90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Колонка: Что нужно сделать для развития детского чтения в Узбекистане?

17.12.2023 19:00

Общество

Колонка: Что нужно сделать для развития детского чтения в Узбекистане?

По итогам международной оценки достижений учащихся PISA Узбекистан вошёл в десятку стран с худшими результатами. Одним из направлений была читательская грамотность. Детский писатель Динара Муминова предлагает способы улучшить ситуацию. Бонус: список книг, которые можно подарить на Новый год.

В начале декабря Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) представила результаты международного исследования по оценке образовательных достижений учащихся (PISA), проведённого в 2022 году. Оно включало в себя исследования по математической, естественно-научной и читательской грамотности. Узбекистан вошёл в десятку стран с худшими результатами. В чтении хуже оказалась только Камбоджа.

Страны, которые продемонстрировали лучшие результаты по чтению, объединяет то, что в них очень развито детское книгочтение. Это, конечно, не единственный фактор, сыгравший свою роль в результатах исследования, но и не последний. Экономист Бехзод Хошимов отмечает, что только 14% детей в возрасте 15 лет понимают текст, который они читают, то есть могут определить основную идею текста умеренной длины, рассуждать о его цели и форме. Это означает, что 86% учащихся этого делать не могут.

Вышеотмеченные навыки, или «reading performance», развиваются с раннего детства с помощью чтения и обсуждения детских книг.

Сегодня мы пока не понимаем, насколько важно детям читать с самого рождения. Слушая колыбельную, считалочки, мамины сказки, малыш приобщается к книгочтению. С шести месяцев он может проявлять интерес к какому-либо герою, цвету или предмету на картинке в книге. К году ребёнок уже соотносит нарисованную кошку на картинке с кошкой, которая живёт дома. К трём годам у него появляется любимая книга и даже формируется предпочтение по жанрам. По мере взросления ребёнок становится настоящим читателем.

Часто слышу от родителей, педагогов или просто обывателей, что сегодня дети не читают — им нужен только интернет. Можем ли мы говорить так, если возможность ребёнка читать всецело зависит от окружающих его взрослых? Есть ли выбор у ребёнка, если в его распоряжении находятся только телефон, телевизор или иной гаджет? Окружён ли сегодня ребёнок в Узбекистане книгами дома, в школе, есть ли в шаговой доступности от него публичные библиотеки и книжные магазины?

Научно доказано, что основное развитие мозга происходит в детском возрасте, и книга является эффективным инструментом развития.

Один из способов привлечь внимание детей к книгам — это качественные, эмоциональные, динамичные иллюстрации. Сколько в стране издано книг в картинках для детей 2−9 лет? Книг, которые психологически, педагогически, эстетически, визуально соответствуют возрасту ребёнка и его уровню развития?

Мы 30 лет довольствовались остатками советской детской литературы ХХ века, которая была представлена множеством жанров и отличалась качественными иллюстрациями. Сейчас у нас нет ни остатков прошлого, ни фактически ничего настоящего. Кроме сказок и сборников стихов, ужасно переведённых «пиратских» изданий, на узбекском языке практически ничего невозможно найти для детей.

Я знаю многих узбекистанских детских авторов, чьи работы не издаются в том качестве, которое требует мировая индустрия детской литературы. Например, я обожаю стихотворения Анвара Обиджона для детей младшего возраста. Они настолько динамичны, что ребёнок, слушая или читая их, может шагать «в рифму».

«To'polonchi topcha»

Qochoq to’pim tegdi borib

Ayvondagi chelakchaga

Chelakchadan sakradi so’ng

Qoziqdagi elakchaga.

To’pim kular dikir-dikir

Men kulaman qiqir-qiqir,

Chelak kular shaqir-shuqur,

Elak kular tapir-tupur.

К сожалению, стихи Анвара Обиджона изданы только в формате сборника, со скучными иллюстрациями. В таком виде они с трудом привлекут внимание детей дошкольного или младшего школьного возраста, а ведь только на основе одного его стихотворения можно было бы выпустить книгу с иллюстрациями в стиле Свена Нурдквиста (шведский детский писатель и иллюстратор — ред.)! Это стало бы альтернативой книгам с диснеевскими персонажами, которыми полны наши книжные магазины.

Сегодня в Узбекистане авторов, создающих детские книги в картинках, которые технически отвечают международным стандартам, можно посчитать на пальцах. Четыре моих книги издаются в издательстве «Академнашр». Остальные, которые я издала как самиздат на платформе Amazon, недоступны детям из Узбекистана.

Есть другие удачные частные инициативы. Это сказки в 3D-формате Тулкина Нурмухаммада, книга в картинках «История Допки» Саиды Рашидовой. Читая о приключениях Допки и его друзей, ребёнок через картинки параллельно получает много информации об узбекском национальном головном уборе — тюбетейке. Книги из серии «Время героев» Мадины Муминовой — приключенческие, при этом они помогают говорить с детьми о глобальных темах. В частности, об экологии.

Как можно пятилетнему ребёнку объяснить, что нужно беречь планету? Его планета — это его родители и комната. Тут на помощь приходят книги в картинках, которые будут будоражить воображение ребёнка, например, про Пластикакла или животных, которые страдают от пластика или глобального потепления. Когда моя шестилетняя дочь прочитала детскую книгу в картинках про белых медведей, она стала следить за тем, чтобы я более тщательно распределяла мусор в контейнерах. Моя дочь поняла из книги, что если мама бросит пластик в общий мусор, где-то на севере белый мишка может пострадать. Так книга и эмоциональные картинки в ней помогли донести до ребёнка глобальную проблему в соответствии с детским восприятием.

Можно ли объяснить первокласснику, что такое буллинг? Да, если прочитать с ним детскую книгу, которая затрагивает проблему буллинга детским языком. Когда моя книга «Ажойиб кактус» («Прекрасный кактус») вышла, я получила немало писем от педагогов. Мне писали, что книга позволила им через проявление эмпатии к герою поговорить с детьми о том, как плохо смеяться над другими.

Были педагоги, которые с помощью книги рассказывали детям про то, какие мы разные; были родители, через мой рассказ открывшие мир кактусов ребёнку. Также я сама проводила уроки с детьми на тему буллинга, отталкиваясь от сюжета книги. Школьники выражали своё отношение к буллингу, находили способы помочь жертвам травли. Самое главное — поднималась эта тема. Не путём назиданий, а через разговоры про текст и эмоции, которые дарили иллюстрации.

Я интересовалась у представителей Союза писателей Узбекистана, есть ли у нас другие авторы, которые создают книги в картинках для возрастной категории 2−9 лет, спрашивала у других писателей, но мне никто не смог никого порекомендовать. Поиск в соцсетях тоже ни к чему не привёл. Дефицит писателей для детей младшего возраста в стране с 35-миллионным населением — это проблема, ведь книги именно для возрастной категории 2−9 лет особенно необходимы, потому что в это самое время формируется фундамент культуры книгочтения.

Дети очень умны и любознательны. Взрослые должны предоставить им много качественного, проверенного материала, чтобы утолить их жажду познания. Если мы ничего не предложим детям, их поглотят гаджеты. Но гаджеты не развивают мозг так, как это делают книги.

Возьмём очень эффективную практику совместного чтения — вместе с родителем или педагогом. Если ребёнок слушает историю и при этом видит иллюстрации, он создаёт в голове новый мир. Этот мир только его, и он может гулять по нему, менять в воображении, догадываться о сюжете и даже моделировать будущее. Это очень важно в XXI веке, где главными навыками являются критическое мышление, креативность, коллаборация, коммуникация.

Есть ли в Узбекистане хотя бы 100 наименований детских иллюстрированных книг на узбекском языке, которые могут быть ресурсом для развития вышеуказанных навыков? Нет!

Некоторые считают, что не стоит вкладываться в книги с картинками, потому что это просто рисунки с малым количеством текста. Это большая ошибка. Книги с картинками — это книги XXI века. Их нужно уметь читать. Комиксы или манга высокого качества вроде произведений Сигэру Мидзуки (знаменитый японский иллюстратор манги и фольклорист — ред.) настолько сложны, что без необходимого опыта «чтения картинок» и литературного вкуса человек просто не сможет их прочесть.

Если раньше при чтении книг с линейным текстом мы складывали общую картину из деталей, то в современной иллюстрированной литературе для детей мы наблюдаем обратное: ребёнок сначала видит целую картинку, а потом он с помощью текста видит детали, ищет, присматривается, анализирует, удивляется. Это сложнейший нейрофизиологический процесс, который необходим особенно нынешнему поколению — визуалам, потому что картинки в книжках стимулируют зрительный образ, привлекая внимание детей. Процесс связывания изображения с текстом развивает раннюю грамотность (emergent literacy). Картинки помогают детям связывать слова с их значениями, что способствует развитию словарного запаса. Это имеет решающее значение для овладения языком и его понимания.

Есть проблема, что многие наши книги иллюстрируются графическими дизайнерами, но иллюстратор и дизайнер — это абсолютно разные профессии. Дизайнер может сделать обложку книги, но иллюстрировать текст должен только иллюстратор или художник и обязательно в коллаборации с автором произведения. В книгах текст и иллюстрации имеют тесную взаимосвязь, и одно не работает без другого. Есть немало работ, где показано, что замена иллюстратора может полностью менять смысл и цель книги.

Если книги в картинках, изданные по канонам детской литературы, можно найти на русском языке, то на узбекском их фактически нет. Но мы не можем растить детей только на книгах зарубежных авторов. Нам нужно наше, родное.

Как можно улучшить ситуацию с развитием детской литературы и популяризацией чтения? Сложно быстро увеличить количество писателей, иллюстраторов или заставить родителей покупать детские книги. Одно из решений — развивать детские библиотеки. Именно они, после дома, являются местом, где формируется культура чтения у ребёнка.

Показателен опыт Южной Кореи, где в середине 90-х занимались активным развитием книгочтения через формирование сети публичных библиотек в городах и сёлах. По достижении необходимого количественного показателя, начиная с середины 2000-х, стали резко увеличиваться научные работы по литературе, в частности, детской. В результате национальные книги вышли на мировой рынок. Сегодня работы корейских детских авторов Сьюзи Ли и Пак Хена удостоены высших наград в мире детской литературы: премий Андерсена или Астрид Линдгрен.

В Узбекистане для популяризации чтения, во-первых, в каждом районе должны появиться библиотеки такого же уровня, как открывшаяся в этом году Республиканская детская, где дети одни или с родителями смогут весело и с пользой, в уютной обстановке проводить время в будни и выходные.

Во-вторых, библиотеки должны иметь финансирование, которое позволит им покупать книги у издательств и формировать книжную базу, что, в свою очередь, будет развивать издательское дело. Эти шаги напрямую приведут к увеличению количества местных авторов. Только так мы сформируем рынок узбекской детской литературы, который далее можно будет научно изучать и качественно улучшать.

В-третьих, кроме заполнения библиотек книгами, мы должны заполнить их детьми. Здесь важно работать с Министерством образования, которое будет вводить в программы и стандарты учебного процесса походы в библиотеки, работу с книгами и так далее.

Например, в практике дошкольного образования Южной Кореи предусматриваются книжные часы (storytelling) ежедневно, с самого раннего возраста, а начиная с четырёх лет — еженедельный поход в библиотеку, где ребёнок учится самостоятельно выбирать, одалживать, читать и возвращать книги. В начальной, средней и старшей школах регулярно проводятся встречи с авторами книг. Педагоги через школьные приложения рекомендуют книги родителям и самому ребёнку, в зависимости от его читательских предпочтений. Так дети приобщаются к культуре чтения с самого раннего возраста, это превращается в своего рода хорошую нейропривычку.

Чтобы сформировался рынок детской литературы, книг и авторов должно быть много. С улучшением его качества могут помочь национальные конкурсы, направленные на выделение достоинств книг разного жанра, возрастной категории, формата. Такие мероприятия станут маяком для писателей и издателей. Кроме того, конкурсы будут формировать художественный вкус у населения.

Следующий шаг — необходимо, чтобы в стране появился научный журнал вроде южнокорейского Journal of Children’s Literature and Education, посвящённый проблемам детской литературы. Он мог бы стать платформой для обмена информацией между издателями, научным сообществом, писателями. Учёные смогут научно исследовать книги победителей конкурсов, анализировать их, публиковать рецензии, создавать методические пособия по педагогической работе с книгами, что позволит другим писателям улучшать качество своих книг, педагогам — использовать книги в педагогическом процессе для развития когнитивных, эмоциональных и творческих навыков и так далее.

Узбекистан обрёл независимость более 30 лет назад. За это время мы потеряли не одно поколение, которое выросло без книг, в том числе из-за проблем кириллицы и латиницы. Сегодня глобальный мир детской литературы настолько ушёл вперёд, что догнать его нам вряд ли удастся. Однако мы можем следовать за ним, и пока растут наши дети, обеспечивать им доступ к лучшему контенту с самого юного возраста и, главное, научить их любить книгу.

Список книг, которые могут стать хорошим подарком на Новый год:
На узбекском языке:

2−3 года — Quddus Muhammadiy, «O'q terakmi, ko’k terak».

3−4 года — Anvar Obidjon, «Mulla baqaloq».

4−6 лет — Dinara Muminova, «Tomchi qayerga ketdi?».

6−7 лет — Saida Rashidova, «Dopka voqeasi».

7−9 лет — Iqboljon Po’latov, «G'aroyib fizika».

На русском языке:

2−3 года — Корней Чуковский, «Айболит».

3−4 года — Юрий Яковлев, «Умка».

4−6 лет — Бородицкая Марина, «Бумажный зонтик».

6−7 лет — Фёдор Катасонов, «Куда скачет температура?».

7−9 лет — Анна Никольская, «Анна из странной страны».

На английском языке:

2−3 года — Anthony Brown, «Gorilla».

3−4 года — Maurise Sendak, «Where the wild things are».

4−6 лет — John Burningham, «Granpa».

6−7 лет — Tove Appelgren, «Vesta Linnaeus and the Monster Mom».

7−9 лет — Tove Jansson, «Moomin and the wishing star».

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.gazeta.uz/ru/2023/12/16/reading/

17.12.2023 19:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Тажимамат Тайгараевич Шаболотов

Шаболотов Тажимамат Тайгараевич

Заместитель Руководителя Аппарата ЖК КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
54,1%

от ВВП составил госдолг Кыргызстана в начале 2015 года

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31