90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

«Инфляция стратегий»: экономический курс Казахстана – бег на месте?

«Инфляция стратегий»: экономический курс Казахстана – бег на месте?

В Казахстане продолжается ухудшение положения в экономике и после прошедших 19 марта внеочередных выборов депутатов мажилиса и маслихатов ситуацию вряд ли удастся улучшить. Проблема в том, что все годы независимости в республике только лишь обозначают светлое будущее грядущими благими намерениями, причем делается это бессистемно и неэффективно, внятной макроэкономической политики до сих пор нет.

Правительство, мажилис меняются, но лучше от этого не становится. Более того, идет деградация управления, страну продолжают кормить обещаниями: сегодня потерпите, завтра будет лучше, чем вчера. В итоге, несмотря на гигантский рост ВВП (за годы независимости экономика в долларовом выражении выросла в 30 раз), Казахстан так и не смог вырваться из категории бедных стран. Декларируемые же чиновниками экономические достижения оказываются не более чем бегом на месте.

Подтверждением этого является коэффициент Энгеля, показывающий, какую долю от общих расходов средней семьи занимают затраты на продукты питания. По классификации ООН, для бедных стран он составляет 50 и более процентов. В Казахстане этот показатель достиг своего пикового значения – 41,6% в 2007 году, затем вновь стал ухудшаться. В 2022 году коэффициент Энгеля, составив в среднем по Казахстану 54,7%, в Алматинской, Западно-Казахстанской, Туркестанской и Жамбылской областях превысил 60%. Таким образом, республика оказалась на уровне бедных африканских стран.

Другой пример. В 2012 году Казахстан, едва войдя в 50 конкурентоспособных государств, стал падать все ниже и ниже. Когда он вновь вернется в первую полусотню, большой вопрос. По оценкам экспертов, реальная безработица в стране втрое выше официальной и уже составляет 15,2%, или 1,4 млн человек. Это стало результатом того, что основной рост рабочих мест происходил в малопроизводительных отраслях, где сегодня занято до 40% всех работающих в стране.

Причина в том, что власти писали и пишут красивые законопроекты и программы экономического развития страны, которые далеки от реальности. Примеров этого множество. Так, еще в октябре 1997 года был представлен Стратегический план развития Казахстана до 2030 года. По заявлению властей, его индикаторы были достигнуты досрочно, оставив по темпам их выполнения советскую плановую экономику далеко позади.

В декабре 2012 года в своем Послании народу глава государства представил очередную Стратегию развития Республики Казахстан, на этот раз до 2050 года! Ее главной целью провозглашалось «создание общества благоденствия на основе сильного государства, развитой экономики и возможностей всеобщего труда, вхождение Казахстана в тридцатку самых развитых стран мира».

В 2015 году для вхождения страны в эту самую тридцатку был разработан План нации «100 конкретных шагов», стимулирующих высокотехнологичный экономический рост и развитие человеческого капитала, ориентированных на улучшение качества жизни населения республики. Далее указом президента РК в целях реализации Стратегии–2050 в середине февраля 2018 года был утвержден Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года.

Сегодня система стратегического планирования, созданная Нурсултаном Назарбаевым, трещит по швам. Существование большого количества стратегий усложняет связи между ними и, приводя к «инфляции стратегий», замедляет экономический рост. Ни по одной из них власти не смогли обеспечить достижение поставленных целей.

В частности, согласно утвержденной в августе 2017 года программе «Национальная экспортная стратегия» на 2018-2022 годы, объем несырьевого экспорта товаров и услуг к 2022 году должен был составить 31,8 млрд долларов (22,5 и 9,3 млрд, соответственно). Увы, по итогам 2021 года он оказался значительно ниже запланированных показателей – 25,6 млрд долларов, из них 19,8 млрд пришлось на экспорт обработанных товаров и 5,8 млрд на экспорт услуг. Заявленные на 2021 год цели по наращиванию несырьевого экспорта не были достигнуты.

До сих пор производство отечественных товаров растет крайне медленно, и повышение спроса удовлетворяется в значительной мере путем импорта. Так, по итогам 2022 года импорт Казахстана из стран ЕАЭС практически вдвое превысил экспорт – 18,6 млрд против 9,7 млрд долларов. К примеру, около 60% потребности в продуктах питания покрывается за счет импорта из стран ближнего и дальнего зарубежья. Иллюзия изобилия плодоовощной и животноводческой продукции создается низкой покупательной способностью большей части населения.

Несмотря на двузначное увеличение средних номинальных зарплат (рост реальных доходов граждан при этом остается скромным), статистика Всемирного банка свидетельствует о росте уровня бедности. Добавленная стоимость уходит в качестве прибыли владельцам бизнеса, а не на оплату людям. Это, в частности, отражает высокие риски предпринимателей, связанные с валютными колебаниями, угрозами рейдерства и т. д.

Доля оплаты труда казахстанцев в структуре ВВП не превышает 30%, тогда как в западных странах этот показатель достигает 60-80%. Ситуацию с доходами осложняет не только инфляция (в январе она составила 20,7% в годовом выражении), но и удешевление национальной валюты, вследствие чего дорожает импортная продукция.

Цена многих товаров после прохождения таможни с уплатой таможенных платежей и транспортных издержек более чем утраивается, что обусловлено обилием посредников, монополистов и коррупционных схем. Вместо процессов демонополизации и деолигархизации идут процессы перетекания капитала от одних групп к другим.

Нынешние руководители в своем большинстве не только не умеют общаться с населением, но и не понимают, что делать дальше, как вывести страну из тупика, что в конечном итоге строить. В Казахстане на протяжении всех лет независимости на первом месте были не внутренние, а массово вывозящие капитал иностранные инвесторы. Правительство должно создать все условия для появления внутреннего инвестора, практически отсутствующего в стране среднего класса, который является драйвером ведущих экономик мира и должен стать базой для устойчивого социально-экономического развития республики.

Огромные финансовые ресурсы были потрачены на амбициозные проекты (вроде выставки EXPO-2017, монорельсовой линии «Астана LRT», столичного торгово-развлекательного центра «Сити палас»), сопровождавшиеся коррупционными скандалами. В Казахстане почти в каждом крупном городе есть долгострои – предприятия и комплексы.

Сохраняющаяся сырьевая направленность экономики (на добывающую отрасль приходится около 30% ВВП и половина государственного дохода) не обеспечивает экономический рост в долгосрочной перспективе.

Как может что-то измениться в экономике, если продолжается имитация реформ, а реальной трансформации экономической системы не происходит? Правительство ведет борьбу с проявлениями кризиса, а не с причинами его возникновения. Реформы должны перезапустить экономику, повысить доходы людей, сократить межрегиональное неравенство, разрыв между бедными и богатыми. Пока же все это больше напоминает бег на месте.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Данияр Омурзакович Тербишалиев

Тербишалиев Данияр Омурзакович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
47-е

место занимает Узбекистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30