90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан теряет миллионы долларов из-за серого импорта и контрафакта. Так ли это?

12.01.2019 16:45

Экономика

Казахстан теряет миллионы долларов из-за серого импорта и контрафакта. Так ли это?

Пока именно Казахстан несёт самые большие потери благодаря нерадивости соседа в лице Кыргызстана.

В конце ноября 2018-го казахстанское подразделение неправительственной организации Transparency International опубликовало расследование о вероятных фактах масштабной коррупции в таможенных органах республики. Речь шла о значительном расхождении цифр по товарообороту между Казахстаном и крупнейшими государствами-партнёрами. Выводы оказались неутешительными: согласно данным международной организации, громкие заявления государственных органов об активном импортозамещении являются фикцией. А бюджет теряет десятки миллионов долларов из-за контрабанды и контрафакта. В Informburo.kz внимательно прочитали доклад и решили разобраться в новом громком деле на границе.

"Неучтёнка" на миллиарды долларов

Доклад борцов с коррупцией из Transparency Kazakhstan в полном объёме на 54 страницах был размещён в открытом доступе. В своей основе расследование это – всего лишь сравнение официальных данных по импорту нашей страны с цифрами 10 крупнейших стран-партнёров, не входящих в Евразийский союз. За основу был взят 5-летний период, за который есть полные итоговые данные: с 2013 по 2017 год.

Анализ товарооборота, к примеру, выявил разницу между казахстанскими и зарубежными данными по 40 группам товаров более чем на 50%. Даже нюансы методологии подсчёта, по мнению разработчиков доклада, не могут объяснить столь внушительные расхождения.

Казахстанские предприниматели на МЦПС "Хоргос" / Фото Informburo.kz

Хуже всего обстоит дело с импортными товарами из Китая. Если официальная казахстанская статистика утверждает, что с 2013-го по 2017-й импорт из КНР снизился с 8,3 до 4,6 млрд долларов, то данные китайской стороны показывают, что за прошедшие 5 лет объём ввоза китайских товаров в нашу страну остался примерно на одном уровне, а в 2017 году составил 11,6 млрд.

Более того, согласно выводам расследования, по некоторым группам товаров идёт планомерное увеличение контрабанды. По нескольким категориям продукции объём не облагаемых никакими таможенными сборами товаров доходит до 90%. Теневая экономика, измеряемая миллиардами долларов, не могла сложиться без активного участия масштабных коррупционных схем на казахстанской таможне, считают аналитики Transparency Kazakhstan.

В компании с КНР оказалась также Швейцария. Из этой европейской страны в нашу завозится, в основном, продукция премиум-сегмента. Речь идёт о часах, ювелирных украшениях, медицинском оборудовании и лекарственных препаратах. По понятным причинам платить таможенные сборы в полном объёме бизнесмены не хотят – это просто невыгодно. Поэтому предприниматели находят серые схемы ввоза в страну подобной продукции. А растаможивают швейцарские товары по заниженным ставкам.

КНР – главный поставщик контрафактной продукции на рынки стран ЕАЭС / Фото otyrar.kz

Разночтения нашли и в отчётности по ввозу товаров из Польши. Последняя, вероятно, именно через Казахстан занимается реэкспортом своей продукции в Россию, где польские товары находятся под санкциями. Однако для наших таможенных органов, судя по цифрам, этих товаров нет вовсе или они представлены в значительно меньшем объёме. Разночтения выявили по косметике, мебели, текстильной продукции, местами разница достигает 50%.

В денежном выражении размер польской "неучтёнки" из года в год варьируется в пределах 100 млн долларов. Существенная разница в объёмах ввозимых товаров есть и в отношении Пакистана. Здесь стоит отметить, что несколько последних лет пакистанские власти делают всё возможное, чтобы навести порядок на своей границе. Однако по итогам 2017 года казахстанская сторона по какой-то неизвестной причине в 3 раза занизила объёмы импорта из этой страны. Причём произошло это на фоне значительного роста поставок фруктов и одежды из этой страны к нам.

От 25 до 90% продукции из четырёх вышеуказанных государств являются, по данным расследования, экономической контрабандой. Это и есть прямые потери государственной казны. Многомиллиардные разночтения в отчётности – это доказательство масштабной коррупции в таможенной службе Казахстана.

Однако кроме серого ввоза продукции присутствует на границе и другая проблема. Товары из Италии, США, ФРГ, Великобритании, Южной Кореи и Японии не ввозятся в нашу страну в том объёме, который декларируется на таможенных постах республики. Официальные ведомства этих стран не подтверждают ежегодный рост импорта в РК.

В казахстанской отчётности этот рост официально зафиксирован. Отсюда авторы расследования делают вывод о том, что на отечественном рынке массово присутствуют подделки. Их в страну ввозится как минимум на 1 миллиард долларов ежегодно. Речь идёт о бытовой технике, устройствах связи, лекарствах, одежде, алкоголе, промышленном оборудовании, украшениях. Всё это зачастую заявлено как продукция крупных мировых брендов. Можно предположить, что речь идёт как раз о контрафакте из КНР. Однако это всего лишь предположение.

Подделки становятся всё выше по качеству / Фото youtube.com

Позиции, по которым расследование обнаружило занижение данных со стороны казахстанской таможни, – это серый, контрабандный импорт. Обычно – массовый продукт, который пользуется спросом и завозится в промышленных объёмах. Платить за него таможенные сборы в полном объёме бизнесменам не хочется.

Завышение казахстанской стороной данных по ввозу – это документальное декларирование значительного объёма подделок, обычно дорогостоящих. Этот вывод исследователей лишь подтверждает опасение борцов за права потребителей, что порой даже крупные отечественные ритейлеры продают клиентам контрафакт. К примеру, в Лиге ювелиров РК летом 2018-го заявили, что подделками на рынке является 90% всей продукции. Впрочем, сами ювелиры подчёркивают, что виной всему отмена госрегулирования в отрасли.

В финале документа аналитики Transparency Kazakhstan дают государственным органам целый ряд рекомендаций. К примеру, речь идёт о масштабной борьбе с коррупцией в таможенной службе. Превентивными мерами названы ежегодная сверка отчётности между странами и особый надзор за товарами "высокой степени риска".

Сначала сомневались, а теперь обещают разобраться

Первыми на цифры и выводы масштабного расследования отреагировали в Министерстве национальной экономики: ответственность за возможные расхождения в статистических данных лежит на Комитете по статистике. В МНЭ подчеркнули, что итоги расследования Transparency Kazakhstan не обязательно должны говорить о коррупции в таможенной службе.

Разница в статданных внешней торговли, согласно заявлению ведомства, постоянно возникает из-за особенностей методологии. Происходит это регулярно и на общемировом уровне. К примеру, национальные данные об экспорте Казахстана в другие страны по итогам 2017 года говорят о цифре в 29,6 млрд долларов, а по данным базы статданных ООН, UN Comtrade, объём поставок отечественных товаров за рубеж составил 34,8 млрд.

Даже привычные "несуны" не представляют такой угрозы, как масштабная экономическая контрабанда / Фото photocalypsis.blogspot.com

Кроме того, китайская сторона, на цифры которой в том числе и опиралось расследование, могла включить в отчётность по импорту в РК транзитных товаров. В национальную отчётность такие данные не входят. Некоторые страны включают в импорт также стоимость транспортных расходов. В целом в Миннацэкономике признали наличие существенных расхождений, измеряемых миллиардами долларов.

6 декабря группой сенаторов, которую возглавила Дарига Назарбаева, был направлен официальный запрос вице-премьеру Ерболату Досаеву. Парламентариев интересовала реакция профильного Министерства финансов на опубликованную статистику, а также ответ на главный вопрос: идёт ли действительно речь о том, что импорт в Казахстан является по большей части экономической контрабандой и контрафактом. Пока официального ответа на свой запрос группа сенаторов не получила.

14 декабря пресс-служба Комитета государственных доходов МФ РК, в чьём ведении и находится таможенное администрирование, опубликовала пресс-релиз. Из документа следует, что госорган подтвердил разночтения в учёте импорта из КНР в рекордные 7 млрд долларов. В ведомстве сообщили, что проведут анализ деятельности 53 компаний на предмет занижения таможенной стоимости ввезённых товаров.

Очередь из грузовиков на казахстанско-кыргызской границе / Фото azattyk.org

Речь шла о 5 группах товаров (изделия из кожи, предметы одежды, текстильные изделия, обувь, игрушки), по которым громкое расследование и обнаружило расхождение данных по импорту до 90%. На долю упомянутых в пресс-релизе 53 компаний приходится, по данным КГД, 77,5% импорта тех самых 5 групп товаров. Если факты занижения таможенной стоимости подтвердятся, то, вероятно, речь будет идти о дополнительных выплатах в бюджет и привлечении к ответственности нарушивших закон предпринимателей.

21 декабря в Transparency Kazakhstan сообщили, что направили ряд своих предложений по борьбе с контрабандой на казахстанско-кыргызской границе Президенту Казахстана. Вероятно, проблема серого импорта через Кыргызскую Республику китайских и турецких товаров станет вновь предметом обсуждения на уровне глав государств Евразийского союза.

Проблемный сосед

При вхождении Кыргызстана в Евразийский союз было принято политическое решение, что доля таможенных сборов этой страны до 2020 года составит 1,9% в общем объёме собранных платежей. Эта цифра существенно выше того, что фактически собирает кыргызская таможня. Доля РФ – 85,265%, Казахстана – 7,055%, Беларуси – 4,560% и Армении – 1,220%. Если учесть это обстоятельство, выходит, что всё это время наши южные соседи, пропуская в общий союз экономическую контрабанду из КНР и Турции, лишали бюджеты России, Казахстана и Беларуси дополнительных поступлений.

Власти Кыргызстана просят время, чтобы навести порядок на таможне / Фото sputnik.kg


По словам Марата Шибутова, председателя общественного совета Transparency Kazakhstan, Кыргызстан – безусловный лидер по контрабанде товаров во всём регионе. За последние 20 лет таможенные органы этой страны зарегистрировали ввоз китайских товаров на общую сумму в 11,6 млрд долларов. А по данным китайской стороны, объём импорта за тот же период времени в сторону Кыргызстана превысил цифру в 61 млрд. Разница в 50 млрд долларов – веская причина, чтобы сомневаться в эффективности работы таможенных органов этой страны.

К слову, разночтение в отчётности по импорту в 2017 году также наводит на определённые размышления. По словам Шибутова, в отчёте Государственной таможенной службы КР объём импорта из КНР составил 1,5 млрд долларов, китайская сторона указывает иную цифру – 5,3 млрд.

Нежелание официального Бишкека признавать проблему коррупции на границе стало, по мнению экспертов, одной из главных причин политического обострения осенью 2017 года в отношениях с казахстанскими властями. Руководитель Центра прикладных исследований "Талап", экономист Рахим Ошакбаев ещё в 2015 году высказывал мнение, что ЕЭАС после вступления Кыргызстана столкнётся с проблемой контрабанды и реэкспорта китайских товаров в страны союза, в том числе и в Казахстан.

Ситуация на границе – постоянный предмет переговоров двух стран / Фото abctv.kz

По оценкам экспертов "Талапа", только заниженные таможенные кыргызские пошлины могут в год "стоить" государствам Евразийского союза более 100 млн долларов. Для экономики конкретно Казахстана это, как минимум, 7 млн долларов прямых потерь. Если прибавить к этому серые схемы китайского импорта и недополученный бюджетом нашей страны НДС, то это ещё минус 155,8 млн долларов в год. В целом "дружба" Астаны и Бишкека может выливаться, по данным аналитиков центра "Талап", в 163 млн долларов убытков для отечественной казны ежегодно. И это, по словам Ошакбаева, если не считать последствий от прихода на рынок товаров из Поднебесной, с которыми казахстанская продукция просто не сможет полноценно конкурировать.

Вступление в силу с 1 января 2018 года Договора о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза проблемы с контрабандой не решило.

Громкого дела не получилось

Обострение на границе осенью 2017 года имело для обоих стран-партнёров последствия. Казалось бы, конфликт был исчерпан, но в феврале 2018-го грянул очередной скандал.

КНБ совместно с Национальным бюро по борьбе с коррупцией и Генпрокуратурой провели масштабную спецоперацию. Официально было заявлено о задержании транснациональной преступной группы, которая занималась экономической контрабандой сразу на 9 таможенных постах Казахстана. Было арестовано 33 участника предполагаемого синдиката, состоящего из сотрудников пограничной и таможенной службы, брокеров и посредников.

Основными статьями дохода фигурантов громкого дела якобы стали взятки за ускоренное прохождение товаров (на казахстанско-узбекской границе). На постах, находящихся на участках границы Казахстана с Китаем и Кыргызстаном, задержанным инкриминировались именно активное использование заниженных таможенных ставок в отношении импорта из КНР и дальнейший реэкспорт в Россию.

Главой синдиката следствие назвало теперь уже бывшего депутата кыргызского парламента Дамирбека Асылбека уулу. В апреле его заочно лишили мандата, а в декабре стало известно, что отечественное правосудие будет судить его как гражданина Кыргызстана. Казахстанский паспорт был ранее аннулирован.

Громкий процесс стартовал ещё в октябре и продолжается до сих пор. Главный обвиняемый в январе 2019-го заявил, что считает себя невиновным, а товары, которые фигурируют в уголовном деле, прошли все положенные по закону процедуры таможенной очистки ещё на территории Кыргызстана.

Судебный процесс над фигурантами проходит в Алматы / Фото Informburo.kz

По версии гособвинения, экс-депутат Жогорку Кенеша двух созывов, вице-президент Федерации греко-римской борьбы Кыргызской Республики ещё в 2016 году организовал группу и лично руководил, возможно, самой большой и разветвлённой коррупционной схемой в казахстанской таможенной службе за всю её историю. Эксперты сравнивают дело Дамирбека Асылбека уулу с громким "Хоргосским делом", приговор по которому вынесли в 2014-м, а само расследование стартовало ещё в 2011 году. Последнего фигуранта задержали только 3 года назад.

Параллели напрашиваются и по количеству задержанных, и по масштабам заявленных нарушений закона. Вот только громкое дело, стартовавшее с громких арестов в феврале с участием спецназа, действительно резонансным пока не стало.

К примеру, вместе с якобы главой транснациональной ОПГ на скамье подсудимых всего 12 человек. При заявленных почти год назад 35 фигурантах. В ноябре 2018 года восьмерым бывшим сотрудникам таможенного поста "Алтынколь", которые, по данным СМИ, фигурировали в деле Дамирбека Асылбека уулу, суд вынес достаточно мягкое наказание в виде лишения свободы в колонии-поселении от 3 до 7 лет. Обвинению не удалось доказать, что "алтыколевцы" были именно преступной группой и наладили вымогательство ради растаможки товаров по сниженным ставкам. Суд решил, что именно бизнесмены провоцировали сотрудников на взяточничество. 8 задержанных сотрудников поста "Алтынколь" КПП МЦПС "Хоргос" в таком случае не являются участниками трансграничной преступной группы.

Расследование громкого дела, названного СМИ "Вторым Хоргосом", всё это время находилось на личном контроле у генерального прокурора страны.

Через развитие МЦПС "Хоргос" намерен победить контрабанду и начать легально зарабатывать на транзите товаров / Фото Informburo.kz

Кадровые перемены

К слову, с осени 2017 года, когда на казахстанско-кыргызской границе и произошло противостояние, у наших соседей дважды сменился руководитель Государственной таможенной службы. Азамата Сулайманова сначала сменил Кубанычбек Кулматов. Последнему сегодня инкриминируют хищение средств на посту мэра Бишкека. Кулматова в мае 2018-го сменил Алмаз Онолбеков. Все трое руководителей ГТС, к слову, отрицали любые обвинения в масштабной экономической контрабанде в Евразийский союз со стороны Кыргызстана.

В Кыргызстане в самом разгаре новое громкое дело таможенников / Фото sputnik.kg

В Казахстане в сентябре минувшего года был назначен новый министр финансов. На смену Бахыту Султанову, часто критикуемому антикоррупционной службой за слабую борьбу с коррупцией в ведомстве, пришёл Алихан Смаилов. Одним из первых кадровых решений Смаилова стало назначение на пост председателя Комитета государственных доходов МФ РК Марата Султангазиева.

Вероятно, руководство обеих стран сложившаяся ситуация с таможенными платежами явно не устраивает: казахстанская сторона теряет миллионы долларов из-за серого импорта, а кыргызская несёт большие репутационные потери из-за ситуации на границе.

На фоне громкого расследования в Казахстане, по ту сторону таможенных постов также происходят события не менее интересные. В декабре из Баку был экстрадирован экс-глава кыргызской таможенной службы Адамкул Жунусов. Он возглавлял ведомство с 2013 по 2016 год. Его обвиняют в том, что государство недополучило несколько миллионов долларов из-за мошеннических схем по уплате таможенных пошлин через частную компанию. По громкому делу бывших таможенников проходят и высокопоставленные подчинённые Жунусова.

Получается, что коррупция вокруг теневых схем с китайскими товарами – головная боль руководства обеих соседствующих стран. Проблема, которую ни Астана, ни Бишкек самостоятельно решить пока не могут.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

12.01.2019 16:45

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Владимир Сергеевич Ким

Ким Владимир Сергеевич

Президент корпорации «Казахмыс»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
571 209

человек выехали из Таджикистана в I полугодии 2013 г.

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30