90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В Центральной Азии недооценивают «мягкую силу» религиозных радикалов

В Центральной Азии недооценивают «мягкую силу» религиозных радикалов

В странах региона недооценивают "мягкую силу" религиозных радикалов, которые сегодня имеют свои ячейки во всех государствах. Об этом на круглом столе по эффективности "мягкой силы" внешних акторов заявил эксперт по международным отношениям Байкадам Курамаев.

Он обратил внимание на фактор насаждения несвойственной кыргызам одежды и атрибутов в исповедовании религий. По словам эксперта, сегодня в Кыргызстане говорят про «мягкую силу» Запада и России. В то же время, в республике не обращают внимания на «мягкую силу» религиозных радикалов — никабы для женщин и шаровары с бородами для мужчин.

"Кыргызы еще в 8 веке приняли ислам и сумели пронести его в течение 13 веков в своей, национальной одежде!", — подчеркнул Курамаев. 

Благодаря же этой "мягкой силе" идет вербовка кыргызстанцев в горячие точки. Только на днях в республику вернулась группа женщин и детей из Сирии. А ранее были возвращены и дети из Ирака.  

"Силу же религиозных радикалов нельзя недооценивать, тому свидетельство события в соседнем Казахстане больше года назад, когда из радикалов подготовили боевиков, старавшихся захватить власть. В этом плане у государства и у ДУМК есть над чем работать", — отметил эксперт.

Стоит отметить, что все больше набирает силу в Кыргызстане не арабизация, а «пакистанизация».

В соседних республиках такого количества бородачей или покрытых вплоть до глаз женщин не увидишь. Кроме того, все чаще молодежь стала отвечать на вопрос «Кто ты?» — «мусульманин», а про то, что они кыргызы — вспоминают позже.

Главными источниками распространения радикальных взглядов в обществе стран региона являются различного рода религиозные учреждения. После развала СССР, где религия была под запретом, образовался ваакум, который заполнили разные религиозные течения. В регион начали прибывать эмиссары из разных исламских, христианских и других сект. Например, в Кыргызстане зарегистрировано больше мечетей, чем школ. Под каким контролем находятся они у правоохранительных органов, и кем они финансируются, тоже открытый вопрос. 

Сегодня даже среди политиков республики в почете те, кто строят в населенных пунктах, своих селах мечети и храмы. То есть, религиозный вопрос отчасти переходит и в политическую плоскость. В Кыргызстане один из политиков пытался использовать религиозную принадлежность в своей предвыборной кампании, но тогда общество было менее исламизировано, потому у него ничего не вышло. Спустя более чем десять лет ситуация изменилась. В парламенте Кыргызстана можно увидеть представителей партии, опирающейся на религиозный электорат и использовавшей в предвыборной компании религиозные лозунги, с говорящим названием – «Ыйман Нуру» (Свет веры – прим.ред).

Почему так происходит именно в КР? Ответ достаточно прост. Кыргызстан - единственная республика в регионе, где деятельность такого движения как «Таблиги джамаат» не запрещена. Некоторые религиозные деятели считают, что оно не несет в себе какой- либо угрозы. Однако многие эксперты по противодействию экстремизму и радикализму отмечают, что ни одна радикальная группировка и террористическая организация в своей литературе не призывает к деструктивным действиям. Они зачастую «играют» на светлых чувствах людей, призывая к справедливости. Поэтому доказать деструктивность можно лишь по их действиям и методам. В Кыргызстане «Таблиги джамаат» отчасти играет роль сдерживающего фактора против других более радикальных групп, так как они идеологически противопоставлены друг другу. Например, таким как салафиты, отколовшаяся от ваххабитов группа, ставшая основой ИГИЛ.

Не стоит недооценивать ситуацию и в соседних государствах региона.

Стоит вспомнить, как толпы восхищенных молодых узбеков-мусульман встречали делегацию талибов, которая прибыла в конце июля 2022 года в Узбекистан для участия в Ташкентской международной конференции по афганскому урегулированию. Тогда российский эксперт центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко назвал это явление фактической талибанизацией значительной молодой части верующих внутри самого Узбекистана.

Также не стоит забывать такие радикальные исламские движения такие как "Хизб-ут-Тахрир" - международная панисламистская политическая партия и Исламское Движение Узбекистана (ИДУ), которые являются экстремистскими и запрещены на территории Узбекистана и соседних государствах. Кроме того, в 2022 году был обнародован список экстремистских каналов и аккаунтов в соцсетях.  В частности, в сети можно найти такие сообщества как «Уроки для студентов», «Мир стихов» или «История Ислама».

Выходит, что узбекистанец может стать членом экстремистского канала, даже не подозревая об этом. Также в июле 2019 года в Узбекистане опубликовали список экстремистских организаций.

Что касается Казахстана, то январские события 2022 года тоже наглядно продемонстрировали, что страна не совсем готова полноценно противостоять угрозам, тем более таким, как радикальный исламизм. Президент Казахстана Касым-Жоомарт Токаев тогда заявил, что власть пытались захватить при помощи боевиков. Возможно, число в 20 тысяч головорезов было преувеличено, но, думаю, не стоит исключать, что среди мирных демонстрантов таковых было достаточно.

Наиболее радикальны сторонники ИГИЛ, которые могут объявить «неверным» (кафиром) даже мусульманина, если он  не придерживается их взглядов. В отличие от ваххабитов, не признают они и светские власти, а халифат требуют строить лишь посредством джихада. Поэтому правильнее их называть - такфиристами.

Радикализм сегодня не имеет приграничных преград, он как пандемия коронавируса. Если последний передается воздушно-капельным путем, то радикальные идеи посредством глобальной сети интернет, и пример, описанный выше в Узбекистане, тому подтверждение. 

Это также наглядно показал опыт вербовки рекрутов в ряды ИГИЛ, которые воевали в Сирии и Ираке, а также перебрасывались в Афганистан. Сегодня атрибуты и символика этих террористов замечены даже на Украине. И показаны они были в сюжете Associated Press.

Страны Центральной Азии добровольно импортируют террористов, уже четвертый год занимаясь возвращением жен и детей исламских боевиков, которые должны будут вновь пройти социализацию в "несправедливое" общество, от которого они когда-то бежали в поисках идеального, справедливого исламского государства. Первыми спецоперации по возвращению провели Казахстан (миссия "Жусан") и Узбекистан ("Мехр" 1,2, 3, 4 и 5). Последним с 2019 года по 2021 возвращено 438 женщин и детей из стран Ближнего Востока и Афганистана. Власти же Казахстана с 2019 года в рамках гуманитарной операции «Жусан» несколькими этапами из Сирии вывезли 607 граждан РК — 37 мужчин, 157 женщин и 413 детей, включая 34 сироты.  Кроме того, помощник президента Ерлан Карин в интервью американскому исследовательскому центру Jamestown Foundation октябре 2021 года сообщил, что с 2018 года в рамках операции «Жусан» и через другие каналы c Ближнего Востока несколькими этапами эвакуировано 742 человека, в том числе 189 женщин и 516 детей. Так же поступил Таджикистан,  вот только в Душанбе возвращение осуществляли в рамках борьбы с терроризмом и экстремизмом. На родину вернули более 400 граждан из Сирии и Ирака. Кыргызстан - одна из последних республик, которая вернула своих репатриантов. 

Что касается детей, то, во-первых, не стоит забывать о детских лагерях ИГИЛ, где несовершеннолетние проходили боевую подготовку. Во-вторых, это дети с травмированной психикой, которым трудно будет адаптироваться в социумах стран Центральной Азии.

В свое время  идеологи ИГИЛ провозгласили фетву, в которой говорилось:

"Жены, возвращайтесь домой, будьте законопослушными, идеальными гражданами, а время придет, и мы вернемся".

Видимо, по этой причине европейские страны не торопились заниматься репатриацией, и в свое время США в лице Трампа шантажировали тем, что распустят лагеря беженцев и направят их поток в Европу.  Ситуацией пользовалась и Турция, которая выбивала себе различного рода преференции, спекулируя на этой теме.

Стоит отметить, что Россия приостановила программу по возвращению своих граждан из Сирии и Ирака в декабре 2017 года. Это произошло после заявления директора ФСБ, председателя Национального антитеррористического комитета Александра Бортникова на заседании НАК. Он сообщил, что возвращение в Россию «бывших участников незаконных вооруженных формирований из стран Ближнего Востока представляет для страны реальную опасность».

В Афганистане наряду с неоднородным Талибаном, члены которого ведут борьбу за власть друг с другом, существуют и другие террористические группировки: «Аль-Каида», ИГИЛ и т.д. Об увеличении их численности и скоплении на севере страны до 6,5 тысяч боевиков  сообщил недавно начальник Объединенного штаба ОДКБ Анатолий Сидоров. 

Есть также те, кто открыто говорят, что будут защищать тюрков от несправедливости («Туран») и даже те, кто угрожает и призывает свергнуть власть в соседнем Таджикистане - группировка «Ансарулла».

Однако, как было упомянуто ранее, в сегодняшних реалиях пересечение границ и вторжение уже перестало быть главенствующим направлением.  Важнее всего, что и о чем думают люди, которые живут внутри центрально-азиатских стран, потому ставка делается на «промывание мозгов» и пропаганду радикального исламизма. Главная цель - борьба за умы людей, с чем сегодня эффективно справляются как вербовщики террористов,  так и НПО, работающие над переписыванием истории и распространением ксенофобии в ЦА.

Тут интересен еще один момент. Те самые либералы, которые так сильно порой выступают в защиту прав человека, обладают крайней нетерпимостью к другой точке зрения. Они любят навешивать ярлыки и поступают почти также как те самые такфиристы – объявляют своих оппонентов «неверными».  Хотя чему здесь удивляться? Хозяева и заказчики у тех и других одни и те же.  

Кроме того, не меньшую угрозу может представлять миграционные потоки - беженцы. С этой проблемой не могут справиться США. Сейчас там активно идет обсуждение судеб эвакуированных в августе 2021 г. афганских беженцев. Дело в том, что они находятся в подвешенном состоянии, происходит афганский иммиграционный кризис далеко за океаном.

И терроризм, который мы наблюдаем после начала военной операции России на Украине, может возродиться и в Центральной Азии, ударив по РФ с другой стороны.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Специально для StanRadar.com: Адилет Эркинбаев

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
6 000

граждан Таджикистана остаются абсолютно безграмотными

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30