно, ничего «исламистского» в действиях Гараева и Аймурадова не было…

Терактом в Туркменистане назвали и ЧП, случившееся 12 сентября 1998 года. Из танкового полка в Чарджеве (до этого Чарджоу, а ныне — Туркменабад) дезертировали четверо солдат (один из них был русским — сидевшим на гауптвахте) и лейтенант. С собой они прихватили 5 автоматов и 20 пистолетов. С этим «добром» они поехали в сторону Ашхабада, но по дороге их заблокировал в селе спецназ. Дезертиры захватили в доме заложников, а когда их приехали брать, начали отстреливаться. Погибли семеро заложников и четверо дезертиров: одного взяли живым. Потом это дело назвали попыткой покушения на президента Ниязова, и провели большую «чистку» в армии…

Потом случилось 25 ноября 2002 года. По официальной версии, в этот день кортеж Сапармурата Ниязова обстреляли из автоматов. Были ранены несколько охранников. После этого президент сразу назвал виновных: вице-премьера Бориса Шихмурадова, министра сельского хозяйства Имамберды Ыклымова, главу Центробанка Худайберды Оразова и посла Туркменистана в Турции Нурмухамеда Ханамова. Все — с приставкой «бывшие». Из всей четверки в стране на тот момент был только Шихмурадов. Арестовали его и еще около сотни человек. 

Потом власти Туркменистана на заседании парламента страны — Халк Маслахаты — прокрутили видео, где Шихмурадов монотонно говорил:

«Мы, проживая в России, занимались употреблением наркотиков и в состоянии опьянения вербовали наемников для совершения террористического акта… Мы — организованная преступная группа. Мы — мафия. Среди нас нет ни одного нормального человека. Все мы ничтожества».

Живым после этого Шихмурадова никто не видел. Он получил пожизненное заключение. Всего по этому делу в тюрьму сели 56 человек…

Не менее «мутная» история имела место в сентябре 2008 года — уже при Гурбангулы Бердымухаммедове. Оппозиционные издания написали, будто некие ваххабиты перестреляли полицейский патруль. Их фото потом висели в Ашхабаде и других городах страны в самых людных местах. И вот 12 сентября какие-то непонятные люди (от 100 до 250 человек по разным данным) захватили в Ашхабаде завод по производству бутилированной воды. Три дня их штурмовали, и в итоге силовики победили. Но кого? На этот счет тогда ходили три версии. По официальной, это были наркототорговцы. По двум неофициальным — ваххабиты и оппозиционеры. 

Причины и следствие

В 2011 году на его сайте журналиста Джулиана Ассанжа WikiLeaks появилось почти 2 500 дипломатических депеш, якобы направленных дипломатами посольства США в Ашхабаде. Например, поверенный в делах США Сильвия Рэд Каррен еще в 2010 году писала:

«Несмотря на заявления правительства Туркменистана, имеются заслуживающие доверия сообщения о присутствии фундаменталистского ислама в Туркменистане, хотя число его сторонников в настоящее время, кажется, довольно мало».

В качестве доказательств Ред Каррен приводила несколько случаев арестов молодых людей, обвиненных в приверженности ваххабизму.

Вообще-то надо отметить, что туркмены никогда не шли за проповедниками фундаменталистского ислама. Что произошло? Ответ на этот вопрос в своей депеше дала Рэд Каррен — такими словами:

«В стране, имеющей все факторы риска для роста экстремистского движения - бедность, недостаточно образованные группы безработных и нетрудоспособных молодых людей, наркомания и мало оптимизма по отношению к будущему - не удивительно слышать, что по крайней мере некоторые жители могут увлекаться более фундаменталистской формой ислама, чем практикует большинство туркменских мусульман».

В июне 2013 года по российским телеканалам показали захваченного сирийскими войсками командира отряда террористов-подрывников в Алеппо Ровшена Газакова по кличке Абу Абдулла. Он признался, что вместе с земляками прибыл в Сирию из Туркменистана, а «курс молодого бойца» проходил в лагере некоего шейха Мурада под... Ашхабадом. Присягу Газаков давал в Сирии Умару аш-Шишани, о котором мы писали в материале про Таджикистан. Позднее официальный Ашхабад все отрицал и обвинял СМИ в попытках дискредитации. Однако с тех пор на радикалов в Туркменистане началась настоящая охота...
 
Есть в Туркменистане город Теджен, который называют столицей туркменского ислама. В середине февраля 2015 года сотрудники Министерства национальной безопасности (МНБ) и военной контрразведки задержали 10 человек — по подозрению в связях с афганскими талибами и планировании терактов на территории Туркменистана. При обыске у них нашли большое количество религиозной литературы, а также оружие и боеприпасы. 

Аресты по этому делу шли до середины лета. Сайт «Хроника Туркменистана» писал, что в общей сложности туркменские силовики задержали больше 400 человек во всех регионах республики. Более того: среди подозреваемых было немало действующих работников силовых структур. Тот же сайт писал, что МНБ арестовало шесть собственных сотрудников, а также девять полицейских, включая офицеров, плюс несколько работников прокуратуры.

Такое — уже серьезный сигнал для властей. Даже два. Первый: в силовых структурах страны — большие проблемы. Второй: в один далеко не прекрасный день все может так рвануть, что мало не покажется никому. Кампанейщинами, типа насильного бритья бород, ситуацию не исправить. Прибавим сюда слабость туркменско-афганской границы, и угрозы из Афганистана, и приходим к выводу, что самое проблемное государство по части террористических угроз — именно Туркменистан. Даже несмотря на все реформы и иностранную помощь. И тут уже никакими декларациями о нейтралитете не отделаешься. Не говоря уже о всяких конференциях высокого уровня с американцами и европейцами. Теми самыми, кто, собственно, и довел ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке до той ситуации, которая там сложилась. Поджигатели в роли пожарных всегда смотрятся нелепо. 

Президенту Сердару Бердымухаммедову от отца осталось незавидное наследство. Ситуация складывается так, что, судя по всему, именно ему придется упразднять концепцию нейтралитета Туркменистана. Чтобы спасти, в конечном счете, свою власть. Пока внешние и внутренние проблемы не переросли в одну общую. 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Специально для StanRadar.com: Дмитрий Орлов

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Нурлан Надирович Торобеков

Торобеков Нурлан Надирович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
2 029 945

граждан Узбекистана находятся на территории России

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Ноябрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30