90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Атом Казахстана – лучше тихо и медленно, но верно

05.03.2024 16:00

Энергетика

Атом Казахстана – лучше тихо и медленно, но верно

Перед Казахстаном стоит вопрос, что ждать от проекта АЭС?

На кону сегодня стоит очень многое и сразу. И традиционные проверенные связи Казахстана с «Росатомом», и уран в разных видах, и, увы, печальные перспективы озера Балхаш.

«Росатом» не вчера собрался строить в Казахстане атомную станцию. После долгих дискуссий строительство почему-то намечено не в Курчатове, где планировалось изначально, а на берегу Балхаша – фактически в курортной зоне. Зато Россия уже точно поможет Казахстану с реагентами для добычи урана. Естественно, не бесплатно – в обмен на долю в разработке уранового месторождения под Шымкентом. 

Казахстан сегодня сталкивается с растущим дефицитом электроэнергии в основном из-за старения теплоэнергетических объектов советской эпохи, которые нуждаются в замене. В то же время страна поставила амбициозную цель по достижению углеродной нейтральности к 2060 году. Учитывая связанные с этим ограничения на строительство новых тепловых электростанций, естественным образом возникает вопрос о замене их на аналоги с низким или нулевым углеродным следом.

Гидроэнергетический потенциал Казахстана скудный, из пригодных для строительства ГЭС рек там только Иртыш и Ишим, строительство же ГЭС на Сырдарье может перечеркнуть все усилия по спасению Аральского моря. Солнечная и ветряная энергия обладает непостоянным потенциалом, недостаточным для обеспечения потребностей развитой и растущей промышленности Казахстана.

Так или иначе, более 70% электроэнергии страны вырабатывается из угля, что говорит о том, что к каким бы зелёным конвенциям ни присоединялся Казахстан, его экономика все равно остается «коричневой».

Атомная энергетика при всей своей неоднозначности с точки зрения экологии имеет незначительный углеродный след. Её можно выделить как идеальный аналог ВИЭ для промышленных нужд в связи с более стабильным обеспечением электроэнергией. Идеи развивать атомную энергетику в РК, являющейся мировым лидером по запасам и добыче урана, вынашиваются уже давно. За последнее время были созданы стратегические альянсы с мировыми лидерами в области ядерно-энергетических технологий, включая Toshiba Corp, Marubeni Utility Services и Японское агентство по атомной энергии.

Обратная сторона медали заключается опять же в экологическом факторе. Казахстан - это страна, которая ещё в советское время натерпелась от Семипалатинского полигона (совр. Абайская область, окрестности города Курчатова) и могильника радиоактивных отходов в Усть-Каменогорске. Отношение к атомной энергетике, особенно среди возрастного населения, которое помнит времена ядерных испытаний, мягко скажем, настороженное. Вспомните, какие протесты были в Беларуси, пережившей последствия Чернобыля, против строительства АЭС в Островце, причём в числе «протестантов» был и физик-ядерщик Станислав Шушкевич. Он, один из «беловежских зубров», приложил руку и к строительству могильника в Соснах.

Решение о строительстве атомной электростанции в Улькене тоже не обошлось без споров, пусть хоть и не с размахом минского «Чарнобыльскага шляху». Основной причиной протестов был вопрос безопасности АЭС в сейсмически активном регионе, вблизи горного массива Тянь-Шань, да еще и на берегу озера Балхаш, уникального природного объекта. Хотя идеи возведения АЭС вынашивались ещё с конца девяностых, но из-за протестов они запротоколированы были только сейчас.

Компания «Казахстанская атомная электростанция», дочерняя компания Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», назначенная будущим оператором станции, в 2018 году начала подготовку технико-экономического обоснования. В 2021 году стало ясно, что власти одобрили ТЭО и согласны на постройку. Ожидается, что АЭС будет иметь два реактора мощностью от 1000 до 1400 мегаватт, чтобы покрыть нехватку базовой мощности.

Ещё одной проблемой при строительстве атомной электростанции является наличие воды. Атомным электростанциям обычно требуется вода для охлаждения. Потребление воды на атомных электростанциях может усугубить проблему нехватки воды в районах, где водные ресурсы недостаточны или испытывают стресс. Балхаш попадает в эту категорию. По мнению ряда экологов, при чрезмерном заборе воды для АЭС озеро может постичь судьба Аральского моря. Слова некоего эколога Есекина о миллиарде климатических беженцев, безусловно, блеф. Но, конечно, при таком расположении АЭС мало не покажется.

Но вопрос, что делать, «Росатом» фактически конкурирует с РАО ЕЭС, строя АЭС в Казахстане. Надавят на него олигархи – придётся отказаться от проекта. Не надавят – Казахстан не будет в такой степени зависеть от поставок электричества из России. А ситуация в связи с экономическим ростом РК складывается патовая. Потребление электроэнергии в этом году ожидается на уровне 120,6 млрд киловатт-часов, тогда как производство будет оставаться на уровне 118,3 млрд киловатт-часов. В 2025 году спрос и производство вырастут, но дефицит электроэнергии увеличится до 3,3 млрд киловатт-часов.

И всё это не буйные фантазии кого-то из казахских оппозиционеров, а официальные данные казахстанского Минэнерго. Некоторое облегчение ожидается в 2026 и 2027 годах, когда правительство ожидает, что производство превысит спрос. Но дальше будет опять дефицит. Он снова станет характерной чертой казахстанской экономики в последующие три года, согласно прогнозу Минэнерго, охватывающему период 2024-2030 годов.

Проблемой остаётся и то, что электросеть страны разделена на три географически различных региона: север, юг и запад. И всё зависит от наличия в них запасов угля, на котором в основном и вырабатывается большая часть электроэнергии. Правда, власти обещают, что в этом году западная зона будет производить электроэнергию, превышающую внутренние потребности. Но поскольку она не подключена к объединенной энергосистеме Север-Юг, этот избыток не может быть доставлен потребителям туда, где потребность больше всего, например в Алматы, Астану, Караганду.

Возникает ещё один острый вопрос. «Росатом», руководствуясь, очевидно, элементарным благоразумием, рекомендовал строить АЭС в Курчатове. Понятное дело, что с экологией там и без того плохо из-за наследия Семипалатинского полигона. Но казахстанское Минэнерго почему-то выбрало Балхаш. Не исключено, что вопрос решался финансами.

Богатые запасы урана в Казахстане делают его доминирующим мировым игроком в производстве сырья для ядерного топлива. На его долю приходится 14% мировых запасов урана. Тем не менее дальнейшие прогнозы не очень оптимистичные. Казахская национальная атомная компания «Казатомпром» заявила, что ожидает увидеть скромный рост производства в 2024 году, несмотря на корректировки ранее объявленных производственных планов, связанных с недостатком серной кислоты и задержками в строительстве новых месторождений. Так что, получается, уран есть, но только добыча сокращается.

Производство «Казатомпрома» в 2023 году составило 21,1 тыс. тонн урана, что, по словам руководителей компании, было несколько ниже, чем производство 2022 года. Ожидается, что в 2024 году объемы производства урана составят 21–22,5 тыс. тонн. По большинству горнодобывающих операций компания ожидает, что объёмы добычи будут примерно на 20% ниже суммы, предусмотренной соглашениями о недропользовании. В январе этого года «Казатомпром» заявил, что рассчитывает скорректировать объемы из-за неких проблем.

Какие возникли проблемы, понятно и без объяснений. Серная кислота является ключевым реагентом в операциях подземного выщелачивания, но около 60% мировых поставок этого сырья используется для производства удобрений. Текущий спрос влияет как на наличие, так и на цены: средневзвешенная стоимость серной кислоты «Казатомпрома» в 2023 году увеличилась на 33,6%.

В компании заявили, что активно ведут переговоры с производителями серной кислоты в соседних странах по увеличению объемов поставок на 2024 год и ищут альтернативные источники закупок. В среднесрочной перспективе ожидается сокращение дефицита в результате потенциального увеличения поставок серной кислоты с местных предприятий по добыче и плавке цветных металлов. Компания также намерена расширить свои собственные мощности по производству серной кислоты путем строительства нового завода.

Что в данном случае может сделать «Росатом»? В России серную кислоту производят 29 заводов, и объёмы производства стабильно растут. И хотя бы по этой причине Казахстану следует рассчитывать на помощь РФ. Иначе без нормальных объёмов добычи урана АЭС будет мёртвым проектом.

«Росатом» покупает долю в одном из крупнейших в мире месторождений урана в Туркестанской области. Естественно, выгода будет для обеих сторон: Россия получит уран, а Казахстан – серную кислоту и инвестиции в АЭС. Вот только что потом делать с уникальным объектом природы Балхашем?

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

05.03.2024 16:00

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
55,3%

населения Казахстана проживает в городах

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31