90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«Мягкая сила» Китая в Центральной Азии

15.06.2017 10:45

Политика

«Мягкая сила» Китая в Центральной Азии

Китай стремится сформировать позитивный имидж в ЦА и сталкивается при этом со сложностями, но, очевидно, преодолимыми ввиду малой конкуренции.

С ростом экономического могущества Китайской Народной Республики создаются объективные предпосылки расширения ее влияния в мире, в первую очередь в сопредельных с Поднебесной странах Центральной Азии.

Этот регион рассматривается Китаем в качестве важного геополитического пространства, которое можно использовать как источник сырья, рынок сбыта, а также прекрасный транзитный маршрут в Россию, Иран и Европу.

Неуклонный рост экономики позволил Китаю из из стороннего наблюдателя за политическими процессами в Центрально-Азиатском регионе в 90-е годы эволюционировать в сторону равноправного партнера и конкурента мировых держав уже к середине 2000-х годов.

Однако для успешной конкуренции в регионе с такими игроками, как Россия, которая за годы Советской власти сформировала общее культурное пространство со странами ЦА; США и ЕС, задающие тренд современной молодежной культуры; Турция и Иран, имеющие тесные культурно-исторические связи с регионом, Китай столкнулся с необходимостью создания суверенной «мягкой силы», способной сформировать позитивный имидж Поднебесной перед населением и политическими элитами региона.

Культурное продвижение

Именно с этой целью в 2007 году председателем Коммунистической партии Китая Ху Цзиньтао была поставлена задача повышения роли культурной составляющей «мягкой силы».

Одним из способов реализации этой задачи стало открытие во всех странах мира центров по продвижению китайского языка и культуры, которые стали называть институтами Конфуция.

Как наиболее предпочтительные направления для проведения «мягкой силы» Китая в его внешнеполитической концепции были обозначены Азиатско-Тихоокеанский регион, Африка, Латинская Америка и Центральная Азия.

По официальным данным, только за 2011 год в 96 странах и регионах мира действовало 358 институтов и 500 классов Конфуция.

На территории Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана действуют 10 институтов и 12 классов Конфуция.

К 2020 году в Китае планируют довести число этих учреждений в мире до тысячи.

В данных институтах помимо изучения китайского языка спонсируются программы по обмену студентов в Китай за счет принимающей стороны, а также повышают квалификацию местным преподавателям.

Огромное количество студентов из стран Центральной Азии в основном обучаются на территории Синьцзян-Уйгурского автономного округа при Синьцзянском педагогическом университете, который предлагает студентам все необходимые условия, вплоть до двухразового питания.

Существующие опасения

Понимая всю степень опасения стран Центральной Азии перед китайской экспансией, руководство КНР прилагает огромные усилия по ликвидации демонизации своего образа в регионе.

Для этого основным приоритетом во взаимоотношениях со странами ЦА КНР традиционно считает сотрудничество в области экономических и транспортно-коммуникационных проектов.

Однако если у властей стран региона есть острая необходимость сотрудничества с Китаем как с новым глобальным центром силы, то населения этих стран продолжают с опаской наблюдать за сближением с Поднебесной.

Поскольку существуют устоявшиеся опасения по отношению к КНР, связанные с тем, что огромной поток китайских инвестиций имеет под собой далеко идущие политические мотивы, и страны региона, будучи в сложном экономическом положении, не смогут расплатиться за полученные кредиты.

Наиболее ярко эти опасения проявились в Казахстане в апреле 2016 года против внесенных поправок в Земельный кодекс, позволяющих иностранцам на длительный срок арендовать землю.

Казахстанцы опасались, что китайские фермеры смогут воспользоваться этой нормой в ущерб их интересам.

В Таджикистане подозрения к Китаю у населения во многом умножились после того, как в 2011 году республика официально дала согласие на передачу 1 тысячи 158 квадратных километров своей земли Китаю.

Население страны восприняло этот акт как посягательство могущественного соседа на его территорию.

Опыт Туркменистана также добавляет определенные опасения у его соседей в вопросах сотрудничества с КНР.

Страна оказалась в остром финансовом кризисе после того, как Китай решил оплачивать туркменский газ за счет погашения двух многомиллиардных кредитов, выделенных Туркменистану ранее.

В результате Ашхабад, будучи крупнейшим поставщиком газа в Китай, не получает за него никакой прибыли.

Преодоление опасений

Подобные имиджевые издержки КНР пытается компенсировать за счет прагматичных и выгодных экономических контрактов.

К примеру, в прошлом году в рамках развития «Экономического пояса Шелкового пути» Кыргызстан достигнул с КНР договоренности о переносе избыточных мощностей в эту республику. На данный момент разрабатывают план по возобновлению 44 предприятий в Кыргызстане.

Аналогичная программа по переносу производственных мощностей на общую сумму в 26 млрд реализовывается с Казахстаном. Кроме того, за последние несколько лет РК подписала с Китаем контракты на сумму 48 млрд долларов.

Даже Узбекистан, который традиционно во внешней политике придерживался принципа равноудаленности от всех «центров силы» и оставался долгое время в наименьшей зависимости от Китая, в ходе майского визита президента Шавката Мирзиёева в Пекин подписал более ста соглашений на сумму 20 млрд долларов.

КНР также остается одним из главных торговых партнеров и инвесторов в Таджикистане и Туркменистане и, судя по экономическому кризису в России, останется таковым еще на долгосрочный период.

Решительность позиции

Кроме того, прошедший в Пекине международный форум с участием мировых и региональных держав «Один пояс – один путь», судя по всему, стал началом объявления новой позиции Китая в мировом порядке в качестве отдельного и самостоятельного «центра силы» на просторах Евразии, с которым нельзя будет не считаться.

Таким образом, комплексное сотрудничество КНР со странами Центральной Азии и попытки построения ею своего нового имиджа говорят о ярко выраженном стремлении укрепиться в регионе на долгие годы.

Хотя население и определенная часть элиты опасаются данной тенденции, ввиду отсутствия других альтернатив Китай обречен стать главным игроком на этом пространстве.

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Ху Цзиньтао , Шавкатом Мирзияевым

15.06.2017 10:45

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Ричард (Дик) Монро  Майлз

Майлз Ричард (Дик) Монро

Временный поверенный в делах США в Кыргызстане

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
300 000

машин зарегистрировано в Бишкеке на начало 2013 года

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31