90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Рыцари стальных магистралей. История железных дорог Туркестана. Генерал Анненков

Рыцари стальных магистралей. История железных дорог Туркестана. Генерал Анненков

После трёхлетней эксплуатации Закаспийской железной дороги было принято решение продолжить её до реки Амударьи. И вновь строительство было поручено генералу Анненкову, к этому времени уже вполне оправившемуся от раны, полученной во время Ахалтекинского похода. Михаил Николаевич горячо принялся за привычное дело. Причём темпы работ резко возросли, — за четыре с половиной месяца было уложено более двухсот километров пути, — и уже 29 ноября 1885 года первый поезд со строителями прибыл в Асхабад, где была устроена торжественная встреча.

Но даже этот темп не устраивал Анненков и, по его инициативе строительный ресурс был усилен: в помощь к 1-му резервному железнодорожному батальону, — переименованному в 1-й Закаспийский, — был сформирован 2-й Закаспийский железнодорожный батальон, а через год они были объединены в единую железнодорожную бригаду, пополненную специальными ротами профессиональных железнодорожников.

И это принесло свои плоды. 2 июля 1886 года дорога достигла города Мерва. Когда сюда прибыл первый поезд, там царили, по описанию очевидцев, торжество и ликование. Командир 2-го Закаспийского железнодорожного батальона полковник Андреев в этот день издал соответствующий приказ, в котором говорилось: «Сегодня, ровно год спустя после начала укладки продолжения Закаспийской военной железной дороги, после долгого, настоятельного и усиленного труда, среди всяких лишений под полуденным зноем и на холоде, под снегом и дождем, по проложенным нашим батальоном на протяжении 527 верст рельсам пришел первый русский паровоз в город Мерв, находящийся в глубине Азии, на самых отдаленных окраинах нашего отечества и имеющий особое значение и важность в Средней Азии… С первых дней сформирования вверенного мне батальона ему выпала завидная доля исполнить самостоятельную задачу — проложить рельсовый путь в Азию, через Закаспийский край и Бухару в Туркестан. Ныне, благодаря общим усилиям всех чинов батальона, честно и добросовестно потрудившихся для этого дела, обширная задача уже наполовину выполнена вполне успешно, в один год уложено 527 верст пути и обставлены необходимыми для правильного движения условиями 21 станция, что представляет еще беспримерный до сего времени факт, так как ни в России, ни в других государствах, где существуют специальные железнодорожные части войск, таких обширных задач на них не возлагалось и подобных результатов не достигнуто, а построенные линии за границей имели значение лишь подъездных, обходных или соединительных путей весьма незначительной длины…»[1]

Наконец самый трудный участок, — по безводной пустыне, — был пройден и стальной путь достиг Амударьи. За рекой начинались земли Бухарского эмирата и надо было договариваться с эмиром. Правил эмиратом в это время только-только взошедший на престол Сеид Абдулахад-хан. Причём обязан он был этому русским, и, в частности, генералу Анненкову.

Осенью 1885 года, до туркестанского генерал-губернатора Розенбаха стали доходить сведения о серьёзной болезни бухарского эмира Музафар-хана. Вопрос о престолонаследии в среднеазиатских странах очень часто решался силовыми методами, сопровождавшимися крупными, иногда кровавыми беспорядками. Николай Оттонович, чтобы устранить эту угрозу, грозящую нестабильностью в Бухарском эмирате, посылает в город Кермине, — где с юных лет правил главный претендент на бухарский трон Сеид-Абдулахад-хан, — капитана Карцева. Капитану было поручено передать наследному принцу, что в случае смерти отца, он действовал бы решительно, причём в случае необходимости мог рассчитывать не только на моральную поддержку генерал-губернатора, но и фактическую. Зная, что Сеид-Абдулахад окружён шпионами отца, Николай Оттонович приказал своему посланнику, сообщить об этом и эмиру. Розенбах пишет: “При существующих добрых отношениях к эмиру, мне было весьма тяжело возложить подобное поручение на капитана Карцева, но, имея в виду, что после смерти царствующего эмира всегда происходили народные беспорядки, часто и резня, в наших же интересах было, чтобы, признанный Русским Царём, наследный принц вступил бы на престол без кровопролития, я признал необходимым принять вышеобъясненную меру, будучи уверен, что она произведет своё действие на сановников и жителей Бухары”[2].

Надо сказать, предусмотрительность Розенбаха принесла свои плоды. Когда в последних числах октября Музафар-хан скончался, керминский бек, сопровождаемый небольшим отрядом, сразу же двинулся в Бухару. По дороге, — случайно, или нет, — он встретил генерала М. Н. Анненкова, и уговорил русского генерала поехать с ним в Бухару. Анненков согласился, и наследник въехал в Бухару, как бы под покровительством русских властей. Собрав в Бухаре всех почётных жителей и духовенство, Сеид-Абдулахад объявил себя эмиром. Всё прошло, таким образом, без волнений и неизбежных в таких случаях на Востоке семейных распрях. Случилось это событие 4-го ноября 1885 года.

Таким образом, вопрос о строительстве железной дороги на землях бухарского эмирата, был решен положительно и без проволочек.

И тут же перед строителями стал сложнейший технический вопрос – возведение моста через Амударью. И Анненков блестяще с ней справляется. Более четырех месяцев продолжалась, не прекращающаяся ни днем ни ночью работа. В результате был сооружен деревянный мост длиной два километра. Нигде в мире до этого не строилось таких железнодорожных сооружений. Инженеры из Америки и Европы специально приезжали, чтобы посмотреть на это техническое чудо.

 После постройки это триумфа инженерной мысли, строительство продолжались, — последней станцией должен был стать Самарканд.

Летом 1887 года последовало распоряжение 2-му Закаспийскому железнодорожному батальону приступить к укладке железнодорожного пути вглубь Туркестана: от бухарского города Чарджуя к «русскому» Самарканду. Накопленный опыт и тщательные изыскания позволили Анненкову проделать эту работу в ещё более высоком темпе, и 15 мая 1888 года первый поезд, отправившись из Красноводска, точнее, от станции Узун-Ада, прибыл в Самарканд — в день годовщины коронования императора Александра Третьего. Вряд ли в лексиконе генерала Анненкова было слово “пиар”, однако открытие вокзала в Самарканде он превратил в грандиозное торжество, загодя готовясь к этому событию, которое должно было, по мысли генерала, войти в анналы истории.  С этой целью он приглашает на открытие более двухсот именитых гостей. В их числе крупные военные и дипломатические чины Франции, помимо всего прочего обладающие литературными способностями. По возвращении на родину они должны были, по задумке Анненкова, опубликовать восторженные отчёты. Генерал и сам обладал некоторым литературным талантом и в соавторстве с Оскаром Хейфельдером, — начальником санитарной части Закаспийской железной дороги и соратником Скобелева по Ахалтекинской экспедиции, — им была подготовлена и издана в Ганновере на немецком языке книга, посвященная истории строительства Закаспийской железной дороги, и по сей день считающаяся наиболее фундаментальной публикацией по этой теме.

И именно с целью рекламы, за несколько месяцев до открытия магистрали, туда был приглашён один из самых популярных мастеров кисти того времени, Николай Николаевич Каразин. В распоряжение художника был предоставлен специальный вагон, переоборудованный в мастерскую. В нём Каразин проехал из конца в конец все 1440 километров дороги. Результатом поездки стал роскошный альбом рисунков, который был издан в Париже фирмой Буассонад. На него было ассигновано 100 000 франков, сумасшедшие по тем временам деньги. Альбом был подарен всем иностранным гостям в качестве памятного сувенира о торжественном открытии дороги. Некоторые из рисунков были затем размещены в журнале «Всемирная иллюстрация» за 1888 год.


Что ж, рекламная компания проведённая Михаилом Николаевичем принесла свои плоды. В мировом пространстве дорога в песках была названа “Русским чудом”. Знаменитый писатель Жюль Верн публикует роман «Клодиус Бомбарнак», в основу сюжета которого путешествие французского репортёра по Закаспийской железной дороге.

 «Часто говорят о той необычайной быстроте, с какой американцы проложили железнодорожный путь через равнины Дальнего Запада, — говорится в романе, — но да будет известно, что русские в этом отношении им ничуть не уступают, если даже не превосходят как быстротой строительства, так и смелостью индустриальных замыслов».

В том же, 1888 году, Анненков, был назначен управляющим Закаспийской железной дорогой, но оставался на этой должности недолго. Через три года он покидает Туркестан и назначается главой особого управления общественными работами, предпринятыми правительством для помощи населению, пострадавшему от неурожая. Затем с 4 июля 1891 года состоял членом Военного совета через год был произведён в чин генерала от инфантерии. Казалось, Анненкова ожидает спокойная почётная старость. Однако, произошла трагедия.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
37%

кыргызстанцев живут за чертой бедности

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31