90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Создание единого рынка энергоресурсов ЕАЭС – виден ли свет в конце тоннеля?

Создание единого рынка энергоресурсов ЕАЭС – виден ли свет в конце тоннеля?

В рамках функционирования Евразийского экономического союза, пожалуй, нет более спорного и вызывающего бурные эмоции у стран-участниц объединения вопроса, чем создание единого рынка энергоресурсов. С учетом разного подхода к данной проблеме экспортёров, которыми являются Россия и Казахстан, и импортеров углеводородов, к которым относятся Армения, Белоруссия и Киргизия, ее решение является одним из самых принципиальных для дальнейшего развития всей постсоветской интеграции.

Более того, в нынешних геополитических условиях от того, что будет происходить в сфере энергетики в ЕАЭС, во многом зависит и то, по какому пути в будущем будет развиваться весь евразийский регион. Именно поэтому страны-участницы Евразийского союза стараются делать все, чтобы найти развязки по ключевым вопросам формирования единых энергетических рынков и завершить этот процесс, как было намечено ранее, до конца 2024 года.

Стоит напомнить, что работа над созданием единого рынка энергоносителей ЕАЭС, как, впрочем, и Союзного государства Белоруссии и России, которое по праву считается осью всей постсоветской интеграции, идет уже далеко не первый год. В соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года одним из основных стратегических и приоритетных направлений развития интеграции было названо «углубление сотрудничества в энергетической сфере, проведение скоординированной энергетической политики, создание общих рынков энергетических ресурсов». Именно потому уже с первых дней существования Союза был поднят вопрос о формировании общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. При этом именно вопросы с черным золотом и голубым топливом оказались самыми сложными.

В частности, в сфере нефти и нефтепродуктов стороны ранее договорились о том, что создание общих рынков будет осуществляться в три этапа: подготовительный – 2018-2021 гг., когда согласовывалась методология формирования совместных прогнозных и фактических балансов нефти и нефтепродуктов, основной – 2021-2024 гг., когда должен быть подготовлен международный договор о формировании общих рынков, и заключительный – 2025 г., когда все достигнутые договорённости будут воплощены в жизнь. Именно на последнем этапе должны вступить в силу все заключенные договоры, единые правила доступа к системам транспортировки черного золота, торговли нефтью и нефтепродуктами, а также проведения биржевых торгов. При этом предполагалось, что стороны к концу 2024 года договорятся о единых правилах игры, в том числе гармонизируют национальные нормы и правила функционирования технологической и коммерческой инфраструктуры общих рынков.

За прошедшие годы в рамках ЕАЭС стороны неоднократно проводили различные консультации и встречи, итогом которых стало принятие некоторых знаковых документов, позволивших реализовать первый этап. Например, в 2019 году был принят порядок информационного взаимодействия в рамках общих рынков нефти и нефтепродуктов, а в 2020 году решением глав государств-членов утвержден план мероприятий (дорожная карта) по гармонизации законодательства стран союза в нефтяной сфере.

Сегодня идет работа по реализации второго этапа, когда сторонам необходимо разработать и принять основополагающий документ – международный договор о формировании общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС. И, по всей видимости, этот вопрос также имеет шанс быть решенным, хотя еще совсем недавно многие аналитики высказывали серьезные опасения по данной теме в связи с изменением ситуации вокруг России и усилением санкционного давления на Москву, а также Минск.

На днях директор департамента энергетики Евразийской экономической комиссии Вадим Закревский заявил, что «международные договоры, регулирующие принципиальные вопросы формирования общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов Евразийского экономического союза, находятся в высокой степени готовности». По его словам, ЕЭК совместно с государствами-членами «ведет подготовку комплекса документов, регулирующих общие рынки энергетических ресурсов, включая международные договоры о формировании общего рынка газа и общих рынков нефти и нефтепродуктов союза». В частности, стороны стремятся найти окончательные развязки по вопросам ценообразования (тарифообразования) на нефть и нефтепродукты на общих рынках, а также порядка взаимных расчетов при поставке энергоресурсов.

Формально страны ЕАЭС уже договорились, что ценообразование на общих рынках формируется на основании рыночных механизмов (в рамках прямых договоров и на биржевых торгах). Правда, насколько это удастся воплотить на практике, пока сказать сложно, в том числе и потому, что национальное законодательство пяти стран серьезно отличаются друг от друга, и стороны все еще не смогли полностью договориться о его гармонизации. Да и от существующих двусторонних договорённостей, по которым сегодня осуществляется торговля нефтью и нефтепродуктами, в обозримой перспективе участники Союза отказываться не собираются, так как они позволяют за счет различных квот и ограничений защищать собственные интересы. Однако все это нисколько не умоляет решимость стран ЕАЭС довести начатое несколько лет назад до конца и создать единый рынок нефти и нефтепродуктов.

Ситуация с рынком газа еще более сложная, о чем неоднократно заявляли все участники объединения. И ситуация здесь снова упирается в то, что Казахстан и Россия являются поставщиками голубого топлива, в то время как остальные страны являются его потребителями. В данном случае Москва и Астана заинтересованы в получении максимальной прибыли, а Бишкек, Ереван и Минск считают необходимым организовать торговлю газом таким образом, чтобы его цена была единой для всех. Особенно на этом настаивает Белоруссия, где считают неприемлемым разные цены на газ в России и у остальных членов Союза, так как это ведет к неравным условиям хозяйствования. Впрочем, на сегодня, как утверждают в ЕАЭС, осталось лишь три основных нерешенных вопроса.

Во-первых, это ценообразование на услуги по транспортировке газа. Россия и Казахстан выступают за раздельное ценообразование на внутреннем и внешнем рынках, а Белоруссии, Армении и Киргизия – за равные условия для всех участников ЕАЭС. Во-вторых, вопрос продолжения действия двусторонних договоров по газу, так как пока неясно, будут ли они приведены в соответствие с предполагаемым международным договором или сохранят действие в текущем варианте. В-третьих, проблема недискриминационных условий транзита газа из третьих стран. Этот пункт был в свое время инициирован Киргизией в связи с географическими особенностями поставок и необходимостью закупки газа у третьих стран. И пока развязок по данным вопросам сторонам найти не удалось, хотя проект международного договора, который должен быть принят в следующем году, предусматривает «установление недискриминационных и прозрачных механизмов тарифообразования на услуги по транспортировке газа», «единые правила доступа к газотранспортным системам Союза», а также «возможность заключения свободных договоров и биржевых сделок» и «расширение субъективного состава на общем рынке газа».

Еще одной глобальной проблемой является то, что страны ЕАЭС по-разному смотрят на понятия «единый» и «общий» рынок газа. В частности, Белоруссия, Армения и Киргизия считают возможным в рамках предстоящих договорённостей получить возможность покупать голубое топливо по внутрироссийским ценам без полноценного открытия собственных энергетических рынков для поставщиков из РФ. Однако против этого выступают в Москве, а Владимир Путин еще в мае 2020 г. отмечал, что подобный механизм, как и «единый тариф, предлагаемый нашими армянскими и белорусскими друзьями на транспортировку и транзит газа», может быть реализован только на едином рынке с единым бюджетом и единой налоговой системой. Сегодня такого глубокого уровня интеграции, по мнению российского лидера, «Евразийский экономический союз еще не достиг».

Если к этому добавить, что пока не ясно, будут ли поставки газа, например, из России в Белоруссию или Армению считаться экспортом или нет, а также ряд иных спорных моментов, то говорить о том, что ЕАЭС полностью готов к сознанию единого рынка газа, пока рано. В лучшем случае сегодня речь идет о выходе на общие принципы реализации голубого топлива и его транзита в рамках Союза.

Пожалуй, самые значительные подвижки в создании единых энергетических рынков сегодня можно наблюдать в сфере электроэнергии, о чем заявил В. Закревский. По его словам, «к текущему моменту наибольшие успехи достигнуты в части формирования общего электроэнергетического рынка союза». Речь в данном случае идет о вступившем в силу международном договоре, утвержденных правилах доступа к услугам по транзиту электроэнергии, а также торговых площадках, на которых будет происходить централизованная торговля электроэнергией. Кроме того, Совет ЕЭК в июле определил российское АО «Администратор торговой системы оптового рынка электроэнергии» оператором централизованной торговли электроэнергией на сутки вперед, а оставшиеся несколько документов, которые до конца года должны утвердить главы стран ЕАЭС, уже находятся «в высокой степени готовности».

В целом же сегодня можно говорить о том, что процесс подготовки к созданию единых рынков энергоресурсов в ЕАЭС проходит практически по утвержденным ранее графикам. Однако, к сожалению, самые серьёзные вопросы, над которыми страны пятерки бьются уже не один год, по-прежнему находятся в стадии обсуждения. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что о «высокой степени готовности» документов по единому рынку нефти и нефтепродуктов заявлялось председателем коллегии ЕЭК Михаилом Мясниковичем еще в мае 2022 года. Тогда же ожидалось, что до конца года будет согласован и проект соглашения о едином рынке газа. К сожалению, за прошедший год кардинального прорыва не произошло.

Конечно, создание единых рынков – это все же не конечная цель интеграции в рамках ЕАЭС, но от решения вопросов в данном направлении во многом зависит то, останется ли Союз привлекательным не только для его участников, но и сторонних наблюдателей. В этой связи Москве, Минску, Астане, Еревану и Бишкеку стоит забыть о собственных амбициях и принять политическое решение, направленное на реализацию того, о чем говорилось при создании ЕАЭС. В ином случае свет в конце тоннеля так и останется небольшой точкой, достичь которую не удастся никогда.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Владимиром Путиным

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Наталья Владимировна Никитенко

Никитенко Наталья Владимировна

Депутат Жогорку Кенеша КР VI созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90 млн.

тонн химических отходов ежегодно производит Казахстан

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31