90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Китай. «Не всё то золото, что блестит»

06.07.2019 12:00

Экономика

Китай. «Не всё то золото, что блестит»

Трудовые мигранты из Китайской Народной Республики (КНР) присутствуют во многих странах мира. Но, в последнее время, их количество в Центрально-Азиатском регионе (ЦАР) неуклонно растет. Работают они в основном на крупных китайских и совместных предприятиях, в энергетике, строительстве, сфере услуг. Трудовая иммиграция регулируется национальным законодательством, которое устанавливает категории приглашаемых работников (СЕО, менеджеры подразделений, специалисты, квалифицированные рабочие и др.), количественные и временные рамки для их пребывания в стране.

Для этого в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Туркменистане государство ежегодно устанавливает численную квоту на привлечение иностранной рабочей силы и регулирует соотношение местных и иностранных работников на предприятиях. Также, трудовая иммиграция в странах ЦАР регулируется международными соглашениями в рамках Евразийского экономического союза, членами которого являются Казахстан и Кыргызстан, а также Содружества Независимых Государств (СНГ), где присутствуют все государства ЦАР, за исключением Туркменистана.

Так, в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан вместе с Россией тесно взаимодействуют с Китаем в вопросах торгово-экономического со-трудничества, безопасности и предотвращения нелегальной миграции. Кроме ШОС, Китай в первую очередь сотрудничает с государствами Центральной Азии в двустороннем формате, подписав договора для обеспечения безопасности и борьбы против терроризма, сепаратизма и экстремизма на западных границах Китая.

Реализация Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) в Центральной Азии становится также продолжением программы развития западных регионов КНР. Постепенно происходит сопряжение ЭПШП с национальными программами развития.

  • В 2016 г. госпрограммы инфраструктурного развития «Нурлы жол» на 2015-2020 гг. и ЭПШП начал Казахстан;
  • в 2017 г. готовность по совместному развитию Национальной стратегии государства на 2016-2030 гг. подтвердил Таджикистан.
  • В мае 2018 г. Китай подписал соглашение с Евразийским экономическим союзом о сотрудничестве. В связи с этим, стоит понимать, что и вопросы миграции в будущем достигнут своего общего знаменателя.

Влияние трудовой миграции КНР

В странах ЦАР высказываются справедливые опасения по поводу «чрезмерной» миграции из КНР и о том, что китайские работники создают нечестную конкуренцию местным рабочим на рынках труда. Правда стоит ли сильно переживать если реальная доля китайской рабочей силы среди общего числа занятых в странах ЦА невелика. В Казахстане в 2018 г. она равнялась 0,12 %, в Кыргызстане – 0,54 %, Таджикистане – 0,33 %.

Открытие и функционирование китайских предприятий порой задерживается, но это в значительной мере ответственность принимающей стороны, это явление наблюдалось в Казахстане. Киргизские эксперты подчеркивают экономические возможности ЭПШП в стране, но вместе с тем выражают опасения по поводу отсутствия понимания между обществом и инвесторами, которые преследуя свои интересы идут на конфликт с населением. Г

оворя об отрицательных чертах инвестирования КНР в Таджикистан, довольно часто встречаешь мнения, что Китай просто перекладывает деньги из одного своего кармана в другой. На эти средства китайские компании покупают технику и материалы китайского производства, работают на предприятиях китайские специалисты и рабочие. В итоге, выходит что Китай таким образом возвращает себе свои же инвестиции, да ещё и преумножив на чужой территории.

добавок к этому Таджикистан остается в долгах, которые необходимо вернуть с процентами. Эти и многие другие аспекты, такие как: кредитная задолженность и финансовая зависимость от Китая, проблемы молодежной безработицы, перспективы китайской миграции действительно должны изучаться местными экспертами и правительством стран ЦАР, чтобы предупредить риск негативных сценариев развития. А подобные сценарии развития уже имели место быть.

Так, помимо случаев локальных трудовых конфликтов в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане, в РК весной 2016 г. произошли массовые общественные протесты в крупных городах против аренды земли иностранными компаниями, которые сразу же приобрели антикитайский характер. Подобные инциденты следует исключить и решать все разногласия в правовом поле, на это стоит обратить внимание руководству центральноазиатских государств региона.

Незаконная миграция из Китая в республики ЦА незначительна, так как правительство КНР ориентирует китайских предпринимателей на строгое соблюдение законов в странах приема.

Китайская культура и наука среди граждан ЦАР

В последние годы Китай увеличивает культурное влияние в Центральной Азии − в рамках политики «мягкой силы» КНР инвестирует в образование, научные исследования, сектор теле- и радиовещания, культурные и спортивные мероприятия и тд. В образовательной сфере Китай увеличивает прием студентов в свои вузы и колледжи, посылает студентов на обучение в университеты Центральной Азии, открывает Институты Конфуция и активно пропагандирует изучение китайского языка. За последние десять лет число студентов из ЦАР в Китае резко возросло.

Лидирует в этом вопросе Казахстан: с 2008 г. он находится в десятке стран мира, откуда в Китай приезжает больше всего студентов (5666 студентов)в 2017 г. их число достигло 13 996 человек. Из Таджикистана в КНР обучаются около 4000 студентов. Для студентов стран-участниц ШОС Китай выделил 20.000 учебных квот на пять лет с 2016 по 2021 гг.

КНР готовит кадры для обслуживания проектов ЭПШП и последовательно вовлекает страны Центральной Азии в орбиту своих социально-экономических интересов. Полученное в КНР образование конечно же хорошее, оно позволяет пополнить рынок труда стран ЦА квалифицированными кадрами, повышает конкурентоспособность специалистов. Однако, привлечение молодежи в вузы КНР создает риски «утечки умов» из ЦАР. Это явление приведет за собой безвозвратную эмиграцию и сокращение трудоспособного населения в странах региона.

Таким образом, отмечаем неоспоримую роль и влияние Китая на международную, включая миграционную, политику в странах Азии. В перспективе китайская миграция в ЦАР продолжится, т.к. в каждой стране имеется комплекс привлекательных факторов: природных ресурсов, земли, возможностей для приложения труда и развития бизнеса и т.д.

Дефицит квалифицированных кадров и рабочих в странах Центральной Азии будет одним из решающих факторов китайской трудовой иммиграции. Вопросы трудовой миграции, миграционной и визовой политики, защиты своего рынка труда и т.п., важны в первую очередь для самих стран ЦАР, нежели для КНР. Зачатки растущих угроз и рисков для национальных территорий стоит искоренять уже сейчас.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

06.07.2019 12:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

 Бахадыр Искакович Сулейманов

Сулейманов Бахадыр Искакович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
45%

рост количества погибших в ДТП в Кыргызстане за 10 лет

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30