90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Независимому Узбекистану 25 лет: что дальше? Ч.II

05.04.2016 08:40

Политика

Независимому Узбекистану 25 лет: что дальше? Ч.II

Сложные взаимоотношения в регионе

Президент Каримов мечтает сделать Узбекистан самым влиятельным государством региона, но эта задача осложняется непростыми отношениями с соседями.

Лучше всего у Ташкента налажены связи с правительствами Туркмении и Казахстана, хотя здесь не всегда все было благополучно. Туркмения с Узбекистаном обеспечивают друг другу транзитные пути на восток и на запад: от их сотрудничества зависит не только существующий газопровод Центральная Азия — Китай, но и реализация амбициозных планов Ташкента в далекой перспективе выйти напрямую в порты Персидского залива через Туркмению и Иран. Казахстан и Узбекистан давно оспаривают друг у друга статус лидера всей Центральной Азии: богатый энергоресурсами Казахстан может похвастаться более мощной экономикой, тогда как густонаселенный Узбекистан обладает более развитой армией и системой безопасности. Но и эти два государства, по сути, взаимозависимы. Казахстан — главный торговый партнер Узбекистана в регионе, а Узбекистан — серьезный и хорошо работающий буфер между Казахстаном и очагами нестабильности на юге. Время от времени между тремя государствами случаются разногласия, однако в целом отношения Узбекистана с Таджикистаном и Казахстаном можно охарактеризовать как сбалансированные и гибкие; впрочем, напряженность на афгано-туркменской границе начинает вызывать у Ташкента все большую озабоченность.

У Узбекистана с Таджикистаном более сложная история взаимоотношений. В раннесоветские времена преимущественно таджикоговорящие Самарканд и Бухара оказались включены в состав Узбекской, а не Таджикской ССР. Националистически настроенная таджикская верхушка до сих пор недовольна этим решением, хотя вряд ли тут что-нибудь можно изменить. Кроме того, Узбекистан в 1990-е вмешался в ход гражданской войны в Таджикистане — именно его усилиями к власти был приведен нынешний президент, Эмомали Рахмон. Впрочем, говорят, что теперь Рахмон с Каримовым не переносят друг друга. Двусторонние связи дополнительно осложняет ущемление в Таджикистане прав этнических узбеков. Это крупнейшее национальное меньшинство в республике — до 14% населения страны — однако они лишены возможности полноправно участвовать в государственном управлении и политике, а в системе образования их интересы не учитываются. Новые сложности грозит принести и строительство в Таджикистане Рогунской ГЭС. Ташкент опасается, что после ее запуска Узбекистан и прочие страны, расположенные ниже по течению реки, окажутся отрезаны от водоснабжения, необходимого для поддержания их экономик, в значительной степени зависящих от сельского хозяйства.

Режим Каримова видит в Таджикистане источник нестабильности, особенно в последние годы, когда Э. Рахмон стал сосредотачивать власть в своих руках. Чем дальше, тем больше в Таджикистане появляются признаки распада государства. Неспокойна обстановка и в Киргизии, где за последние 25 лет ситуация уже несколько раз серьезно дестабилизировалась. Политический и общественный кризис привел к свержению двух президентов и преследованию этнических узбеков в киргизской части Ферганской долины. Беспорядки, постоянно сотрясающие единственную демократию в регионе, создают напряженность в отношениях с авторитарным Узбекистаном и дополнительно укрепляют И. Каримова в его неприятии любых движений в сторону демократизации.

Киргизия с Узбекистаном не сумели урегулировать пограничные споры вокруг Ферганской долины, и это существенно осложняет их отношения. Наиболее болезненные вопросы — киргизские земли, окруженные территорией Узбекистана, и узбекские анклавы, врезанные в Киргизскую ССР, когда межреспубликанские границы не имели большого значения. Теперь эти районы лишены прямого доступа к своим странам, что вредит экономике и не дает местным жителям поддерживать деловые и политические связи с собственным государством. Статус этих анклавов — взрывоопасная проблема, у которой нет легких решений. Она уже не раз приводила к этническим конфликтам и перестрелкам между пограничными отрядами; по всей вероятности, в ближайшее время ситуация не изменится.

Ташкент несколько раз пробовал демонстрировать силу, устраивая более слабым соседям экономические блокады, приостанавливая поставки газа и периодически закрывая границы с Киргизией и Таджикистаном, когда ситуация там особенно обострялась. Напряженные отношения между соседями — не новость, они уже давно мешают экономическому развитию всего региона и ставят его стабильность под грозу.

При этом ни одна существенная проблема Центральной Азии не может быть решена без участия такой стратегически центрально расположенной и политически весомой страны, как Узбекистан. Актуальные вопросы на повестке дня: необходимость срочно перезапустить экономическое сотрудничество, чтобы сократить масштабы нищеты, наладить в регионе надежную транспортную сеть, предоставить больше возможностей трудоустройства растущему населению, решить споры вокруг водных ресурсов и общих границ и помешать проникновению радикальных экстремистов. Без участия Узбекистана тут не обойтись, и президент Каримов с его воинственным стремлением подмять все под себя только затрудняет кооперацию в регионе.

Каким будет новое правление?

Неясно, есть ли у И. Каримова еще возможности (и время), чтобы справиться с геополитическими и экономическими вызовами, с которыми столкнулась его страна. В сущности, президент Каримов добился своей цели: он сделал Узбекистан суверенным, независимым от России государством, одним из двух наиболее влиятельных в центральноазиатском регионе. На протяжении 25 лет Каримову удавалось поддерживать стабильность, однако его методы управления обошлись республике очень дорого: пострадало гражданское общество, долгосрочные экономические перспективы выглядят плачевно.

Будущий президент Узбекистана унаследует все перечисленные проблемы, но у него уже не будет такого авторитета, как у отца нации Каримова. Весьма вероятно, что преемнику нынешнего руководителя придется прибегнуть к националистической риторике в надежде получить внутреннюю поддержку и повысить свою легитимность в глазах народа. Следующий глава Узбекистана может начать заигрывать с правой, популистской идеологией — как недавно произошло в Китае, Польше, России, Турции и даже США, — и это вызывает изрядное беспокойство, поскольку равновесие между различными региональными группировками Узбекистана довольно хрупкое, а этнический состав страны неоднороден, более 20% населения составляют различные меньшинства.

Политический инструментарий, которым пользовался И. Каримов, чтобы удерживаться у власти на протяжении четверти века, стремительно устаревает и теряет свою эффективность. Главный вопрос: хватит ли у нового президента авторитета, умений и времени, чтобы восстановить равновесие между противодействующими силами и фракциями в регионе и заняться накопившимися проблемами экономики, общества и обеспечения безопасности.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

05.04.2016 08:40

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Ричард (Дик) Монро  Майлз

Майлз Ричард (Дик) Монро

Временный поверенный в делах США в Кыргызстане

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
6 млн 118 тысяч

человек численность населения Туркменистана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Февраль 2023

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28