90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

БИТВА ОБРАЗОВ: КАКОЕ ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ ПРЕДЛАГАЮТ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ?

19.01.2024 16:00

Политика

БИТВА ОБРАЗОВ: КАКОЕ ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ ПРЕДЛАГАЮТ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ?

Продвигаемые интеграционные инициативы в Центральной Азии, кроме экономических, политических или военно-политических составляющих, имеют еще и идеологические. Предлагая республикам крупный региональный проект, инициаторы одновременно предлагают определенные образы: каким видится будущее региона и даже собственное видение прошлого. Об идеологических компонентах российского, китайского и турецкого интеграционных проектов читайте в статье Алексея Михалева и Кубатбека Рахимова. Подробнее — в материале ia-centr.ru. 

Образы прошлого в современной Центральной Азии

После обретения независимости республики ЦА долго находятся в поиске наиболее релевантных для формирования новых идентичностей категорий, которые описывали бы их прошлое. В 1990-х можно было наблюдать появление сразу нескольких теоретических концепций по типу Большой Центральной Азии.

В 2000-х были заметны признаки дискурсивного противостояния между разными образами. Культурную гегемонию в регионе никому установить не удалось. С одной стороны, существовала концепция евразийства, основанная на прошлом едином экономическом пространстве.

В то же время не без помощи нарративов от англоязычных источников продвигался постколониальный образ советского прошлого. Оба нарратива, евразийский и антисоветский, прижились в ЦА. Критика советского прошлого постепенно стала важным элементом формирующихся национальных идентичностей в ЦА.

Проект евразийской интеграции

Евразийская интеграция в институциональном плане является наиболее совершенным проектом среди предлагаемых региону. Единое экономическое пространство при СССР стало основой для проекта. Причем данное интеграционное объединение — в том числе инициатива самих стран ЦА, особенно Казахстана.

Кроме очевидных материальных благ, ЕАЭС также позволяет странам ЦА не опасаться конфликта интересов с другим крупнейшим соседом республик — Китаем. ЕАЭС и китайские проекты в рамках инициативы «Пояс и путь» сосуществуют и взаимодополняют друг друга.

Если к началу реализации проекта к нему больше интереса проявляли Казахстан и Киргизия, в 2020 году наблюдателем в ЕАЭС стал Узбекистан. Интерес к организации проявляет и Таджикистан. Это расширяет перспективы роста организации.

Центральная Азия в китайской глобальной инициативе

ЦА занимает ключевое положение в сухопутной части китайской инициативы «Пояс и путь». В рамках мегапроекта Китай содействует развитию трансконтинентальной инфраструктуры, особенно транспортной. Предполагается, что китайские инфраструктурные проекты одновременно активизируют торговое сотрудничество между странами континента и поспособствуют социально-экономической стабильности в самих странах-участницах.

Если с будущим образом проекта понятно, остаются вопросы насчет фундаментальной основы. Китай преимущественно полагается на свой собственный опыт инновационного развития в новом веке. Однако центральноазиатские страны не обладают теми же характеристиками и масштабами. В диалогах со странами ЦА Китай избегает использования термина «интеграция», предпочитая вместо него термин «сотрудничество». Также серьезным ограничителем выступает растущая синофобия в странах ЦА и опасения насчет геополитических амбиций КНР.

На пути к мифическому Турану

Турецкому проекту интеграционного объединения также удалось добиться создания институциональной основы. Проект эволюционировал до уровня целой организации, которая уже принимает общие стратегические документы.

Так же, как и евразийский проект, тюркский опирается на единую общую историю, более древнюю и местами мифическую, подкрепленную этнокультурной близостью. Именно этнокультурные факторы (язык и религия) являются основными двигателями развития проекта. Они также играют значительную роль в образе будущего.

В то же время, так же, как и Китай, тюркский проект при формировании образа будущего опирается на инновации. Постепенно ОТГ уделяет всё больше внимания экономическому и высокотехнологическому сотрудничеству. Более того, Турция активно продвигает идею создания единого пространства безопасности в пределах «тюркского мира».

Примечательно то, что Казахстан, один из инициаторов евразийской интеграции, также является одним из инициатором тюркской модели объединения.

Евразийская, китайская и тюркская модели интеграций предлагают примерно одни и те же образы будущего, связанные преимущественно с приобретением материальных благ, в том числе технологий и инноваций. Однако они имеют различия в плане представления образа прошлого, что для стран ЦА имеет не меньшее значение. На данный момент нет признаков доминирования какого-либо проекта. Страны ЦА подстраиваются под них, что позволяют им сосуществовать в регионе.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

19.01.2024 16:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
6 млн 118 тысяч

человек численность населения Туркменистана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Февраль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29