90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

ШОС. Правила игры в эпоху перемен

15.06.2019 10:30

Политика

ШОС. Правила игры в эпоху перемен

Сегодня, как и девятнадцать лет назад, саммит Шанхайской организации сотрудничества проходит в обстановке, мягко говоря, непростой. В эпоху перемен, если вспомнить популярную ссылку на древнекитайское проклятие.

В период между первым и вторым саммитами Шанхайской организации сотрудничества произошли события, радикально изменившие геостратегическую ситуацию в Центральной Азии. Теракт 11 сентября, за которым последовало введение американских войск в Афганистан, привел к созданию долгосрочного очага угроз региональной безопасности.

Нынешний, девятнадцатый по счету саммит ШОС будет проходить в условиях радикального изменения геоэкономической ситуации во всем мире. Сегодня войны ведутся преимущественно торговые. США для защиты своих национальных интересов вводят не войска, а таможенные пошлины. Однако возможные последствия экономических угроз, пожалуй, даже более разрушительны, чем последствия терактов.

Как реагирует ШОС на эти перемены? С одной стороны, ее позиция по актуальным вопросам региональной и глобальной безопасности (как военно-политической, так и экономической) всегда ясно и недвусмысленно озвучивалась, и с ней приходилось считаться. Тем более, что Россия и Китай при необходимости могли отстоять эту позицию в Совбезе ООН.

Можно не сомневаться, что тема тарифных войн, экономических санкций и универсальных торговых норм и правил будет отражена в итоговой декларации саммита в Бишкеке, который пройдет 13-14 июня. Однако она не будет доминирующей. Более того, сами термины «торговые войны» и «санкции» вообще могут не употребляться. Зато в этом документе, как и во всех предыдущих, будут слова о «Шанхайском духе» и нормах международного права, о многополярном мироустройстве и строительстве международных отношений нового типа.

Когда наблюдатели пытаются оценить потенциал ШОС, обычно говорят про демографию, про совокупный ВВП, про ядерное оружие. Но в современном мире претензии на глобальное лидерство основываются не только на военной и экономической мощи, но и на способности продвигать свою концепцию мирового порядка, утверждать те правила и нормы, на которых должны строиться отношения между государствами. 

Международные организации с вопросов войны и мира переключились на поиск и продвижение общих ценностей, норм и правил. Именно этим и занимается ШОС. А все противоречия между странами-членами на этом фоне второстепенны. И отсутствие общешосовских экономических проектов и институтов не имеет значения на фоне борьбы за утверждение собственных правил игры. 

Тема международного порядка, основанного на правилах, прочно закрепилась в политической риторике всех ключевых международных игроков. При этом все они по-разному понимают правила, а новый мировой порядок видят основанным на разных принципах и ценностях.

Государства, входящие в ШОС, выступают за неукоснительное соблюдение целей и принципов Устава ООН, прежде всего равенства и суверенитета государств, невмешательства в их внутренние дела, взаимного уважения территориальной целостности, нерушимости границ, ненападения, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой, а также других общепризнанных норм международного права, направленных на поддержание мира и безопасности, развитие сотрудничества между государствами, укрепление независимости, обеспечение права самим определять свою судьбу и пути политического, социально-экономического и культурного развития.

Эти принципы изложены в Астанинской и Циндаоской декларациях, видимо, они будут без изменений включены и в итоговый документ саммита в Бишкеке. Это не абстрактные формулы, на базе этих принципов выстраивается подход к конкретным проблемам, например, к международной информационной безопасности. 

Члены ШОС выступают за равные для всех стран права на управление сетью Интернет и суверенное право государств на управление ею в своем национальном сегменте, включая обеспечение безопасности.

Они также считают, что выработка универсальных норм, правил и принципов ответственного поведения государств в информационном пространстве должна происходить под эгидой ООН.

Между тем, Соединенные Штаты в своей Стратегии национальной безопасности провозгласили защиту свободы интернета одной из важнейших задач и решительно выступают против концепции «суверенного интернета». Схожей позиции придерживается и Евросоюз. При этом и Вашингтон, и Брюссель вместо разработки универсальных правил в борьбе с информационными и киберугрозами предлагают всем странам присоединиться к Будапештской конвенции (Европейской Конвенции по киберпреступлениям от 23 ноября 2001 года).

В ней, в частности, есть положение, согласно которому «любая из Сторон имеет право, без согласия другой Стороны, посредством компьютерной системы на своей территории получать доступ к компьютерным данным, расположенным на территории другой Стороны» (при согласии владельца этих данных). 

Кстати, самые последние события нашли свое отражение в информсообщении о СМИД. Министры иностранных дел ШОС высказались против дискриминационных мер под любыми предлогами, которые препятствуют развитию взаимовыгодного международного сотрудничества в сфере цифровой экономики и коммуникационных технологий. За этими словами трудно не увидеть историю санкций против китайской компании Хуавей. Можно не сомневаться, что и в Бишкекскую декларацию это тоже войдет.

После вступления в ШОС Индии и Пакистана на Астанинском саммите в 2017 году формат Организации серьезно изменился.

Во-первых, в ней теперь целых четыре государства, обладающих ядерным оружием. Фактически в рамках ШОС могут рассматриваться вопросы ядерного контроля и разоружения с таким же основанием, как и в рамках «ядерной пятерки», то есть Совбеза ООН.

Во-вторых, ШОС через Индию и Пакистан получила выход к Индийскому океану, со всеми вытекающими из этого факта возможностями и проблемами. Странам Центральной Азии еще предстоит реализовать эту возможность в виде конкретных транспортных коридоров.

С другой стороны, прием в качестве полноправных членов двух государств, находящихся в состоянии перманентного конфликта, стал для Организации серьезным испытанием на эффективность.

Без сомнения, одним из главных вопросов, которым задаются наблюдатели – сможет ли ШОС помирить Дели и Исламабад? Или хотя бы посадить за стол переговоров?

В принципе, причин для эскалации пограничного конфликта вроде бы нет. Боестолкновения с использованием авиации в феврале этого года были во многом спровоцированы логикой внутриполитических процессов. Сегодня, когда Нарендра Моди и Имран Хан уже показали себя жесткими политиками и собрали связанные с этим политические дивиденды, можно было бы попытаться набрать бонусы в качестве миротворцев.

Переговоры Индии и Пакистана на полях заседания Совета министров иностранных дел государств - членов Шанхайской организации сотрудничества в Бишкеке не состоялись. Вероятно, не будет отдельной двусторонней встречи лидеров этих государств и на саммите, который состоится 13-14 июня. 

И все же площадка ШОС стала местом встречи министров иностранных дел Индии и Пакистана, которые пожали друг другу руки и обменялись несколькими формальными фразами в присутствии своего коллеги из Кыргызстана. В Дели и Исламабаде прекрасно понимали, что оппозиция воспользуется этим фактом для обвинений в предательстве национальных интересов (и она этим воспользовалась). Тем не менее, Моди и Хан пошли на этот шаг. 

Видимо, это было сделано не столько для нормализации двусторонних отношений (обмен пленными и возобновление транспортного сообщения уже произошли в рабочем режиме, а на принципиальное решение спора вокруг Кашмира рассчитывать в ближайшее время не приходится), сколько в качестве жеста признательности ШОС.

Что касается самой Организации, то ее задача не в «принуждении к миру», а в предоставлении общей платформы для конструктивного диалога. «Шанхайский дух», то есть принципы взаимодействия разных государств на основе доверия, в сочетании с «общепризнанными нормами международного права» как раз и может стать этой общей платформой.

Шанхайская организация сотрудничества сформировалась на базе соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы, подписанных в Шанхае и Москве в 1996 и 1997 годах.

И сегодня безопасность остается важнейшим измерением ШОС. Борьба с «тремя силами зла» - терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом прочно закрепилась в повестке самих саммитов, а также предшествующих им заседании Комитета секретарей Советов безопасности и совещании министров обороны стран-участниц.

Однако расширение спектра сотрудничества – в преддверии саммита состоялось Совещание министров культуры, прошли форум женщин, бизне-форум и медиафорум – указывает на то, что Организация стала инструментом формирования региональной идентичности.

Эта тенденция получила подтверждение на заседании Совета министров иностранных дел государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, прошедшем 22 мая т.г. в Бишкеке.

В информационном сообщении, опубликованном по итогам встречи, ШОС была охарактеризована как прочная платформа укрепления взаимопонимания, доверительного диалога и равноправного партнерства между государствами-членами. 

Стала ли при этом ШОС инструментом китайской внешней политики? В какой-то степени стала. Обращает на себя внимание включение в информсообщение о СМИД в Бишкеке, как ранее – в Астанинскую и Циндаоскую декларации, формулы о создании сообщества единой судьбы человечества. Эта формула очень важны для китайцев, поскольку она ранее была внесена в конституцию КНР, а также в устав компартии Китая. 

В то же время Индия отказывается поддержать китайскую инициативу Пояса и пути. Отказ связан с общим настороженным отношением индийского руководства к наращиванию Пекином экономического сотрудничества с государствами Индийского океана, который в Дели всегда считали зоной своих жизненных интересов. Но самое главное – Индия решительно возражает против реализации проекта Пакистанско-китайского экономического коридора, который включает спорные территории в районе Кашмира.

Следует ожидать, что в Бишкеке в позиция Индии останется прежней, и в поддержку инициативы Пояса и пути выскажутся только государства Центральной Азии, Россия и Пакистан.

И, наконец, самый главный вопрос, который многие из нас будут задавать себе: что дает нашей стране Шанхайская Организация Сотрудничества? Прежде всего, возможность участвовать в международном сотрудничестве, исходя из тех правил, принципов, и норм, которые мы сами в свое время положили в основу работы этой организации, а не тех, которые нам навязывают.

Казахстан в своей внешней политике придерживается принципа неразрывной связи безопасности и развития. Об этом заявил Нурсултан Назарбаев в Политическом обращении к Совету Безопасности ООН, представляя концептуальное видение Казахстаном глобального партнерства для построения безопасного, справедливого и процветающего мира. Этого принципа Казахстан придерживается в своей работе в Шанхайской организации сотрудничества.  

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

15.06.2019 10:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
0$

пенсия, получаемая бывшими президентами Киргизии Аскаром Акаевым и Курманбеком Бакиевым

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30