90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Парадокс алюкобонда. Узбекистан завлекает туристов, одновременно уничтожая собственную историю

04.03.2019 09:42

Общество

Парадокс алюкобонда. Узбекистан завлекает туристов, одновременно уничтожая собственную историю

Туристическая индустрия — одна из самых динамично развивающихся областей экономики Узбекистана за последние два года. Из 107 нормативно-правовых актов, регулирующих работу отрасли и принятых за всю историю независимости, половина — 55 документов — были подписаны после декабря 2016 года, когда туризму придали статус стратегического сектора экономики.

В Узбекистане насчитывается свыше 7,4 тысячи объектов культурного наследия, из них 209 находятся в четырех городах-музеях.

«Ичан калъа в городе Хиве», «Исторический центр города Бухары», «Исторический центр города Шахрисабза» и «Город Самарканд» включены в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Кроме того, в республике 11 национальных природных парков и государственных заповедников, 12 заказников, 106 музеев и много других объектов, которые могут привлечь туристов.

Было бы наивно полагать, что прежнее руководство страны не осознавало, какую важную роль может играть туризм в экономике республики. Но необходимые для развития отрасли шаги – либерализация валютного рынка, визового режима, упрощение процедур въезда и пребывания иностранных граждан – были сделаны только после прихода к власти Шавката Мирзиёева.

Тем не менее начиная с 1992 года были приняты несколько десятков документов по развитию туристической сферы. Первая шестилетняя госпрограмма развития туризма в Узбекистане появилась в 1999 году.

В том же году были приняты закон «О туризме» и постановление правительства о подготовке квалифицированных кадров в сфере туризма.

С 1999 по декабрь 2016 года были подписаны около 34 нормативно-правовых документов о мерах по поддержке и развитию отрасли, включая двух- и трехлетние программы.

Хотя количество иностранных граждан, посетивших Узбекистан, выросло с 302,4 тыс. человек в 2000 году до 2,16 млн к 2016 году, потенциал развития этого сектора экономики оставался в большей части нереализованным.

С приходом к власти Шавката Мирзиёева туристическая отрасль получила новый импульс. В начале декабря 2016 года президент поставил задачу «ускоренного развития» туристической индустрии.

Впоследствии был принят целый ряд решений президента и правительства по предоставлению налоговых льгот и преференций предпринимателям в сфере туризма, продвижению национального туристского бренда на внутреннем и внешних рынках, либерализации визового режима и открытия свободной конвертации узбекского сума.

Если за 7 лет (2010-2017 гг.) экспорт туристских услуг вырос в два раза и составил $546,9 млн в 2017 году, то только за 2018 год доходы от туризма удвоились и достигли $1,04 млрд.

Турист или не турист?

В последние год-два в узбекистанских СМИ периодически поднимался вопрос о том, считать ли всех посетивших Узбекистан иностранцев туристами и сколько «настоящих» туристов посещают страну.

Вопрос о методологии расчета возникал каждый раз, когда Госкомтуризм или Госкомстат публиковали статистику о количестве иностранных посетителей или когда поднимался вопрос о значимых достижениях в туризме.

Госкомтуризм часто ссылался на методологию Всемирной туристской организации, согласно которой любой прибывший в страну иностранный гражданин считается туристом.

Логика такого подхода вполне понятна, ведь любой иностранный посетитель вне зависимости от цели приезда так или иначе тратит деньги в стране прибытия.

Точку в подобных спорах поставил Госкомстат. Начиная с июля 2018 года главное статистическое ведомство стало публиковатьданные по туризму с распределением по целям въезда и по странам. Так, число иностранцев, указавших в качестве цели въезда «туризм», с 2014 по 2018 год выросло со 156 тыс. до 458 тыс. человек.

Вот кто приезжал в Узбекистан в 2018 году — и с какой целью.

Как видим, в 2018 году доля иностранцев, въехавших в Узбекистан с целью «туризм», составила 7,1%, а основной поток иностранных посетителей — около 82% — составили граждане соседних стран: Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

Изменения за два года

На что жаловались туристы два с половиной года назад? В июле 2016 года издание MyTashkent.uz опубликовало ответы туристов на вопросы: что вы думаете о развитии индустрии туризма в Узбекистане и какие достижения и недостатки существуют в данной отрасли.

Основными проблемами тогда были названы:

— почти двукратная разница между официальным и черным курсом доллара (туриста сразу же «вынуждали» нарушать закон при обмене долларов на рынках);

— сложные процедуры получения въездных виз;

— изнурительный паспортный и таможенный контроль в ташкентском аэропорту;

— слаборазвитая инфраструктура: недостаточное количество бюджетных отелей или хостелов, весьма ограниченные возможности использования международных карт VISA и MasterCard, отсутствие карт городов, отсутствие гидов-приложений, медленный и малодоступный интернет, недостаток общественных туалетов и мусорных урн;

— запреты на фото и видеосъемку;

— отсутствие бюджетных авиакомпаний;

— отсутствие эффективной государственной программы развития туризма (внешнего и внутреннего);

— потеря исторического облика и «омолаживание» исторических центров городов Узбекистана.

А теперь рассмотрим, что изменилось и какие меры сегодня приняты для развития туризма в Узбекистане:

Продолжая политику активной поддержки и стимулирования туристической отрасли, в первые рабочие дни этого года было заявлено о принятии семилетней госпрограммы развития этой сферы. 5 января президент подписал Концепцию развития туризма в 2019–2025 годах.

Основными направлениями развития туризма на ближайшие семь лет названы совершенствование правовой базы; развитие инфраструктуры, транспортной логистики; формирование доступной и комфортной туристской среды; развитие внутреннего туризма; укрепление имиджа страны как безопасной для путешествий и отдыха.

Кроме того, Концепция содержит целевые параметры развития туризма до 2025 года и дальнейшую либерализацию визового режима:

Однако в этом документе не хватает ответа на один из основных вопросов — какие именно сегменты туристического рынка государство собирается развивать?Не определены приоритетные направления развития туризма в Узбекистане.

Такими направлениями могли быть экскурсионный, паломнический и этнотуризм (включая гастрономический и культурно-познавательный), учитывая большую концентрацию архитектурных памятников и мусульманских святынь на территории Узбекистана.

Впрочем, у паломнического туризма наметились перспективы. 21-23 февраля в Бухаре прошел I международный форум, куда приехали более 120 исламоведов, представителей туристских компаний из Индонезии, Малайзии, Египта, Пакистана, Казахстана, Катара, Кувейта, Саудовской Аравии, Сингапура, Турции, Туркменистана, России, Франции, ЮАР, Индии, Кыргызстана и других стран, сообщила «Правда Востока».

Представители 34 государств подписали Бухарскую декларацию о признании Узбекистана одним из центров паломнического туризма.

Как будут развиваться остальные направления, будет зависеть от того, как государство расставит приоритеты. Проблема в том, что интересы застройщиков часто вступают в противоречие с интересами туристов, которые хотят видеть исторические памятники сохранными.

Проблемная реставрация

Активная застройка исторических центров городов Узбекистана приводит к изменению их исторического облика и утрате самобытности. Зачастую этот процесс сопровождается вырубкой многолетних деревьев, превращая целые кварталы в асфальтово-бетонную пустыню.

К сожалению, города основного туристического потока не стали исключениями. Безусловно, строительство жилых домов, дорог и инфраструктуры — неизбежный процесс в современном мире. Но ведь можно это делать, не разрушая здания и архитектурные комплексы, представляющие историческую и художественную ценность.

В июле 2016 года туристы высказывались о постепенном и систематичном исчезновении «духа истории» с улиц и площадей городов.

Пользователь Farida Charif: «Мое мнение вряд ли кто-то учтет, но я скажу. Если хотите завлекать туристов — не разрушайте историю города.

Например, что сейчас интересного для туристов осталось в Ташкенте? С учетом того, что приезжающие к нам туристы видели и другие страны, где достопримечательностей ничуть не меньше.

Какую историю Ташкента должен сейчас рассказывать гид туристам, если русский колониальный период уничтожается, советский колониальный период уничтожается? Алюкобонд с ёлками?» (Алюкобонд — строительный облицовочный композитный материал, очень популярный в Узбекистане. — Прим. «Ферганы»).

Пользователь Равшан: «...И еще одно но — это омолаживание исторических центров городов, для туриста интересны не новые здания, они от этого устали в своей стране, их не интересуют новостройки, их полно и у себя дома, причем намного качественнее, им интересна ИСТОРИЯ».

Часто реставрацией архитектурных памятников занимаются неквалифицированные мастера. Как считает Мавлюда Юсупова, доктор архитектуры, заведующая отделом архитектуры Института искусствознания Академии наук Узбекистана, из-за крайне непрофессиональной реставрации последних лет из списка объектов Всемирного наследия могут быть исключены Самарканд и Шахрисабз.

Последний в 2016 году был внесен в «тревожный список», куда заносят объекты всемирного наследия, оказавшиеся под угрозой уничтожения. «Вместо оригинальных или профессионально отреставрированных уникальных памятников туристы иногда видят подменяющий или уродующий их «новострой» с применением современных строительных и декоративных материалов, не соответствующих древним образцам по формату, особенностям, качеству, художественному уровню и т. д.

Причина всего этого — утрата некогда одной из лучших в СНГ школ реставрации и нынешнее плачевное состояние реставрационного дела в Узбекистане», — отмечает эксперт.

Основными причинами снижения уровня и качества реставрации Мавлюда Юсупова считает несоответствие международным стандартам, авральный режим работ, привлечение вместо профессиональных реставраторов обычных рабочих, чей труд гораздо дешевле.

Экскурсионный и этнокультурный туризм, по сути, являются монетизацией истории народов и городов. Разрушение, искажение и уничтожение исторического облика этих городов ставит под угрозу перспективу развития такого туризма.

Президент Шавкат Мирзиёев в своих выступлениях неоднократно говорил об изучении и внедрении опыта зарубежных стран в госуправлении и развитии разных сфер экономики Узбекистана.

Возможно, стоит внимательно изучить опыт других стран, которым удается сохранить тот самый «исторический дух» и зарабатывать на экскурсионном туризме миллиарды долларов ежегодно, при этом ничуть не отставая от технологического прогресса.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://fergana.agency/articles/105536/

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

04.03.2019 09:42

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
1

представитель еврейcкой национальности живет в Джалал Абадской области Киргизии

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31