90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Самаркандский саммит ШОС: по Шелковому пути – к многополярному миру

30.09.2022 14:00

Политика

Самаркандский саммит ШОС: по Шелковому пути – к многополярному миру

В фокусе мировой политики на прошлой неделе был древний Самарканд, где состоялся 27-й саммит Шанхайской организации сотрудничества. Итоги представительного форума подтверждают: на Евразийском континенте под эгидой ШОС формируется мощный центр влияния, становление которого неизбежно внесет «коррективы» в изжившую себя модель однополярного мира.

На руинах ускользающей гегемонии

Обнадеживающим фактом еще до открытия заседания Совета глав государств-членов ШОС было отсутствие в высоком собрании «фриков» от политики: пребывающий в перманентной амнезии «гегемон» Байден, гинекологиня-еврокомиссар фон дер Ляйен, премьерша-танкистка, страдающая географическим кретинизмом, Трасс, лицедей, «косящий» под президента, Зеленский и поддерживающие его президенты-пустозвоны – все эти и другие персонажи вселенского шабаша, к счастью, вне «зоны ответственности» ШОС. Потому и саммит организации был похож на саммит, а участвующие в нем политики – на политиков, что само по себе нынче редкость.

Что же касается содержательной части, то заявления, прозвучавшие из уст лидеров государств, представляющих добрую половину населения планеты, однозначно подтвердили: эпоха доминирования извращенных демократий близится к закату. «Общепризнанные» центры влияния затухают под бременем откровенной дурости правящих элит, в противовес им формируются центры здравомыслия.  

«В мировой политике и экономике наметились фундаментальные трансформации, и они носят необратимый характер. Всё более отчётливо проявляется возрастающая роль новых центров силы, взаимодействующих между собой не на основе неких навязываемых извне правил, которых никто не видел, а на общепризнанных принципах верховенства международного права и Устава ООН: обеспечение равной и неделимой безопасности, уважение суверенитета, национальных ценностей и интересов друг друга», – заявил по этому поводу Владимир Путин.

Этот посыл стал лейтмотивом саммита и, конечно, не остался незамеченным «столпами ускользающей гегемонии», вылившись в череду истерик и саморазоблачений. Накануне самаркандской встречи законодатели США вновь предприняли попытку продвинуть инициативу объявления России страной-спонсором терроризма; заместитель помощника директора USAID Анджали Каур открыто заявила о стратегической цели Штатов – отделить экономики стран  Центральной Азии от России; глава военного комитета НАТО Роб Бауэр публично признал, что расширение присутствия сил НАТО у границ России началось задолго до начала специальной военной операции ВС РФ на Украине, и сейчас альянс «осуществляет свою стратегию».

На этом мрачном фоне мировые СМИ растиражировали крайнюю озабоченность Штатов стремлением лидеров РФ и Китая создать, как там выражаются, «под прикрытием» ШОС «новый миропорядок, который угрожает международной демократии и суверенитету», но лишь немногие упомянули, что укрепление союза Москвы и Пекина во многом – следствие «усердий» Вашингтона и его союзников-вассалов.

Переусердствовали…

Смена траектории – казус изоляции

Двусторонняя встреча Владимира Путина и Си Цзиньпина на полях саммита стала его кульминацией и одновременно сюжетом, взбесившим нынешних блюстителей миропорядка. Их глубокое расстройство спровоцировала отнюдь не статистика увеличения объемов двусторонней торговли с прогнозируемым выходом на рекордный показатель в 200 млрд долларов. Возмутила атмосфера, манера общения «давних и дорогих друзей» и, главное, геополитическое единомыслие лидеров держав, не поддающихся дрессуре «гегемона»: на констатацию Путина об уродливости однополярного мира Си ответил готовностью Пекина вместе с Москвой «показать пример ответственной мировой державы и сыграть руководящую роль» в выведении этого самого мира «на траекторию устойчивого и позитивного развития».

Владимир Путин с Си Цзиньпином и председательствующим на мероприятии президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым перед началом заседания Совета глав государств – членов ШОС

Вашингтон возопил голосом Джона Кирби. «Наше послание Китаю, как я думаю, было довольно последовательным: сейчас не время для ведения любых дел с господином Путиным», – заявил официальный представитель Пентагона, прозрачно намекнув на перспективы «изоляции от всего международного сообщества» и для Поднебесной.

Эти перспективы прокомментировал Ибрахим Раиси, президент Ирана, в полной мере вкусившего от санкций Запада. «Американцы считают, что, если ввести санкции против одного из государств, они смогут приостановить его развитие. Они годами вводят санкции против нас, но нам удалось предотвратить их последствия», – подчеркнул Раиси, заверив, что Тегеран никогда не поддержит санкции против России.

К слову, в «эффективности» изоляционной политики усомнились и некоторые медиа государств, чьи политические элиты такую политику активно поддерживают. Французская Le Figaro, польская Rzeczpospolita и немецкое издание Rheinische Post констатировали: самаркандская встреча «разрушает европейские представления об изолированной России», поскольку «половина человечества стоит на стороне Москвы».

«Шанхайский дух»: масштабы осязаемости

«Половина человечества» не фигура речи в контексте ШОС. Межгосударственная структура, учрежденная в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана, создавалась как невоенный созидательный альянс государств Евразии. Смысл термина «шанхайский дух», которым определяется деятельность организации, доходчиво разъяснил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: это дружба во имя чего-то, а не против кого-то. Он также опроверг обвинения Запада в том, что ШОС якобы является российско-китайским проектом глобального доминирования: пример США показывает, что попытки «рулить всем миром могут стоить очень дорого – и в прямом, и в переносном смысле».

А вот задача укрепления уникального по своей сути «шанхайского духа» особенно актуальна сейчас, в условиях «острого дефицита взаимного доверия», считает президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев

И, похоже, подобное мнение разделяют все больше государств континента – тренд на расширение ШОС становится все более осязаемым. В 2017 году организация пополнилась участниками в лице Индии и Пакистана. На нынешнем саммите обрел новый статус Иран: в следующей встрече на высшем уровне Исламская Республика примет участие уже в качестве полноправного члена ШОС. Беларусь, которая пока еще находится в компании наблюдателей с Афганистаном и Монголией, – в процессе рассмотрения заявки на членство. Расширился в Самарканде и состав стран-партнеров ШОС по диалогу: к Азербайджану, Армении, Камбодже, Непалу, Турции и Шри-Ланке присоединились Египет, Катар и Саудовская Аравия. Скоро аналогичный статус получат Бахрейн, Кувейт, Арабские Эмираты, Мьянма и Мальдивы.

 

Один из наиболее резонансных сюжетов саммиту в Самарканде обеспечил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В нарушение пресловутых «правил», к которым так часто апеллирует коллективный Запад, «ситуативный партнер России» на переговорах с Владимиром Путиным договорился об увеличении поставок российского газа и обязался оплачивать в рублях 25% от их объема. Актом «немыслимой дерзости», вызвавшим гнев партнеров по НАТО, стало заявление о намерении Анкары также стать полноправным членом ШОС. Эту новость Эрдоган обосновал по-восточному метафорично, но резюмировал спич конкретно и однозначно: «Мы все знаем, что глобальная система нуждается в реформах, нам необходим более справедливый миропорядок, более представительный, инклюзивный, продуктивный, и именно над этим мы работаем сообща».

Реалистичный прагматизм, присущий турецкому лидеру, объективно обусловлен: сегодня «пространство ШОС» охватывает четверть земной суши, четверть мирового ВВП создается в государствах-участниках организации, темпы экономического развития которых существенно превосходят мировые показатели. Важно, что для поддержания позитивной динамики участники ШОС обладают всеми необходимыми ресурсами: природными, технологическими, существенным транзитным и, главное, человеческим потенциалом. По сути, это самодостаточный альянс, уникальность которого к тому же состоит в способности объединять страны с разными политическими системами и экономическими моделями, с противоречивыми интересами, более того – находящиеся в состоянии конфронтации.   

Отвечая на вопрос о том, возможна ли в принципе совместная работа в таком формате, доцент Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян подчеркнул: архитектура ШОС предполагает нивелирование существующих разногласий между странами за счет того, что все они находятся в одном регионе и все заинтересованы в стабильном и поступательном развитии этого региона.

«Никто из них не может руководствоваться логикой США из серии «натворю дел и спрячусь за океаном», им бежать из Евразии некуда», – констатировал Мирзаян. Но о «побеге» речь и не идет. Заинтересованность в развитии новой модели регионального сотрудничества в Евразии участники саммита подтвердили в совместной итоговой декларации – всеобъемлющем документе, в котором наряду с конкретными планами взаимодействия в различных сферах зафиксирован ряд концептуальных положений «на злобу дня», в том числе отмечена недопустимость одностороннего применения экономических санкций, кроме принятых СБ ООН.

Ключевой смысловой акцент повестки саммита, определяющий перспективы развития ШОС, и не только ее, вынесен в преамбулу документа. «Государства-члены, опираясь на близость или совпадение оценок текущей региональной и международной повестки дня, подтверждают приверженность формированию более представительного, демократического, справедливого и многополярного миропорядка, основанного на общепризнанных принципах международного права, многосторонности, равной, совместной, неделимой, комплексной и устойчивой безопасности, культурно-цивилизационном многообразии, взаимовыгодном и равноправном сотрудничестве государств при центральной координирующей роли ООН», – говорится в декларации.

Проще этот тезис изложил президент Беларуси. Он отметил, что ШОС сейчас является альтернативой старым и зачастую уже не работающим союзам. Организация способна противостоять глобальным вызовам, а значит, может из региональной трансформироваться в глобальную, нужно только «не опоздать, уловить момент».

Удастся ли «уловить момент», покажет время. Следующее заседание Совета глав государств-членов организации состоится в 2023 году в Индии, которая примет эстафету председательства от Узбекистана.

Пока же, судя по содержательной части и резонансу, который имел 27-й саммит ШОС в глобальном медийном пространстве, можно «пованговать»: Самарканду, древнему городу на Великом шелковом пути, возможно, суждено войти в историю и в ином статусе – стать «колыбелью» нового, справедливого и надежного мироустройства.   

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

30.09.2022 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
210 000

безработных официально зарегистрированы в Кыргызстане в 2014 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31