90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Процесс социалистического строительства в Казахстане и Средней Азии. Актуальные выводы

Процесс социалистического строительства в Казахстане и Средней Азии. Актуальные выводы

Примечательное отличие социалистического строительства в Казахстане и Средней Азии заключается в том, что оно проходило в обществе, где существовало масса докапиталистических укладов, как феодальных, так и родообщинных. Эта специфика слабого развития капиталистических отношений наложила отпечаток и на дальнейшую политику советского государства, пошедшего по пути создания в таких условиях новых наций и автономных республиканский образований. 

По сути эти окраины бывшей Российской империи благодаря Октябрьской революции перескочили через капиталистическую фазу развития, попав сразу в социалистическую систему. И в этом нет ничего противоречащего большевистской программе, нацеленной на модернизацию страны на новых началах.

Победивший рабочий класс через свое государство проводил цивилизаторскую политику, не просто подтягивая отсталые регионы восточных и азиатских областей страны к уровню её европейской части, а создавая там новые промышленные и сельскохозяйственные районы, возводя на пустом месте сотни городов, тысячи поселков, школы, больницы и университеты, протягивая туда железные дороги и строя электростанции. Такому же цивилизаторскому развитию подверглась и соседняя Монголия. 

И даже сейчас, после реставрации капитализма и катастрофического разрушения СССР, в бывших советских республиках Средней Азии не произошло окончательного отката назад. В нынешних независимых государствах еще сохранились некоторые завоевания, предприятия и города, а также образование и культурный базис, которые дают надежду будущим поколениям в момент нового революционного кризиса использовать прошлый опыт для возрождения и дальнейшего развития. 

Наша задача заключается в том, чтобы проанализировать происходившие тогда процессы национального и государственного строительства в рамках общего социалистического развития и дать свою оценку тому периоду, с целью использования данного опыта и разоблачения либеральных и националистических мифов о том периоде.

Установление советской власти в Средней Азии и первая Туркестанская советская республика
Казахстан и Средняя Азия были отдаленными отсталыми и периферийными регионами Российской Империи, куда если и проникал русский и английский капитал, то с целью сырьевой эксплуатации края для вывоза полезных ископаемых: свинца, цинка, золота, бокситов и хлопка. В некоторой степени развивались промышленные районы Восточного Казахстана и Туркестанского края с центром в Ташкенте. 

Особенно тяжелым было положение коренных народов, населяющих эти территории, которые страдали от двойного гнета, как со стороны российского и иностранного капитала и царской администрации, так и со стороны своей феодально-байской верхушки. Не надо забывать, что на территории современной Туркмении, Узбекистана и Таджикистана существовали помимо Туркестанского края в качестве протекторатов русской монархии Хорезмское (Хивинское) ханство и Бухарский эмират. 

Несмотря на то, что все жители региона являлись российскими поданными, неравенство проявлялось во всем, как в сословном разграничении и принадлежности к религиозной конфессии, так и в привилегиях и получении заработной платы. Например, до революции 1917 года в Сырдарьинской области Туркестанского края за одну и ту же работу на производстве русскому пролетарию платили в день 90, узбеку – 86, а казаху и киргизу – 69 копеек. То есть, при царизме казахи считались людьми даже не второго, а третьего сорта. [1]

Также хорошо известно, что царский режим вытеснял казахов с лучших земель. Только за период с 1890-го по 1915-й у них отняли около 20 миллионов гектаров. А за десять лет, предшествовавших первой мировой войне (1903-1912), численность казахского населения, которое тогда называли киргизским, сократилась на 9 процентов. В 1916 году во время восстания казахов и киргизов против мобилизации на тыловые работы местное население еще и столкнулось с карательными экспедициями царских войск.

Великая октябрьская социалистическая революция 1917 года сразу же видоизменила уклад жизни и классовое соотношение сил в Казахстане и Средней Азии. И после установления советской власти большевиками была начата дискуссия о строительстве новых государственных автономных образований на республиканских началах. Хотя сам процесс становления советской власти и первые социалистические преобразования в Туркестанском и степном крае проходили в сложной обстановке, в напряженной внутриполитической борьбе между сторонниками и противниками социализма. 

Партия большевиков Туркестана, опираясь на Красную гвардию и революционных солдат военных гарнизонов Ташкента, Верного (ныне Алматы), Ашхабада, Перовска (ныне Кзыл-Орда), АулиеАты (ныне Тараз) и других городов подавили контрреволюционные выступления вооруженных отрядов местной буржуазии и мусульманского реакционного духовенства, чиновничьих кругов старой колониальной администрации. К весне 1918 года в Туркестанском крае в основном завершилась борьба за власть, установился новый общественный строй в форме Советов рабочих, солдатских и мусульманских депутатов.

30 апреля 1918 года в Ташкенте открылся 5-й Краевой съезд Советов Туркестана. В его работе, наряду с делегатами областей, приняли участие 120 представителей местного коренного населения – узбеков, казахов, туркмен и таджиков. С основным докладом о задачах большевиков по осуществлению национальной политики в крае выступил чрезвычайный комиссар ЦК РКП (б) и СНК РСФСР по Средней Азии П.А. Кобозев.

Съезд принял решение о создании Туркестанской Автономной Советской Социалистической Республики (ТАССР) в составе РСФСР. Телеграммой в Москву было заверено, что «все революционные лозунги будут твёрдо и неуклонно проведены, здесь в Туркестане». [2] Создание ТАССР укладывалось в давно отстаиваемый большевиками принцип территориальной автономии. А именно, ТАССР не была связана с какой-либо конкретной титульной этнической группой, а представляла собой конкретную экономико-географическую единицу с многонациональным населением. 

Таким образом первый шаг большевиками в сторону автономизации края был сделан, что стало неоценимым опытом советского строительства и основой для формирования в последующем новых советских республик на территории Средней Азии. 

Уже в 1919 г., с резким изменением политики большевиков по принятию этно-федеральной системы для Советской России, также возникла необходимость пересмотреть принципы территориального устройства ТАССР. 15 января 1920 г. Туркестанская комиссия приняла постановление, предлагающее административную перегруппировку Туркестана в соответствии с этнографическими и экономическими условиями региона. В нем были выделены три основные группы людей, которые могли бы стать основой для новых этнополитических единиц в ТАССР: узбеки, казахи и туркмены. 

Тогда внутри РКП (б) развернулась дискуссия между двумя основными видениями дальнейшего развития советской автономизации. Первый был основан на формировании централизованной федерации, в которую все возникшие в ходе 1917-1920 гг. субъекты должны были войти на правах автономий с последующим делением на крупные экономические районы. Внутри таких регионов могут развиваться национально-культурные автономии. По одному из таких проектов, в частности, предполагалось на территории КАССР образовать две крупных области — с центрами в Оренбурге и Семипалатинске. Едиными регионами должны были стать Туркестан и Кавказ. 

Второй вариант предполагал наоборот активное внедрение принципов национально-государственных автономий, в какой-то степени продолжающую политику, по которой независимость получили западные окраины Российской империи в лице Финляндии, Польши и прибалтийских республик. У модели были также два «ответвления» — во-первых, внешняя политика расширения для присоединения к советской конфедерации будущих советских республик Востока и Запада, а во-вторых, разделение РСФСР на европейские и азиатские республики, построенные, по замыслу авторов, на принципах панисламизма и пантюркизма.

Даже предполагалось создание внутри РКП(б) Мусульманской компартии, которая на короткий период с 1918 -1919 годы была создана на базе мусульманских секций партии, и, как вариант, отдельной Туранской ССР, включающей в себя Казахстан, Туркестан, Башкирию, Татарстан и другие тюркоязычные регионы бывшей империи.

По мнению казахстанского историка Данияра Ашимбаева такой «пантюркистский» вариант был невозможен и даже противоречил программным установкам большевиков, а также способствовал усилению исламизма в регионе, что в итоге могло подорвать позиции советской власти.

«Эта модель входила в коренное противоречие с интернационалистскими принципами коммунистов, могла стимулировать не столько советское строительство, сколько рост религиозных настроений, да и слишком уж соответствовало геополитическим интересам Турции, которую та продвигала как сама, так и в союзе с Германией. В любом случае национальная политика РКП(б) была построена на сложных компромиссах между этими моделями. И если на Кавказе была создана ЗСФСР с целью борьбы с местным национализмом и подавления горячих точек в Абхазии, Карабахе и Осетии, то Туркестан в 1924-1925 гг. был разделен в силу наличия противоречий между населявшими его народами, роста местного — казахского, узбекского, киргизского, таджикского, туркменского — национализма и возможности созданием новых советских наций подорвать идейные основы пантюркизма и панисламизма в регионе», [3] — пишет Данияр Ашимбаев.

Именно в связи с этим, по его мнению, советское правительство пошло на перевод алфавитов азиатских народов СССР на латиницу с целью «не только внедрения вестернизированного алфавита в интересах будущей глобальной советской страны, но и для разрыва культурно-исторических связей с прежним наследием, прежде всего арабским и турецким». [4]

Поэтому партией к концу 1919 – началу 1920 года был окончательно выбран путь создания новых советских наций и, соответственно, национально-государственных автономий в Туркестанском и Степном крае Средней Азии.

Большевистская политика помощи в советском национальном строительстве и движение на Восток
Несмотря на то, что РКП (б) приняла линию на создание национальных советских республик, было очень много проблем во время его внедрения, так как обозначились два крайних течения. С одной стороны, стали проявляться так называемые великодержавные настроения среди части партийного аппарата, недооценивавшей процесс национального строительства, а с другой появились и местные советские «националисты».

Был и другой более радикальный и неверный подход, связанный с полным отрицанием необходимости привлечения русских, украинцев и других советских работников европейских национальностей к развитию региона. Это мнение, в частности, выражал известный казахский революционер и глава туркестанского Совнаркома Турар Рыскулов. Правда, его призывы отозвать из Туркестана всех коммунистов, «заражённых колонизаторством», и опираться исключительно на местные кадры не нашли поддержки у членов Турккомиссии. Более того, выполнение его призывов оказалось невозможным, так как привело бы к полному коллапсу советской политики в регионе. 

К чести Ленина у него был гораздо более деликатный подход к этому вопросу. СССР изначально был основан как союз 4-х равноправных государств в декабре 1922 года. На этом этапе Туркестан (в основном это нынешние Туркменистан, Узбекистан, Киргизия и южная часть Казахстана) и Казахская АССР (нынешний северный и центральный Казахстан) остались автономными республиками в составе РСФСР, а Бухарская и Хорезмская республики – независимыми государствами.

Самое важное, что подход большевиков был строго и принципиально нацелен на оказание помощи развитию именно национальных государств. Этнические группы и народности, которых было более 130-ти на территории всей бывшей Российской империи, получили собственные территории с определенной степенью автономии. Оказывалась помощь в развитии национального языка, велась подготовка местных учителей, основывались национальные школы. На административные и партийные посты в ходе политики «коренизации» пришли представители коренных народов. 

В 1920 году в результате операции Красной Армии, подготовленной Фрунзе, и восстания народных масс в Бухаре и Хиве были упразднены монархии и образованы новые народные советские республики. 

Яркий пример в этой практике – образование Хорезмской Народной Советской Республики на территории нынешнего Туркменистана. РСФСР отказалась от всех претензий и прав на территорию, признала полную независимость Хорезма и предложила добровольный экономический и военный союз и помощь в экономическом и культурном развитии, в том числе в образовании и ликвидации неграмотности. Вся собственность, земля и право пользования, ранее принадлежавшие российскому правительству, российским гражданам и российским компаниям, были переданы новому правительству Хорезма без каких-либо компенсаций. Началась работа по открытию новых школ для детей и взрослых и первого Хорезмского национального университета. Проводился ремонт каналов, строительство мостов и расширение телеграфной сети.

Даже в случае с вопросом о религии ленинский подход заключался не в том, чтобы противостоять религии как таковой, а в том, чтобы выступать на стороне тех, кто страдает от ее реакционного влияния. В особенности это касалось женщин. Многоженство, выкуп невест и развод по односторонней инициативе мужчины были объявлены вне закона. Учреждались школы, ориентированные на женщин, женщины поощрялись к участию в общественной жизни. Предоставлялась помощь в учреждении текстильных кооперативов, чтобы женщины смогли стать экономически независимыми.

Правда, в деле уничтожения Бухарского эмирата и Хорезмского (Хивинского) ханства и создания на их основе народных советских республик были и свои внешнеполитические причины необходимости распространения мировой революции на Восток. Есть документы переписки Михаила Фрунзе с Владимиром Лениным, руководством РКП(б) и Туркестанской АССР, который увязывал исход операции в Бухаре и с точки зрения военно-политической ситуации в мусульманском мире. Так как, создание новых советских республик должно было способствовать успешному развитию большевистской политики в Персии, Турции, Афганистане и с положением в Синьцзяне.

В этом смысле советский Туркестан и образованные новые народные советские республики в Бухаре и Хиве становились удобным плацдармом для переноса мировой революции через Афганистан, где установился дружественный советской России режим, на территорию Индии ради борьбы с Англией. Кроме этого, советские республики среди мусульманского населения Средней Азии было очень важным пропагандистским оружием для пробуждения народов Востока с целью разрушения колониальной периферии империй. Не случайно с 1 по 10 сентября в Баку прошел первый Съезд народов Востока, инициированный Коминтерном.

Образование Казахской (Киргизской) АССР
Казахские буржуазные националисты из числа отделения партии кадетов, заикавшиеся об автономии, стали с момента гражданской войны однозначно на сторону контрреволюции и белых армий. Речь идет в первую очередь о партии «Алаш», казахского отделения кадетской партии. 5 ноября 1919 г. Реввоенсовет за подписью командующего М. Фрунзе объявил амнистию «Алаш-Орде», освободив от ответственности всех бывших вооруженных противников. В 1920 г. «Алаш-Орда» вошла в состав Киргизского (Казахского) революционного правительства с утратой всех своих ранее принятых законов, и, как таковая, партия закончила свое существование. С этого момента начинается история советского Казахстана и образования автономной республики в составе РСФСР.

26 августа исполнилось 100 лет с момента образования Казахской автономной Советской Социалистической Республики, декрет о создании которой был подписан председателем Совнаркома Владимиром Лениным и председателем ВЦИК Михаилом Калининым. Именно большевики стояли у истоков создания казахской советской национальной государственности.

В конце 1918 – начале 1920 годах шла интенсивная подготовительная работа по образованию Казахской советской автономии. 10 июля 1919 года был образован Казахский революционный комитет (Казревком) по управлению краем. В условиях Гражданской войны Казревком сосредоточил в своих руках высшую военно-гражданскую власть. Важной задачей Казревкома являлось формирование территориальной целостности будущей казахской советской автономии.

Еще ранее Туркестанский край бывшей Российской империи стал Туркестанской Автономной Социалистической Советской Республикой в 1918 году со столицей в Ташкенте, куда вошли Семиреченскую-Джетысуйская и Сырдарьинская области. Но в результате победы большевиков в гражданской войне ребром стал вопрос об образовании отдельной казахской советской республики.

26 августа 1920 года Декрет об образовании Казахской Автономной Советской Социалистической Республики вступил в действие. 4 октября 1920 года в Оренбурге состоялся Учредительный съезд советов КазАССР. На съезде была принята «Декларация прав трудящихся КазАССР». Декларация служила в качестве конституции. Она закрепляла за трудящимися Казахстана широкие политические права. Столицей автономии провозглашен Оренбург.

Национальное размежевание 1924-25 годов
Часть партийных служащих, выходцев из коренных народов, например, предлагали объединить Туркестанскую, Бухарскую и Хорезмскую Республики в единую федерацию, аналогичную Федерации РСФСР. Однако это предложение было отклонено. Сама идея образования национальных республик для узбеков и туркмен ставилась под сомнение рядом местных деятелей, так как, по их мнению, таких наций не было, и введение таких категорий было бы искусственным актом. 

Несмотря на такие настроения в результате победившей линии на создание именно национальных республик, в конце апреля 1924 г. Средазбюро РКП (б) образовало специальную комиссию, в рамках которой были назначены туркменская, узбекская и казахская подкомиссии для представления интересов своих соответствующих общин. 

«Инициатива Кремля по объединению узбекских населенных пунктов Центральной Азии в единую узбекскую национальную республику не была позитивно воспринята советскими узбекскими элитами в ТАССР и ХССР. Единственной узбекской политической группой, которая с самого начала полностью поддерживала проект узбекского национального государства в Кремле, было советское бухарское руководство под руководством Файзуллы Ходжаева. Узбекский проект Кремля во многом поддерживался и партийными активом Ташкента», — пишет историк Григор Убириа. [5]

Цель планируемой делимитации состояла не в создании этнически однородных политических единиц, а в обеспечении того, чтобы в каждой вновь образованной республике и области титульная национальность составляла численное большинство. Руководящим критерием для территориальной комиссии по определению проектируемых межреспубликанских границ в Центральной Азии должен был стать национальный принцип. 

Во время создания новых советских наций возникали постоянные проблемы и споры как по вопросам территорий, так и по принадлежности тех или иных отдельных этнических групп. 

Однако комиссия должна была также учесть и социально-экономические принципы. Во время осуществления национальной делимитации также шло и экономическое размежевание, т.е. фабрики, заводы, сельскохозяйственные районы, животноводческие и культурно-просветительные учреждения делились между образуемыми республиками таким образом, чтобы после размежевания каждая из них обладала достаточными материальными ресурсами, необходимыми для успешного экономического и культурного развития. 

В результате национального размежевания в 1924-25 годах появились отдельная Узбекская АССР, Туркменская АССР, Каракалпакская автономная область (c 1930 года Каракалпакская АССР), Кара-Киргизская АО (с 25 мая 1925 года переименована в Киргизскую АО, а с 1 февраля 1926 года была преобразована в отдельную Киргизскую АССР) и Таджикская АССР. К Казахской АССР отошли две области упраздненной Туркестанской советской республики. Соответственно, в 1924 году прекратили своё существование Бухарская и Хорезмская советские республики, территории которых вошли в состав Туркменской АССР, Каракалпакской автономной области, Узбекской АССР и Таджикской АССР.

В последующем повышался и статус данных республик. Так, уже с 1925 года статус самостоятельной советской республики получил Узбекистан, куда с 1936 вошла в качестве автономии Каракалпакская АССР. В этом же году такой статус получила Туркменская ССР. В 1929 году была образована Таджикская ССР. В 1936 году отдельными союзными республиками стали Казахская ССР и Киргизская ССР. Как раз к этому году в связи с принятием новой сталинской Конституции сложились окончательно пять союзных советских республик Средней Азии.

Это национальное размежевание, которое привело к созданию новых советских национальностей и соответственно союзных и автономных республик является прямым следствием ленинской национальной политики большевиков и подчинялось цели социалистического строительства. 

Тематика голода 1932-33-х годов в Казахской АССР
Для Казахстана сейчас, как, впрочем, и для Украины, характерна тема голода начала 30-х годов, которая активно используется правительственной буржуазной пропагандой, либералами и националистами для того, чтобы представить большевиков в качестве организаторов целенаправленного геноцида коренного народа. При анализе национального и социалистического строительства в Средней Азии невозможно обойти данную тему и необходимо дать этому свой ответ.

Голод как политика уничтожения казахов, приписывается современными националистами всему советскому государству с самого его основания и Ленину непосредственно, хотя он был вместе с Калининым инициатором образования в августе 1920 года Казахской Автономной Советской Социалистической Республики. И, по их мнению, политика геноцида длилась якобы с момента после окончания гражданской войны, вплоть до 1933 года. Явно заказчики перестарались в датах и сроках и попытались напрямую связать и соединить голод 1921 года, вызванного засухой, с голодом 1932-33 годов.

Современные декоммунизаторы оперируют только цифрами за подписью руководителя краевой партийной организации Голощёкина о переселении 5 — 10 тысяч раскулаченных семей баев, 400 человек — кочевые хозяйства, 300 — полукочевые, 150 — оседлые. Но ни о каких миллионах погибших нигде в статистике не указывается и не приводится. Как и нет ни одного документа за подписью Сталина и Голощёкина, где предписывается убивать или морить голодом этнических казахов. Наоборот, в цитируемых документах всегда подчеркивается четкое классовое отделение байско-феодальной верхушки от основной массы людей, которая нещадно эксплуатировалась угнетателями.

Правда, именно изъятие скота, по сути, у феодальной верхушки и вызвали массовую откочевку байских хозяйств вместе с целым рядом аулов в соседний Китай. Тогда за рубеж, только за один год коллективизации, перекочевало несколько миллионов голов крупнорогатого скота с населением. Фактически эта массовая миграция через условную границу, а также неконтролируемый забой скота хозяевами внутри страны, и привели все вместе к голоду. Ситуация усугублялась проведением форсированной политики осёдлости, когда создавались постоянные поселения, а казахи отрывались от кочевого ведения хозяйства.

Все это было вызвано перегибами и ошибками при проведении политики коллективизации, которые были осуждены партией и советской властью еще в 30-е годы. Естественно, что никаких установок на целенаправленное уничтожение казахов или украинцев никогда не было. Также не выдерживают никакой критики и демографические оценки потерь во время голода, когда без какой-либо статистики называются цифры от 3 до 5 миллионов человек.

Отдельные националисты заявляют, что если бы не «голодомор», то в Казахстане проживало бы 90 миллиона казахов, что явно является антинаучной профанацией и вышито по украинским лекалам. Разбиваются в пух и прах тема геноцида и тем, что именно большевиками в 1936 году была образована отдельная Казахская Советская Социалистическая Республика в ее нынешних границах. Для чего им надо было создавать еще одну союзную республику, если их целью было поголовное уничтожение казахов?

Советское правительство в Москве пыталось и оказывало повсеместную помощь в 1932-33 годах голодающим районам Украины, Поволжья, Урала и Казахстана, но она порой использовалась в степном крае местными партийными и хозяйственными кадрами неэффективно или не по назначению. Об этих фактах писала тогда и советская пресса, когда вскрывались факты использования полученного хлеба из центра в других нуждах или даже для помощи своим родственникам, а не для поддержки населения затронутых голодом аулов. 

Поэтому подобные данные свидетельствуют о низком качестве определенной части руководящих работников КАССР на низовом уровне, которые оказались неспособными в момент резкой трансформации сельского хозяйства, вызванного коллективизацией и создания постоянных оседлых поселений, справиться с возникшими пробелами и наладить работу коллективных форм собственности. Соответственно, надо рассматривать это всё в качестве неизбежных ошибок и перегибов в процессе ускоренного социалистического строительства, которые возникли в результате коренной ломки всего тысячелетнего уклада и кочевого хозяйства.

Что же касается голода 1921 года и причастности к ней Ленина, то факты показывают совершенно другую картину, когда руководитель РСФСР, истерзанной гражданской войной, смог найти способы поддержки жителей степного края.

Тогда для оказания помощи голодающему населению Казахской АССР декретом ВЦИК население неурожайных районов было освобождено от уплаты продналога. 14 июня 1921 г. В.И. Ленин подписал декрет «О натуральном мясном налоге», по которому кочевое и полукочевое казахское крестьянство освобождалось от мясного налога. В 1922 году было выделено 25 млн рублей для закупки сельскохозяйственных машин и орудий, отпущены семена для того, чтобы засеять 60% посевной площади, выделены 2 131 тыс. рублей для приобретения скота, организовано 575 детских домов, 9 детских приютов, в РСФСР эвакуировано около 18,5 тыс. детей. Нарком-собес КАССР выступил с инициативой организации крестьянских комитетов взаимопомощи. [6]

В целом, несмотря на голод 1921 и 1932-33 годов советская система выдержала, а сами эти проблемы, первая связанная с засухой, а вторая с форсированной коллективизацией, непосредственно были фактором чрезвычайной отсталости и очень низкой производительности аграрного сектора, которую требовалось модернизировать на научной и коллективной основе с укрупнением мелких хозяйств. Этого и удалось добиться в последующие годы социалистического строительства и навсегда изжить проблему голода, ранее непосредственно связанного с климатическими периодами.

Индустриализация Казахстана
Политическая трансформация общества в Средней Азии и Казахстане в 20-х годах после Октябрьской социалистической революции было чрезвычайно прогрессивным и на столетия опережала архаичный экономический базис всего региона, который в условиях НЭПа оставался отсталым с многочисленными докапиталистическими укладами. Например, на 1926 год в Казахстане, в отличие от европейской части РСФСР, удалось восстановить только 60% от довоенного уровня экономики 1913 года, а значительная часть скота и земли контролировались небольшим процентом баев и кулаков, поднявшихся в результате рыночных отношений.

Требовалась этой новой общественной машине мощный современный мотор, который двинул его дальше уже к невиданным социальным свершениям и модернизации отсталых регионов. Нужно было кардинальное изменение в способах производства с необходимостью концентрации всех производительных сил в руках централизованного государства под единым плановым руководством. Таким новым инструментом или мотором могла быть только индустриализация СССР с попутной коллективизацией сельского хозяйства, которая уже давно назрела. Для Казахстана и Кыргызстана ставилась также и задача внедрения оседлости для кочевых хозяйств, которая полностью меняла сам способ ведения хозяйства.

Принятие и внедрение первого ускоренного пятилетнего плана, а затем и второго, было продолжением и новым импульсом социалистической революции, так как не только создавала новую промышленность и целые индустриальные районы, но и уничтожало окончательно оставшиеся с момента НЭПа формы частной собственность в стране. Первые пятилетки, безусловно, экономически и социально преобразовали степной край до неузнаваемости, создав совершенно новые отрасли производства, новый рабочий класс и городскую культуру.

В первую очередь был проведен большой комплекс работ по окончательному переводу сельского хозяйства республики на рельсы социализма. Через Тозы и Малсерктики (товарищества по обработке земли) казахские крестьяне перешли к сельскохозяйственной артели. Более 500 тысяч казахских кочевых и полукочевых хозяйств перешли к оседлости. В 1937 году к концу второй пятилетки колхозы Казахстана объединяли 97,5% крестьянских хозяйств республики, они обрабатывали 99,8% посевных площадей и производили 84,4% валового сбора зерновых. В колхозах и совхозах, других государственных и кооперативных предприятиях, а также в личной собственности колхозников находилось около 99% поголовья скота. [7]

Бурное развитие получила угольная промышленность, 90% добычи которой в 1940 г. приходилось на долю Карагандинского бассейна, ставшего третьей после Донбасса и Кузбасса угольной кочегаркой СССР. По добыче нефти Казахстан вышел на третье место (после России и Азербайджана). Высокими темпами развивалась и химическая промышленность.

Производство электроэнергии в республике возросло по сравнению с 1913 г. в 486 раз. Значительные успехи были достигнуты в легкой и пищевой промышленности. Другой особенностью индустриального развития Казахстана в этот период было выдвижение на передний план наряду с цветной металлургией, нефтяной, угольной и другими в основном добывающими отраслями, тяжелой промышленности, транспорта, в особенности железнодорожного. 

В 1928—1940 гг. железнодорожная сеть республики увеличилась почти на 50% и достигла 6581 км. Были построены Туркестано-Сибирская железная дорога, соединившая Сибирь со Средней Азией, основные участки трансказахстанской магистрали, сыгравшие большую роль в освоении природных богатств Центрального Казахстана. Все эти транспортные линии связали районы республики с Оренбуржьем и другими промышленно развитыми областями России. [8]

Более высокие, чем общесоюзные темпы индустриализации заложили основу ликвидации экономического неравенства ранее отсталых национальных республик Советского Востока. Индустриальное развитие Казахстана такими высокими темпами стало возможным только благодаря всесторонней помощи России, Украины и других промышленно развитых республик Советского Союза. Помощь эта приняла широкий размах и разнообразные формы.

Индустриальное развитие Казахстана в 1926—1940 гг. имело ряд крупных социально-экономических последствий, к числу которых в первую очередь следует отнести превращение его из аграрного в индустриально-аграрный, рост городов и удельного веса горожан в составе населения республики и формирование рабочего класса, в особенности его национальных кадров, начало создания инженерно-технической интеллигенции, а также другие социально-демографические изменения в составе населения. 

 Промышленность стала преобладающей отраслью хозяйства Казахстана, удельный вес ее продукции в середине 30-х гг. начал преобладать и в 1939 г. достиг 58,9% против 41,1% продукции сельского хозяйства. Был создан и ускоренно развивался мощный промышленный потенциал, постепенно занимавший передовые позиции в Советском Союзе: Казахстан вышел на второе место по производству цветных металлов, на третье—по добыче угля и нефти, на пятое—по выработке электроэнергии. Все это позволило ему стать одним из крупных арсеналов Советского Союза в условиях Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Практически с нуля с 1926 по 1940 год был создан совершенно новый промышленный район в лице советского Казахстана. [9]

Сейчас предпринимаются попытки нынешними властями и националистами принизить значение этих невиданных эпохальных изменений. В частности, в прессе и в псевдодокументальных фильмах на полном серьезе утверждается, что причиной голода стало отсутствие индустриализации в стране, тогда как во время первых пятилеток, возникли такие гиганты как «Балхашцветмет», где начинал свою трудовую деятельность в 1936 году Динмухамед Кунаев, Карагандинский промышленный район, промышленный массив Восточно-Казахстанской области, свинцово-цинковый завод в Шымкенте, возникли на пустом месте несколько десятков новых городов. Во время Великой Отечественной войны в Казахстан были эвакуированы тысячи заводов, например, тот же Луганский паровозостроительный завод, а ныне Алматинский завод тяжелого машиностроения.

Дальнейшее социалистическое развитие Казахстана продолжилось и после победы советского народа в Великой отечественной войне. Многолетний руководитель Казахской ССР Динмухамед Кунаев во время своего выступления в Академии Наук Казахстана уже в 1992 году заявил, что в период только с 1955 по 1986 год было создано «семь новых Казахстанов», по объему производимой продукции. За этот период, национальный доход вырос в семь раз, сельское хозяйство в семь раз, с нуля было построено 42 новых города, открылось 56 ВУЗов. Численность этнических казахов выросла с двух с половиной миллионов до семи миллионов человек.

Оседлость, несмотря на первые ошибки и перегибы, также стало благом для казахского народа, а не наоборот, как это пытаются представить либералы и националисты. Урбанизация, постоянные поселения, культурная революция в виде всеобщего образования, создания системы медицинского обслуживания, собственный алфавит и письменность, женская эмансипация, появление национальной литературы и искусства – это все неоспоримые достижения советского периода, которые успешно изживаются сейчас нынешней «элитой».

Преобразования 20-30-х годов, наоборот, вырвали казахский народ, как и все отсталые народы, из феодального и даже дофеодального уклада и многовекового архаичного прозябания. Сейчас этот период пытаются исказить и представить в совершенно ином ключе для трансформации сознания молодежи и создания националистической опоры существующей власти.

Конечно, нельзя сказать, что весь период социалистического строительства в Казахстане и республиках Центральной Азии был прямолинейным и без ошибок. Множество проблем стали накапливаться в экономике после косыгинских реформ. Они продолжили ранее начатую Никитой Хрущёвым политику частичной децентрализации управления предприятиями и «расширение самостоятельности» путём введения для последних показателя прибыльности и прибыли, большей свободы в распоряжении последней, освобождение или смягчение ряда плановых показателей, установленных Госпланом, а также личное стимулирование труда работников. 

Все это создавало основу для различных рыночных иллюзий и сознательных предложений по «реформированию» социализма со стороны отдельных групп, с целью постепенного демонтажа плановой экономики и внедрения частнокапиталистических элементов. Особенно сильно эти тенденции получили свое развитие в период перестройки и в конце существования СССР, когда часть партийного руководс

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
18 493

сомов средняя номинальная зарплата в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30