90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан-Таджикистан: гонка вооружений по-соседски

Кыргызстан-Таджикистан: гонка вооружений по-соседски

Центральная Азия испытывает проверку на прочность, нестабильная ситуация в Афганистане, последствия от январских событий в Казахстане и вооружённые конфликты между Таджикистаном и Кыргызстаном делают регион подверженным рискам дестабилизации обстановки. Между тем Душанбе и Бишкек в течение двух лет существенно нарастили свой военный потенциал и прошли через два приграничных вооружённых конфликта. 

Таджикистан и Кыргызстан являются одними из самых слабых в военном отношении государствами на постсоветском пространстве, чему способствует ограниченная экономика и ограниченный государственный бюджет. Несмотря на очевидные проблемы в плане способности обеспечивать свои вооружённые силы, стороны находят возможности для их фрагментного комплектования и усиления, как за счёт собственных средств, так и за счёт военно-дипломатических усилий, получая помощь за счёт военно-технического сотрудничества с партнёрами. 

По данным The Global Fire Power на 2022 год по военно-техническому потенциалу вооружённые силы Кыргызской Республики занимают 90-е место, а вооружённые силы Республики Таджикистан 111-е место. При этом следует отметить, что военные республик периодически закупают либо получают по линии сотрудничества военную технику и боеприпасы, поддерживая приемлемый уровень боевой готовности своих сил безопасности.

Учитывая текущие угрозы и задачи, стоящие перед военными Таджикистана, его военно-политическое руководство проводит работу над пополнением боеприпасов и вооружения на доступных для страны рынках. Основными поставщиками являются Болгария, Россия, Китай, Иран и США, кроме того, военные получают иные средства и амуницию из Румынии, Украины, Казахстана и Турции. Необходимо учитывать, что Душанбе косвенно участвует в гражданской войне на территории сопредельного Афганистана и вынужден поставлять значительные средства своим союзникам в лице Фронта национального сопротивления Афганистана во главе с Ахмад Масудом, хоть это официально и не оглашается. Ограниченное количество боеприпасов вынуждает их ежегодно тратиться на пополнение боекомплектов и минимизировать проведение учебных мероприятий. Только в 2014 году на вооружение и боеприпасы Таджикистан потратил 16 млн. долларов США. 

Всего число ВС РТ, судя по открытым источникам, не превышает 16 тыс. военнослужащих, это не только военнослужащие министерства обороны, но и Национальная Гвардия, внутренние войска и полувоенные формирования МЧС РТ. По данным IISS-London на вооружении армии 46 БТР, 37 танков, 23 ствола артиллерии, десяток РСЗО, три вертолета и один самолет. При этом тяжёлая техника за последнее время не закупалась, но велись переговоры о ремонте бронетехники в соседнем Узбекистане. 

Чуть лучше позиции у армии Кыргызской Республики, где насчитывается более 20 тыс. военнослужащих, включая министерство обороны, Национальную Гвардию, МЧС КР и прочие военизированные службы. Основной костяк — это сухопутные войска, разделённые в оперативно-тактическом плане на «северную» и «южную» группировку войск.   В распоряжении армии находятся 355 БТР, 150 танков, 246 стволов артиллерии и 43 вертолёта и самолёта. При этом страна не имеет интересов за границей и свободна от каких-либо обязательств по поддержанию союзных вооружённых группировок. Импорт вооружения, техники, амуниции и боеприпасов ограничен всего четырьмя странами – Россия, Казахстан, Турция и Китай. 

Несмотря на обилие партнёров по импорту вооружения, львиную долю всех поставок обеим странам обеспечивает Россия, в этой связи и военная техника у стран преимущественно советского либо российского образца. 

Так, на вооружении у ВС РТ, по открытым источникам информации, находятся советский средний танк Т-62 (созданный на базе Т-50) и советский средний танк Т-72 «Урал», 7 и 33 единицы соответственно. Используется в таджикской армии и боевая машина пехоты. Так, на вооружении числятся по нескольку десятков БМП-1 и БМП-2 1960-х и 1980-х годов выпуска соответственно. Данная бронетехника не имеет дополнительных усилений в виде противотанковых управляемых ракет или активной динамической защиты корпуса. 

Таджикская армия имеет на службе бронетранспортеры в лице БТР-60, БТР-70 и БТР-80 – всего больше трех десятков единиц, но они распределены среди различных частей и подразделений. Нехватка брони восполняется приобретением аналогичной бронетехники из КНР, в частности, за минувшие десять лет приобретены либо получены по линии сотрудничества бронетранспортеры китайского производства «NORINCO VP11» - 13 единиц, «Dajiang CS/VN3» - 8 единиц, «WZ-523» - 6 единиц и «YW-531H» - 5 единиц. Периодически военным автотранспортом обеспечивают американские партнёры. Учитывая сложность с броневиками в армии, до сих пор используется и советская БРДМ-2 которых насчитывается больше десятка. 

Периодически в приграничье со стороны ВС РТ используется РСЗО «Град» БМ-21. В сентябре сего года одна единица была использована в приграничном конфликте с КР. После обстрела областного центра Баткен данная РСЗО без воздушного прикрытия была уничтожена БПЛА «Bayraktar TB2». Всего в таджикской армии насчитывалось не менее 15 единиц РСЗО. 

Артиллерийские системы в ВС РТ развиты слабо, представлены 122-мм (буксируемой) гаубицей Д-30, самоходной артиллерийской установкой 2С1 «Гвоздика» и 120-мм полковым миномётом образца 1938 года, всего три десятка единиц. Аналогичная ситуация и в системе противовоздушной обороны. На вооружении до сих пор находятся системы, произведенные в 1950-х и 1960-х годах, к примеру, подвижной зенитно-ракетный комплекс С-75 «Двина», зенитно-ракетный комплекс малого радиуса С-125 «Нева», переносная ЗРК «Стрела-2», зенитная самоходная установка ЗСУ-23-4 «Шилка» и совсем уже музейный экспонат, но доселе умело используемый зенитно-артиллерийский комплекс 1940-х годов «С-60». Слабость ПВО частично компенсируется хорошим состоянием воздушных сил, представленных более 15 единицами ударных вертолётов Ми-24, больше чем десятком транспортных вертолётов Ми-8 и Ми-17, а также учебно-тренировочными самолётами Аэро Л-39 «Альбатрос» чехословацкого производства, способных при необходимости носить и неуправляемое ракетное вооружение. Другой вопрос, имеются ли в наличии опытные пилоты с необходимым налётом? 

Чуть лучше дела обстоят у кыргызской армии. На вооружении числится 150 единиц среднего советского танка «Т-72», более трёхсот боевых машин пехоты БМП-1 и БМП-2, более 50 штук бронетранспортёров БТР-70 и БТР-80, более тридцати единиц советских боевых разведывательных машин БРДМ-2 и десяток российских модернизированных БРДМ-2МС. Противотанковое вооружение представлено ПТРК «Малютка», «Конкурс» и «Фагот», установленных на бронетехнике. Есть РСЗО «Град» и «Ураган», всего не менее 30 единиц – практически большая часть этой техники размещена на севере страны. 

Артиллерийские системы в кыргызской армии разнообразны и выполняют различные задачи. Несмотря на интенсивные учения, артиллеристы ещё не принимали участия в боевых действиях, а вооружение начинается от экземпляров сороковых годов прошлого века и заканчивается относительно новыми образцами. Так, на вооружении имеется 120-мм полковой миномёт образца 1955 года (М-120), 152-мм гаубица образца 1943 года (Д-1) и 100-мм полевая пушка образца 1944 года (БС-3), всего до 80 единиц. Также относительно новый комплекс 2С12 «Сани» - советский буксируемый миномётный комплекс калибра 120 мм, обеспечивающий транспортировку миномёта как возимым, так и буксируемым способами – всего больше пятидесяти единиц. САУ 2С1 «Гвоздика» - 18 единиц, самоходная артиллерийско-миномётная система 2С9 «Нона-С» - больше 10 единиц, по сути, новые буксируемые пушки-гаубицы 152-мм «Мста-Б» и 122-мм гаубица «Д-30». 

Система противовоздушной обороны также, как и у таджикских коллег, до последнего времени была представлена устаревшими образцами типа ЗРК 9К35 «Стрела-10», ЗСУ-23-4 «Шилка» и зенитной пушкой «С-60». Авиация также была представлена слабо и больше опиралась на возможности российской авиабазы в г. Кант. По сути, вооружённые силы обеих республик имели преимущественно устаревшие вооружения и технику. Несмотря на солидный возраст и перспективы передачи их в музей, отдельные наименования военной техники и сейчас могут выполнять возложенные на них задачи, а при модернизации оптики либо иных элементов могут прослужить ещё десяток-другой годков. Естественно, командование понимало удручающую ситуацию, и с обеих сторон еще в начале прошлого десятилетия начались поэтапные закупки новых образцов военной техники и снаряжения.

Так, учитывая текущие вызовы, кыргызская армия усилила направление мобильности тактических групп. Были приобретены боевые разведывательные машины российского, китайского и американского производства, в частности, многоцелевой автомобиль повышенной проходимости, бронеавтомобиль, армейский автомобиль-вседорожник «Тигр» - 55 единиц, высокоподвижное многоцелевое колёсное транспортное средство «Humvee» - 40 единиц, армейский бронированный внедорожник «Dongfeng EQ2050» - более десятка. Усилена и огневая мощь армейских группировок получением миномётов «M120», а мобильность пограничных войск и армейских подразделений -  закупкой и получением в дар транспортных средств «Toyota Land Cruiser» - 45 шт., «Ford Ranger» - 45 шт., квадроциклов «Polaris» - 44 шт., и грузовиков «Shaanxi SX2190». Также за счёт бюджета закуплено 50 единиц военных КаМАЗ. 

С 2019 года начинается поэтапное усиление военного потенциала республики. Только российская сторона передала кыргызским коллегам в рамках военно-технического сотрудничества 125 единиц военной техники, два вертолёта Ми-8 и радиолокационную станцию П-18 «Терек», от китайской и турецкой стороны поступают снаряжения и автомобильная техника. Особенным усилением считается приобретение БПЛА «Орлан-10» российского производства и «Bayraktar TB2» турецкого производства, которые в совокупности существенно усилили возможности армии по воздушной поддержке наземных сил. В октябре текущего года официально сообщили о приобретении Бишкеком нескольких экземпляров БПЛА «Bayraktar Akıncı», которые могут отрабатывать и по воздушным целям. 

Таджикская сторона тоже старается не отставать от неожиданно начавшейся гонки вооружений. Душанбе договаривается о поставках и даже сборке БПЛА иранского производства, а также давит на США с требованием использовать авиацию бывших ВВС ИРА, которые были перегнаны в Таджикистан при бегстве из страны коалиционных сил. Так, на съёмках проведённых Центром стратегических и международных исследований (CSIS), на аэродромах Таджикистана видны одномоторные винтовые Cessna-208, бразильские легкие винтовые штурмовики A-29 Super Tucano, вертолеты Ми-17, Ми-25 и американские многоцелевые военные вертолеты UH-60 Black Hawk. Большая часть этих летательных аппаратов была поставлена в Кабул Вашингтоном для наращивания потенциала афганских ВВС, теперь они могут быть использованы таджикской стороной. Что примечательно, таджикская сторона очень успешно развивает отношения с американскими партнёрами, обновляя свой легковой автопарк, спецтехнику, средства стационарной и мобильной связи, получая горную армейскую амуницию, медицинские комплексы и прочие элементы на миллионы долларов США, на закупки которых военное командование обратило бы внимание в последнюю очередь. 

По словам главы государства С.Жапарова, в минувшем году Бишкек потратил 7,5 млрд. сомов на покупку военной техники, в текущем году более 3 млрд. сомов. Скорее всего, учитывая возможное усиление ВВС РТ, министр обороны Б.Бекболотов сообщил, что Кыргызстан договорился с Беларусью о поставке зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) «Печора-2БМ». Переговоры по поставке ЗРК ведутся с прошлого года с компанией «Белтехэкспортом». В целом ЗРК «Печора-2БМ» считается модернизированной системой советского комплекса С-125, но уже с современными технологиями, радиолокацией, средствами обнаружения. Соответственно комплекс будет дислоцирован в Баткенской области. 

Обстановка в Центральной Азии, как выразились бы советские газеты - «остается крайне тяжелой и имеет тенденцию к росту». Но именно от самих республик зависит мир и согласие в когда-то едином регионе. К сожалению, на кыргызско-таджикской границе 14-17 сентября вновь произошли полномасштабные вооруженные столкновения, бои велись по периметру всей государственной границы с использованием тяжёлой техники, РСЗО и БПЛА. В результате вооруженных столкновений, по данным министерства здравоохранения Кыргызстана, погибли 63 кыргызстанца, пострадали — 198 человек. По официальным данным таджикского министерства иностранных дел, в результате столкновений погиб 41 гражданин Таджикистана и более 20 человек пострадали. 

Обе стороны обвиняют друг друга в военной агрессии и продолжают наращивать военную мощь. Исходя из этого, можно предположить, что гипотетический третий вооружённый конфликт может стать более масштабным и охватить несколько десятков километров вглубь территории республик с использованием ствольной артиллерии и бронетехники, если только российская сторона не вмешается в ситуацию и не разрешит проблему делимитации и демаркации государственной границы между республиками - членами ОДКБ

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Специально для StanRadar.com: Разакул Сааданбеков

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Мурадыл Ганиевич Мадеминов

Мадеминов Мурадыл Ганиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
13,2%

составил рост ВИЧ-заболеваний в Киргизии в 2012 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Февраль 2023

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28