90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Обострение в киргизско-таджикском приграничье на руку противникам России: интервью Аркадия Дубнова

Обострение в киргизско-таджикском приграничье на руку противникам России: интервью Аркадия Дубнова

Несколько дней приграничная с Таджикистаном зона в Баткенской области Киргизии стала объектом повышенного внимания. Здесь произошли столкновения между киргизским населением и анклавно проживающими в том же районе таджиками. Одна из сторон заблокировала другой дорогу на кладбище, а вторая в отместку перекрыла водоснабжение. В результате масштабной драки несколько человек получили травмы. И хотя силовикам, по их словам, удалось взять ситуацию под контроль, несколько киргизских семей покинули родные места и поисках безопасности направились вглубь Киргизии. Своим видением происходящего с EADaily поделился политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

В киргизско-таджикском приграничье очередное обострение. Дело только в неделимитированности границы или можно говорить о некой межнациональной неприязни — уж слишком быстро между таджиками и киргизами возникают конфликты по малейшему поводу?

— На мой взгляд, мы имеем дело с несколькими факторами. Неделимитированность границы, конечно, играет свою роль. И не видно политической воли ни Душанбе, ни Бишкека, чтобы сесть за стол переговоров, договориться, решить проблему и положить конец бесконечным стычкам и конфликтам. Каждая из столиц занята своим делом. В одной преследуют политическую партию, пытаясь отправить ее в небытие под предлогом исходящей от нее якобы угрозы исламского экстремизма. В другой — готовятся к парламентским выборам и одновременно выявляют «иностранных агентов»…

Хотя на этот раз власти вроде бы отреагировали более-менее оперативно, постаравшись погасить конфликт в зародыше. В частности, по инициативе премьер-министра Кыргызстана Темира Сариева, экстренно вернувшегося из отпуска, создана межведомственная комиссия, которая займется разбирательством ситуации, изучением причин очередного обострения. В этой связи стоит отметить заметную активность киргизского премьера, который, на мой взгляд, готовится к будущей президентской гонке в стране и стремится продемонстрировать свою эффективность в качестве ответственного политического лидера. Флаг ему в руки в этой ситуации…

Учитывая частые пограничные конфликты, нельзя исключать и того, что в их возникновении могут быть заинтересованы лидеры местных национальных общин. Разогревая конфликт, а затем активно участвуя в сглаживании ситуации, они набирают очки, укрепляют свой авторитет и положение. Ну и традиционное объяснение — конфликты отвлекают внимание таджикского и киргизских обществ от серьезных проблем, которые существуют в обеих странах.

Силовики дважды рапортовали о том, что взяли ситуацию под контроль. Тем не менее, это оказалось не совсем так — положение после некоторого затишья обострялось. Некоторые киргизские семьи снялись с места и ушли вглубь страны. Можно ли считать это признаком того, что конфликт может разгореться и принять затяжной характер?

— В известной степени — да. Силовики могут рапортовать о чем угодно, используя свои стандартные выражения, вот только ситуация может не знать, что она «взята под контроль». Сами же люди лучше видят и чувствуют ситуацию и выбирают оптимальный для себя вариант реагирования на нее. Массового исхода нет, но то, что некоторые решили «реагировать ногами» — достаточно показательно. Ситуация в приграничье стала тревожной не вчера, и напряженность возникла не сегодня. К сожалению, повторюсь, политическая воля у руководств стран для решения проблемы пока не проглядывается.

Во взрывоопасной ситуации опять в стороне осталась ОДКБ, в которой состоят и Киргизия, и Таджикистан. Хотя не так давно генсек организации Николай Бордюжа говорил о возможном вмешательстве организации в конфликты. Однако третий день конфликта, а нет даже заявления. Мы имеем дело с аморфностью и неэффективностью альянса?

— Устав ОДКБ предусматривает коллективные действия в случае внешней агрессии в отношении кого-то из членов организации. В данном случае, внешней агрессии нет. И сам конфликт носит слишком локальный характер, чтобы требовалось вмешательство многосторонней организации. Что же касается «хотя бы заявления», то, думается, руководство ОДКБ в силу определенной специфики вначале тщательно прозондирует почву в Бишкеке, Душанбе, Москве и только потом, возможно, выступит с неким заявлением, в котором даст оценку событиям в киргизско-таджикском приграничье.

Молчит не только ОДКБ, но и другие организации на постсоветском пространстве, например, ЕАЭС, в котором Киргизия уже состоит, а Таджикистан вроде готов в нее вступить.

— Я бы все-таки отметил, что на данном этапе ни Киргизия, ни Таджикистан все еще не предстали государствами, зрелыми до той степени, чтобы решать острые вопросы на общепринятом в мире уровне, идя на компромиссы и взаимные уступки. Думается, если конфликт не пойдет по затихающей, то также будет и на этот раз. Что же касается их членства в ЕАЭС, то это все-таки не так однозначно, как представляется. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев только на днях подписанием соответствующего документа дал согласие на вступление Киргизии в ЕАЭС. Но при этом такой важный вопрос как упразднение таможенных пунктов на казахстанско-киргизской границе все еще не решен Астаной. Это говорит о существовании определенного недоверия Казахстана к Кыргызстану. А войдет ли Таджикистан в ЕАЭС — все еще непонятно. Буквально на днях глава МИД этой страны в очередной раз повторил, что Душанбе не будет спешить со вступлением в ЕАЭС, и пока будет внимательно изучать этот вопрос, опыт стран, уже вступивших в этот альянс.

Насколько убедительна, на ваш взгляд, версия о том, что в киргизско-таджикском обострении заинтересованы некие внешние игроки для того, чтобы дестабилизировать «пророссийский» альянс ЕАЭС или вовсе — ситуацию в Центральной Азии, а потому стравливающие две соседние страны?

— Я никогда не был сторонником конспирологических теорий. Тем более в этом положении — трудно очень представить, чтобы, скажем, Вашингтон или руководство НАТО в Брюсселе спланировало обострение отношений между киргизами и анклавно проживающими в Кыргызстане таджиками из-за перекрытой одной из сторон дороги на общее кладбище площадью в несколько соток. Но при этом, — да, заинтересованность внешних сил в такого рода конфликтах, мешающих существованию и функционированию вполне себе дееспособной организации под эгидой России, расширяющей ее влияние и укрепляющей ее позиции в регионе, вполне допустима.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Эмиль Сатарович Уметалиев

Уметалиев Эмиль Сатарович

Президент компании «Kyrgyz Concept»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
70-е

место занимает Таджикистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31