90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Семейные тайны туркменского правителя

22.06.2019 12:00

Общество

Семейные тайны туркменского правителя

17 июня президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, носящий титул Аркадаг («Покровитель»), назначил своего сына Сердара хякимом (главой) Алахского велаята (области). Это первая высшая должность для Бердымухамедова-младшего — до сих пор он занимал посты заместителей. Ни у кого давно не возникает сомнений, что Сердара готовят в преемники. Что это за человек и чего от него можно ожидать? И главное — действительно ли ему гарантирован пост главы государства или дело обстоит несколько сложнее?

Семейные тайны

Сердар, имя которого переводится как «вождь», родился в 1981 году, когда его отец занимал скромную должность стоматолога в амбулатории села Эррик-Кала Ашхабадской области (ныне переименованной в Ахалский велаят). Как и отец, Сердар является единственным сыном в семье и имеет нескольких сестер. Точный возраст всех детей неизвестен, однако если учесть, что Гурбангулы лишь в 1979 году закончил медицинский институт, можно предположить, что Сердар является первенцем.

О матери семейства почти ничего не известно. Вопросы возникают даже касательно имени первой леди Туркменистана. В некоторых источниках ее называют Огулкерек. В то же время в «Википедии» имя жены Бердымухамедова-старшего не называется, зато говорится, что Огулкерек — имя жены Сердара. То ли мать и супруга Сердара — тезки, то ли произошла какая-то путаница. На публике первая леди практически не бывает. Даже в 2012 году, когда Бердымухамедова раскритиковали за «сокрытие» женской половины своего семейства, он демонстративно появился на одном из мероприятий в сопровождении матери, дочерей, невестки, внучек… но не жены. С тех пор первая леди вроде бы пару раз присутствовала на публичных торжествах, но у нее была крайне скромная роль без слов.

Из служебной записки американского посольства, раскрытой на портале Wikileaks, следует, что жена Бердымухамедова — «консервативно настроенная туркменка». По неподтвержденной информации, она с 2007 года, то есть с момента избрания мужа президентом, проживает в Лондоне. В то же время у главы государства якобы есть вторая избранница — этническая русская по имени Марина, работавшая с ним медсестрой в стоматологической клинике. Сообщается, что у пары есть теперь уже взрослая дочь. По данным Wikileaks, в официальном браке у Бердымухамедова имеются две дочери. Обе они замужем за туркменскими дипломатами и живут в разных городах — Лондоне и Париже. «Википедия» приводит иные сведения, перечисляя имена трех дочерей Бердымухамедова — Гульджахон, Гульшан и... Марина.

В течение нескольких лет туркменские телезрители могли регулярно наблюдать на экранах президента в компании внука-подростка Керимгулы. Он и сейчас иногда появляется на публике с дедом, но уже гораздо реже. Так вот — даже по поводу происхождения этого молодого человека, получившего в Туркменистане множество обидных прозвищ, нет единого мнения. Кто-то называет его сыном Сердара, кто-то — сыном Гульджахон.

Стоматолог на взлете

Но вернемся в 1980-е. Карьера Бердымухамедова после рождения сына уверенно шла в гору. Уже в 1982 году он стал главным внештатным стоматологом Ашхабадского района, а в 1985-м — заведующим стоматологическим отделением Центральной районной больницы сельсовета Кеши. В 1987 году Гурбангулы уехал в Москву, отучился в аспирантуре, получил степень кандидата наук, а после возвращения на родину в 1990 году был назначен деканом стоматологического факультета Туркменского государственного медицинского института.

В 1995 году Гурбангулы стал директором стоматологического центра Минздрава. Ну а далее следует небывалый карьерный взлет — в 1997 году стоматолог внезапно возглавил Минздрав, а в 2001-м вообще стал вице-премьером. Должность премьера занимал лично первый президент Сапармурат Ниязов, то есть Бердымухамедов отныне был фактически заместителем главы государства.

Некоторые источники объясняют успехи Бердымухамедова тем, что он якобы является внебрачным сыном Ниязова. Но в таком случае оказалось бы, что Ниязов стал отцом в 17 лет и к тому же полюбил раннего внебрачного сына больше, чем Мурада, рожденного десятью годами позже в законном браке. Другие источники утверждают, что Бердымухамедов был личным врачом президента. Но как можно было назначить на этот пост стоматолога? Неужели зубы — это главное, что волновало стареющего главу государства?

Вряд ли мы когда-нибудь узнаем точные ответы на эти вопросы. Так или иначе, но после скоропостижной кончины Ниязова в 2006 году мало кому известный вице-премьер Бердымухамедов внезапно возглавил страну. Сначала он был назначен исполняющим обязанности президента (по Конституции это место должен был занять глава парламента, но на того «совершенно случайно» как раз в это время возбудили уголовное дело). А в 2007 году Бердымухамедов выиграл выборы.

Сердар Бердымухамедов в 2001 году — как раз когда отец стал вице-премьером — окончил Туркменский сельскохозяйственный университет по специальности «инженер-технолог». По официальной версии, после этого он, как положено законопослушному гражданину Туркменистана, на два года ушел в армию. Отслужив, Сердар начал трудовой путь на скромных должностях в Ассоциации пищевой промышленности.

Путь Вождя

«Обычная» жизнь Сердара завершилась в 2008-м — через год после того, как его отец стал президентом. Молодой сотрудник академии пищепрома был назначен советником посольства Туркменистана в России. Одновременно он начал учебу в Дипломатической академии российского МИДа. По окончании курсов в 2011 году Бердымухамедов-младший уехал в Женеву. Там он также получил должность в посольстве и одновременно стал слушателем курсов Женевского центра политики безопасности.

В 2013 году Сердар вернулся в Туркменистан, повидав мир и получив два престижных диплома, то есть полностью готовый к политической карьере. Сначала его назначили начальником отдела европейских стран МИДа, но в тот же год перевели на пост заместителя директора Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов. В 2016 году Бердымухамедов-младший вернулся в МИД, возглавив департамент международной информации. В тот же год он был избран депутатом Меджлиса (парламента). В 2017 году Сердар оставил пост в министерстве и сосредоточился на парламентской работе, возглавив комитет Меджлиса по законодательству.

На выборах в 2018 году мандат сына президента продлили. Но почти сразу после этого он вернулся в МИД — теперь уже на должность заместителя министра. И уже в марте 2018 года на полях саммита глав государств Центральной Азии в Казахстане Сердару устроили встречу с Нурсултаном Назарбаевым, хотя официально туркменскую делегацию возглавляла председатель парламента Акджа Нурбердыева.

В январе 2019 года Сердара неожиданно перевели с «международного» на «региональное» направление. По стране начали ходить слухи, что сына президента планируют сделать хякимом Лебапского велаята. Но в итоге он стал заместителем хякима Ахалского велаята, непосредственно прилегающего к Ашхабаду. А уже 17 июня — дорос до должности хякима. Его предшественника Шохрата Амангелдиева перевели на пост заведующего отделом сельского хозяйства в правительстве.

Тихий сын и всемогущие сестры

Какой вывод о семействе Бердымухамедовых можно сделать из вышесказанного? Похоже, президент жестко контролирует жизнь своей супруги (неважно, одной или обеих) и детей. Жена и дочери вывезены за пределы страны, а единственный сын, кажется, пользуется правом оставаться на родине лишь в обмен на идеальное поведение. Он безропотно переходит с одной не такой уж высокой должности на другую, не пытается как-то выделиться и заявить о себе, не замечен в скандалах и пристрастии к «красивой жизни».

Совсем иная картина открывается, если поискать информацию о пяти сестрах Бердымухамедова и его племянниках. Сестер регулярно обвиняют в не особенно чистоплотном ведении крупного бизнеса, а их дети оказываются уличены как в сомнительном предпринимательстве, так и в разгульном поведении, характерном для золотой молодежи. Не отстает от племянников, по данным независимых СМИ, и муж одной из племянниц, известный под кличкой Гуга. В 2018 году его уличили во владении коллекцией часов общей стоимостью более $1 млн.

Причем все это происходит не где-нибудь в Лондоне или России, а непосредственно в Ашхабаде. Тот же Гуга, по данным СМИ, является хозяином столичного ресторана «Мандарин» и ночного клуба «Заман». Молодые родственники президента даже не особенно пытаются скрывать свой образ жизни, они активно пользуются запрещенными в стране соцсетями, выставляя свое богатство и безделье на всеобщее обозрение. Не правда ли, странно, что президент, строго ограничив поведение жены и детей, неспособен обуздать сестер и их отпрысков?

Больше всего независимой прессе известно о Гульнабат, носящей фамилию Довлетова. Она до 2013 года работала в администрации одного из районов Ашхабада, а затем возглавила Национальное общество Красного Полумесяца. Бывшие сотрудники утверждают, что с тех пор благотворительная организация фактически перестала выполнять свои функции. По их словам, сестра президента отличается тяжелым характером. Она, с одной стороны, ревностно относится к «приличиям» (например, запрещает дарить подарки жителям домов престарелых, поясняя, что там обитают лишь бывшие проститутки).

С другой стороны, Гульнабат, по словам источников, отнюдь не стесняется использовать статус общественной организации для обогащения. Общество Красного Полумесяца имеет право создавать хозрасчетные предприятия, что открывает большие возможности для ведения бизнеса. Ну и, наконец, Довлетова известна в Туркменистане как человек, хорошие отношения с которым могут принести много пользы — например, открыть возможность конвертации валюты.

А кто же такой Довлетов, который взял Гульнабат в жены и дал ей свою фамилию? Независимым СМИ известно лишь его имя: Назар. Что же касается сообщений о его делах, то в прессе упоминалось только одно из них: в феврале 2018 года он, по неподтвержденным данным, умер. Довольно странно, что Гульнабат, придерживающаяся строго консервативных взглядов, долгие годы находилась на виду, пока ее супруг оставался в тени.

Даже в служебной записке посольства США, обнародованной Wikileaks, нет данных о свояках Бердымухамедова. Дипломатам удалось выяснить лишь, что один из них на тот момент (2010 год) работал в Центробанке. В записке поясняется, что президент прилагает большие усилия для того, чтобы скрывать информацию о родственниках. Аналитики посольства были удивлены тем, что человек, настаивающий на своей значительной роли во множестве сфер, от писательства до спорта, практически не пытается отыгрывать образ главы почтенного семейства. Похоже, сестры и их домочадцы — единственные люди в Туркменистане, которые решились сказать Аркадагу, что они в эти игры не играют.

Интересы семьи

По подсчетам политолога Аркадия Дубнова, всего в клан Бердымухамедовых входит около 80 человек. Можно предположить, что среди этих людей имеются не только женщины и представители золотой молодежи, о деятельности которых с возмущением рассуждают независимые журналисты, но и гораздо более серьезные люди. Может быть, даже загадочный карьерный взлет от стоматолога к главе государства был произведен Бердымухамедовым не без помощи свояков и их семейств.

Поведение Бердымухамедова на посту главы государства, безусловно, выглядит странно. Комментаторы нередко сравнивают его с избалованным ребенком, который то распевает песни собственного сочинения, то среди ночи устраивает военные учения с катанием на велосипеде, то распоряжается зачистить Ашхабад от черных машин и татуированных людей. Однако стоит отметить, что одна претензия к Бердымухамедову неприменима — президент Туркменистана не похож на лицемера.

Кажется, он сам искренне верит во все то, чем приказывает заполнять страницы государственных СМИ: в стране царит Эпоха могущества и счастья, прилавки ломятся от разнообразных доступных товаров, граждане обожают ходить строем и кричать «Аркадагу Шохрат» («Слава Аркадагу!»), весь мир прославляет Туркменистан и стремится брать с него пример… Иногда кажется даже, что именно Аркадаг — главный зритель пропагандистского спектакля, непрерывно разыгрываемого там, где он появляется. Но кто тогда режиссер?

Рассуждая о «Сердаре-преемнике», политологи, как правило, опираются на мысль, что Бердымухамедов-старший является полновластным авторитарным правителем, который совершенно сознательно и единолично определяет судьбу сына и государства. Но, возможно, все несколько сложнее, и Сердар должен будет претендовать на получение власти не из рук отца (который к моменту транзита будет не в состоянии что-либо решать), а из рук никому не известных серых кардиналов клана. Родственникам, безусловно, выгодно будет получить в лице Сердара «нового Аркадага», который удовлетворится «маленькими радостями диктаторской жизни» и не будет обращать внимания на подковерные дела семейства. Но что, если они усомнятся в его податливости?

Знаковый год

Хяким Ахалского велаята, конечно, довольно высокая должность. Однако ее недостаточно для того, чтобы в случае смерти отца оперативно перепрыгнуть в кресло президента без чьей-либо поддержки. Чтобы гарантировано обрести статус преемника, Сердару надо стать хотя бы тем же вице-премьером и даже, более того, завоевать личное влияние, обрести статус «второго человека в государстве». Пока что до этого, похоже, еще очень далеко.

Сейчас Туркменистан готовится к 29 июня — то есть к празднованию 62-летия Бердымухамедова-старшего. В 2002 году Ниязов, вступив в этот же возраст, безапелляционно заявил, что именно в 62 года скончался пророк Мухаммед (хотя в исламской литературе нет единого мнения по этому вопросу: называются цифры от 60 до 65 лет). С тех пор всем гражданам Туркменистана, достигшим «возраста пророка», вроде бы полагается даже небольшая денежная премия.

В СМИ появилась информация о том, что день рождения президента собираются отмечать в этрапе Махтумкули Балканского велаята. Местные жители свидетельствуют, что в последние дни там проводится слишком уж много субботников и ремонтных работ. Более того, из района даже вывезли людей, которые состоят на учете как потребители наркотиков. В общем, сцена для очередного акта спектакля «великий Аркадаг в счастливой стране» практически готова.

Бердымухамедова-старшего называют довольно суеверным человеком. Так что не стоит сомневаться — вступление в определенный предшественником «возраст пророка» он воспринимает со всей серьезностью. С одной стороны, знаковая дата не может его не воодушевить. С другой стороны, наверняка он помнит о том, что Ниязов скончался в возрасте 66 лет. В общем, самое время подумать о дальнейшей карьере сына.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/108381/

22.06.2019 12:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Сергей Иванович Масаулов

Масаулов Сергей Иванович

Президент Центра перспективных исследований

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
523 523

граждан Таджикистана выехали в Россию в 2015 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30