90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

“ШОС против трех сил зла и четыре свободы ЕАЭС”: Обзор российских СМИ за июнь 2019

09.07.2019 13:30

Обзор СМИ

“ШОС против трех сил зла и четыре свободы ЕАЭС”: Обзор российских СМИ за июнь 2019

Российские СМИ подробно освещали ШОС в связи с саммитом в Бишкеке. Также в обзоре этого месяца – ЕАЭС и СНГ (не забыли, что это такое?), выборы в Казахстане, молодежные протестные движения во всей Центральной Азии, продолжение президентской мыльной оперы в Кыргызстане. Таджикистан наблюдает за космосом и Тегераном, а Туркменистан вошел в Книгу Гиннеса, и этот рекорд не связан с именем Аркадага. Обзор российских СМИ за июнь 2019 года.

Регион 

Фабьен Боссю, преподаватель кафедры политологии, член координационной группы Российской платформы Гентского университета, обсуждает с РСМД перспективы инфраструктурного сотрудничества Европейского союза, КНР и России в Центральной Азии (Инфраструктурное сотрудничество в Евразии: возможно ли взаимодействие между Россией, Китаем и ЕС в Центральной Азии, 05.06.2019). Китайская инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП) стимулирует Россию и ЕС к разработке собственных инфраструктурных проектов. «У КНР, России и ЕС есть общий интерес — развитие инфраструктуры вдоль транспортного коридора Китай — Европа, проходящего по российской территории и являющегося частью Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП)».

Несмотря на то, что взаимодействие ЕС и России в настоящих обстоятельствах кажется фантастикой, «как у ЕС, так и у России не осталось выбора, кроме как реагировать на амбициозную китайскую инициативу. Общий интерес Брюсселя и Москвы — найти модель взаимодействия с ОПОП в противовес быстро растущему влиянию Пекина в Евразии.

Сейчас эта задача подспудно подталкивает обоих игроков навстречу друг другу в Центральной Азии и открывает новые возможности для инфраструктурной кооперации. Хотя официально ЕС пока заявляет о нежелании налаживать более тесные контакты с Россией, неформальный диалог с ней по Центральной Азии по-прежнему ведется». Эксперт считает, Россия «яро добивается установления официальных связей между ЕС и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), что вписалось бы в ее концепцию Большого евразийского партнерства».

Что касается российско-китайского сотрудничества, оно «более реалистично». Есть мнение, что к сотрудничеству с Китаем, Россию подталкивают трения с Западом,  к тому же сотрудничество Пекин-Москва также вписывается в рамки «Большого евразийского партнерства». Но на деле, российско-китайское сотрудничество не блистает успехами, то есть «пресловутое сближение существует, в основном, на уровне официальной риторики». Если даже Москва начнет участвовать в совместном финансировании инфраструктурных проектов в Центральной Азии, это будут инициативы касательно Евразийского сухопутного моста. 

Более оптимистично расценивается китайско-европейское сотрудничество. В 2015 запущена инфраструктурная платформа ЕС — Китай, чья задача «способствовать реализации инфраструктурных проектов в ключевых странах и регионах, по территории которых пролегают транспортные коридоры, соединяющие КНР с Европой». Насколько реализуются поставленные задачи пока неясно, для Евросоюза важно «повышение эффективности госуправления», для  Пекина— «достижение экономического роста путем улучшения инфраструктуры».

Один из возможных вариантов сотрудничества ЕС с Китаем в Центральной Азии – «это формат «плавного слияния», в рамках которого Евросоюз мог бы выделить грант в дополнение к одному из займов Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), а его затем пополнил бы своим кредитом контролируемый Пекином Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ)».

«В более отдаленном будущем может иметь место и прямое взаимодействие между Евросоюзом и такими китайскими финансовыми институтами, как Китайский банк развития и Фонд Шелкового пути», а «в среднесрочной перспективе, подобная прямая кооперация между европейскими и китайскими банками развития может стать возможной и в Центральной Азии.

Вместе с тем, только будучи поставленным в жесткие рамки, Пекин прислушается к выражаемой Брюсселем серьезной обеспокоенности «долговой ловушкой», которую создает китайское присутствие в Центральной Азии, а также к требованию соблюдать принципы рыночной экономики и международные нормы открытости, транспарентности и устойчивого развития при реализации любого совместного проекта».

«Известия» в ожидании саммита Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) 13–14 июня в Бишкеке предсказывал обсуждение экономических вопросов (Наталья Портякова, Эльнар Байназаров, Шосовая заморозка: на саммите организации не поднимут вопрос о ее расширении, 13/06/2019). О том, что от решения вопросов безопасности, организация перейдет к экономическим вопросам, говорил генсек организации Владимир Норов: «Сегодня во главу угла ставится укрепление многостороннего экономического сотрудничества, где число принятых документов пока недостаточно, всего 7%».

Согласно генсеку организации: «Расширение –– не самоцель для ШОС. Вопрос сегодня в том, чтобы повысить эффективность нашей организации с учетом вхождения в нее таких крупных стран, как Индия и Пакистан. С ними наша организация стала трансконтинентальной, ведь это почти половина населения мира, около 60% территории Евразии». В то же время Норов выступает за расширение списка стран-наблюдателей, а опрошенный российский дипломат считает, что «сначала надо полноценно встроить в работу организации Индию и Пакистан».

Михаил Коростиков и Кабай Карабеков из «Коммерсант» рассмотрели проект Бишкекской декларации, согласно которой в центре внимания ШОС борьба «с «тремя силами зла»: сепаратизмом, терроризмом и экстремизмом», с протекционизмом в мировой торговле и трансграничной преступностью (Михаил Коростиков, Кабай Карабеков, ШОС поборется с «тремя силами зла». 14.06.2019).

Наиболее результативны переговоры глав Китая и Кыргызстана: подписаны соглашения на общую сумму $7,5 млрд. Кыргызский президент Сооронбай Жээнбеков наградил китайского лидера орденом «Манас» I степени за «выдающийся вклад в укрепление всестороннего стратегического партнерства» между двумя странами. Как комментирует сопредседатель клуба “Пикир” кыргызский политолог Игорь Шестаков, «Китай в последние семь-восемь лет — один из главных грантодателей и инвестиционных партнеров Киргизии.

Выделяемые им ресурсы вносят большой вклад в развитие страны, но иногда ведут к коррупционным скандалам». Утвержден план мероприятий по реализации антинаркотической стратегии на 2019–2020 годы. «Афганистан — общая головная боль стран ШОС. Совместные действия на этом направлении актуальны для всех ее членов» – продолжает Шестаков и подготовкой «дорожной карты» по восстановлению Афганистана занимается контактная группа ШОС—Афганистан.

Александр Королев, заместитель заведующего евразийского сектора ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, рассуждает о результатах пятилетнего юбилея ЕАЭС (Союз с неясными границами: с чем ЕАЭС пришел к своему пятилетию, 10.06.2019). Эффективность интеграционного проекта оценивается по степени обеспечения «четырех свобод» — циркулирование товаров и услуг, передвижение рабочей силы и капитала.

В этом направлении результаты следующие. Выросла взаимная торговля с 45,3 млрд. долларов (2015 г.) до 59,7 млрд. долларов (2018 г.). Создан общий рынок труда при равном налогообложении с гражданами страны трудоустройства, социальных гарантиях, повышению среднемесячной заработной платы в ЕАЭС. Создан единый рынок лекарственных средств и медизделий, новый Таможенный кодекс вступил в силу с 2018 года, подписан Договор об общем рынке электроэнергии и Соглашение о механизме прослеживаемости товаров на территории ЕАЭС.

Союз участвует в международной интеграции: с Вьетнамом, Ираном, Китаем, Сербией, Сингапуром и Израилем заключены соответствующие соглашения. По мнению эксперта, на фоне «санкционной войны» ЕАЭС может стать «нейтральной площадкой, в рамках которой, Москва будет развивать свое торгово-экономическое сотрудничество с внешним миром».

Королев отмечает разногласия среди членов союза, несмотря на создание наднациональных органов – суда ЕврАзЭС, Евразийской экономической комиссии, Евразийского фонда стабилизации и развития и Евразийского банка развития. «Хотя члены союза и пошли на создание наднациональных органов, правящие элиты стран ЕАЭС по-прежнему придают сакральное значение национальному суверенитету и не готовы отказаться от монополии на принятие ключевых решений, о чем свидетельствуют сильно урезанные полномочия комиссии и суда ЕАЭС».

Негативно сказываются на интеграции санитарные и фитосанитарные ограничения, например, взаимные ограничения на поставки продукции между Казахстаном и Кыргызстаном. Санкции в отношении России также являются «миной замедленного действия». Королев обращает внимание на то, что страны ЕАЭС не поддержали Россию в «санкционном противостоянии с «коллективным Западом»…

Их позиция по данному вопросу проста и понятна: «Москва не консультировалась с нами, когда портила отношения с Западом и вводила ответные меры. Почему мы должны становиться частью этого противостояния, ставя под угрозу выгоды от сотрудничества с Западом?» Еще одной проблемой эксперт считает имиджевую привлекательность ЕАЭС, причину негативного имиджа союза эксперт видит в «крайне низком уровне знаний граждан о деятельности ЕАЭС».

Решение всех проблем в «устранении институциональной инерции, последовательном снятии барьеров и ограничений на общих рынках, популяризации бренда ЕАЭС… главное— участники союза должны научиться не переносить проблемы двусторонних отношений на уровень всего союза»

Материал Lenta.ru про протесты «прогрессивной центральноазиатской молодежи», которые «совсем не похожи на покорных трудовых мигрантов, к которым так привыкли россияне» (Галия Ибрагимова, Хватит это терпеть, 25.06.2019). Участники протестов «имеют высшее образование, активно пользуются социальными сетями и интересуются событиями в стране и в мире. Для них понятия «протестное голосование», «выбор кандидата против всех», «порча бюллетеня» и «акции протеста против действующей власти» — не пустой звук, а вполне реальные события у соседей».

В Казахстане триггером протестов стало переименовании Астаны в Нур-Султан. Молодежь Казахстана выходит на акции протеста: митинги и одиночные пикеты, инициирует петицию против переименования столицы, подписанную около 50 тыс. человек. Противостояние между властями и протестующими идет в соцсетях и вне их. В Кыргызстане молодежные бунты уже приводили к двум революциям. Из недавних успешных протестных акций – кампания за запрет на добычу урана на месторождении Таш-Булак в Иссык-Кульской области.

В Узбекистане «приход к власти второго президента Шавката Мирзиеева и объявленный им курс реформ активисты восприняли как сигнал к выходу из тени». Среди случаев, спровоцировавших протестные демарши – избиение в мае 2017 года Джасурбека Ибрагимова, студента Ташкентского медицинского колледжа имени Боровского, строительство молодежного центра в жилом массиве в Ташкенте.

Молодежь Таджикистана активна в манифестациях по поддержке властей: известно о провластных массовых митингах против ПИВТ (Партии Исламского Возрождения Таджикистана), затем против соседнего Ирана. Протесты против властей ограничиваются соцсетями. «С помощью тех же самых соцсетей и интернет-ресурсов таджикская молодежь чаще объединяется в подпольные радикальные группировки исламистского толка и вместо антиправительственных акций устраивает настоящий джихад», следовательно, «политическая мобилизация таджикской молодежи происходит на основе объединяющего многих радикального ислама».

В Туркменистане на роль молодежного лидера претендует 61-летний лидер нации Гурбангулы Бердымухамедов. Интернет и социальные сети практически недоступны. «Что касается молодежи, то политизированной можно назвать лишь ту часть, которая давно покинула страну и из-за рубежа критикует власть. Внутри республики вся политическая активность под контролем, и любые попытки пойти против курса правительства жестко пресекаются».

Рэп становится проводником протестных настроений, туркменский рэп-исполнитель Маро призывает: «Посмотри на свое окружение. Не останавливайся, проснись. Хватит терпеть». Материал резюмирует: «Язык государственной пропаганды в Центральной Азии больше не работает. Молодые люди, уставшие от бессмысленного формализма и отсутствия изменений, требуют от чиновников понятных слов и оперативных решений. Для этого, не обращая внимания на запреты, они, как молодежь в других странах, используют все способы выражения своей позиции: интернет, соцсети, поп-культуру».

Казахстан

Павел Мартынов и «Накануне.RU» изучают итоги казахстанских выборов (Выборы в Казахстане – трамплин для националистов? Итоги, которые остались за кадром, 11.06.2019). Победа Касым-Жомарта Токаева на президентских выборах не стала неожиданностью. «Передача президентского поста прошла по сценарию властей, однако распределение мест среди других кандидатов может свидетельствовать об усилении национализма».

Касым-Жомарт-Токаев собрал 70,13% голосов, следом за ним идет Амиржан Косанов (16,23% голосов). В предвыборной программе кандидата значатся “Полная декоммунизация и десоветизация общественного сознания” и “Всем гражданам, в особенности подрастающему поколению, привить сакральные идеи Алаш-Орды– основы нашего патриотизма и духовного возрождения”.

Признав итоги выборов, Косанов намерен регистрировать свою партию. Кандидат политических наук Сергей Кожемякин считает, что «избирательная система Казахстана очень жёсткая и контролируемая. В этой связи, из довольно маргинального течения национал-патриотизм превратился во влиятельное общественное течение, имеющее покровителей на самом верху. Нынешние выборы стали, так сказать, институциональным и идеологическим его закреплением». Следовательно «”национал-патриотизм” официально вводится в политический дискурс Казахстана.

В то же время, левые идеи (пусть и с сильным провластным креном) оттесняются в угол, о чём говорит более чем скромный результат кандидата от КНПК Джамбыла Ахметбекова – 1,8%». Дарья Митина полагает, что «казахстанские национал-патриоты ничем не отличаются от той прослойки, которая сегодня рулит Казахстаном, просто они отстроили свою риторику так, чтобы собрать голоса людей наивных, людей не очень образованных, заблуждающихся во многом».

По мнению Сергея Кожемякина, отныне у оппозиционеров-националистов «появилась фигура, вокруг которой может произойти их объединение». Материал заключает: «Рост националистических настроений, конечно, выгоден Западу, так как позволяет разыгрывать антироссийскую и антикитайскую карту».

Gazeta.ru в беседе с Маратом Шибутовым выясняет превратности борьбы за президентскую власть (Иван Акимов, Борьба за Казахстан: кто сменит Назарбаева, 09.06.2019). Как отмечает Шибутов, явка на президентских выборах достигла 77%, превысив прогнозы. «Самая низкая явка в Алма-Ате, который стал миллионником уже 30 лет назад. Соответственно, у его жителей самый низкий интерес к большой политике. Это показывает благополучие крупных городов (…).

В целом по республике мы имеем нормальное равномерное распределение электорального интереса». Главное отличие выборов – неучастие Назарбаева, а фаворит гонки – Касым-Жомарт Токаев был очевиден. Реального претендента на второе место не оказалось, тем не менее, казахский политолог Данияр Ашимбаев полагает, что «конкурентное поле было обеспечено». По мнению Шибутова, в казахстанской политике сохранится «фактор Назарбаева». «Наш первый президент – это такой спящий гарант стабильности, который может вмешаться, если произойдет какая-то катастрофическая ситуация. Вообще фигура Назарбаева помогает избежать каких-то внутриэлитных разборок в стране».

Еще один материал от Карнеги и Никиты Шаталова выдвигает предположение, что несмотря на активность «алматинской молодежи», у власти есть возможности для политической модернизации сверху (Никита Шаталов, Деперсонализация режима. Каким будет Казахстан Токаева, 10.06.2019). Два популярных вывода среди наблюдателей – «президент ушел из-за проблем со здоровьем, а Касым-Жомарт Токаев рано или поздно сдаст власть дочери своего предшественника – Дариге Нурсултановне Назарбаевой».

В Казахстане существует «сращивание власти и собственности», но не все так просто и реальность намного сложнее. «Казахстан – страна спящих институтов, с которых периодически стряхивает пыль либо сама власть, либо представители гражданского общества, готовые соблюдать установленные правила. У Казахстана отрицательные рейтинги свободы слова, но тут возможны журналистские расследования без последующих карательных мер.

Есть достаточно большое количество СМИ, среди них – и независимые, а обычных граждан до сих пор не сажают за репосты картинок, оскорбляющих власть. Партия Nur Otan практически полностью монополизировала власть, но выборы проводятся регулярно и даже с формальной конкуренцией». Материал заключает: «Сейчас, пока структура казахстанского общества достаточно простая, а гражданская активность высокая только среди немногочисленной алматинской молодежи, у тандема Назарбаев – Токаев есть некоторые шансы снизить неопределенность и провести политическую модернизацию сверху.

Это вполне укладывается в видение первого президента, который считает себя отцом независимости. Успех политических реформ даст Назарбаеву еще и статус отца казахстанской демократии и оправдает все его прошлые ошибки. Или, во всяком случае, не позволит произвести масштабную переоценку его достижений спустя десятилетия, когда институты заработают в полную силу».

Узбекистан

Дмитрий Окунев вспоминает трагедию в Фергане УзССР, когда против турок-месхетинцев развернулись кровавые погромы («Мы были как братья»: 30 лет кровавым погромам в Фергане, 05.06.2019). Ферганские события начались с митинга в Ташкенте в декабре 1988, на котором призывали изгонять русских и крымских татар, в феврале 1989 нападали на  граждан славянских национальностей, в Андижане распространялись листовки на узбекском языке с призывом: «Если вы являетесь истинными сынами узбекского народа, ни в чем не уступайте русским! В Узбекистане им нет места», в Джумабазаре Самаркандской области стычки между узбекским и таджикским населением.

Первые столкновения в Фергане имели место в мае, в июне разгорелись настоящие беспорядки, о них писал в «Московских новостях» Макс Лурье. «В центре Ферганы собрались возбужденные толпы молодых людей, вооруженных палками и арматурой. Они били машины и киоски, требовали от правоохранителей не мешать линчеванию турок». Были введены подразделения внутренних войск МВД, введен комендантский час, комендантом назначен министр внутренних дел Учкун Рахимов, в край прибыли Нишанов и Кадыров.

Ситуация ухудшалась, было убито порядка 100 чел., более 300 ранено, 400 домов подожжено, выдвигались требования о полном отъезде турок из Ферганской долины. Причиной конфликта по официальной версии стал «базарный спор из-за клубники». Кульминация событий пришлась на 5 июня, милиционеры и военные внутренних войск смогли утихомирить кровопролитие, но локальные беспорядки продолжались до середины месяца. В середине июня из Ферганской долины уехали все турки-месхетинцы, по распоряжению председателя Совмина СССР Николая Рыжкова из республики вывезены более 16 тыс. чел.

По данным комиссии ЦК компартии Узбекской ССР, «травмы и увечья получили 1011 человек, были также ранены 137 военнослужащих внутренних войск и 110 милиционеров. Были сожжены и разграблены 757 жилых домов, 27 государственных объектов, 275 единиц автотранспорта. За участие в беспорядках осудили около 100 человек, двоих приговорили к смертной казни». В 1989 году научные сотрудники Института этнографии АН СССР выделяли две проблемы турок-месхетинцев: «Первая – это вопрос о репатриации…исследования показывают, что желание вернуться домой высказывают все без исключения турки. Вторая проблема – взаимоотношения бывших «спецпереселенцев» с коренным населением Средней Азии…

Межгрупповые конкурентные отношения, обостренные нехваткой рабочих мест, особенно среди молодежи, являются, очевидно, одной из главных причин нынешнего обострения межнациональных отношений. Наши данные определенно указывают, что сторона, в наименьшей степени заинтересованная в конфликте, это сами турки».

Регнум.ru вспоминает первого президента Узбекистана в беседе с его супругой Татьяной Каримовой (Ислам Каримов — тернистый путь к власти, 25.06.2019). Согласно решению Верховного Совета Узбекской ССР, Каримов плавно перешел в ранг президента, будучи партийным лидером в начале 90-х годов. «Он стал первым президентом союзной республики и вторым президентом в СССР после Михаила Горбачева, чем вызвал недовольство у руководства в Москве».

Пройдя долгий профессиональный путь, Каримов понимал насущные проблемы страны и выступал с конкретными предложениями. Его первым испытанием стала Кашкадарьинская область в 1986 году, затем последовали Ферганские события в 1989, о которых политолог Ф. Бурлацкий, сказал «главное, Ислам Каримов понял, что истинные причины «ферганских событий» связаны не столько с национализмом, сколько с трудными условиями жизни народа Узбекистана, прежде всего, дехканина, положение которого «на селе всё более увязало в болоте нищеты и разочарования». Немедленно, по избранию его руководителем страны, Ислам Каримов заявил: «Впредь мы не можем жить по-старому», принято решение «о выделении сельским жителям орошаемых земель под приусадебные участки.

Общая площадь отданных за два года участков составила 400 тысяч гектаров орошаемых земель и превысила совокупные земли, выделенные сельскому населению за все годы советской власти». Это решение отчасти помогло решить продовольственную проблему в стране. Далее был принят закон «О государственном языке», для национального самосознания значение возведение узбекского языка в статус государственного имело большое значение.

Таджикистан

Душанбе и Тегеран начинают налаживать отношения, президент Ирана Хасан Роухани прибыл 15 июня в Таджикистан на Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), подробности в материале Кирилла Кривошеева в «Коммерсант». (Иран и Таджикистан вспомнили о былой дружбе, 17.06.19). «Приветствую вас на таджикской земле, на вашей второй родине», — сказал президент Таджикистана Эмомали Рахмон, приветствуя иранского коллегу.

Известно, что президенты обсуждали вопросы экономического сотрудничества и ситуацию в Афганистане, с которым граничат и Иран, и Таджикистан. Совсем недавно иранско-таджикские отношения были в крайней стадии ухудшения: в августе после трагедии в таджикских горах и убийства четырех туристов, Душанбе обвинил Тегеран в подготовке терактов. С начала этого года отношения начинают налаживаться. «Сближение Ирана и Таджикистана может быть выгодно Москве. В течение последних лет Россия добивается полноценного вступления Ирана в ШОС, однако Душанбе блокирует это решение».

Эксперты считают, что сотрудничество Тегерана стимулирует конфронтация с Вашингтоном. Востоковед Александр Князев комментирует:  «В условиях нового витка конфронтации с США Ирану важно предельно снизить любую конфликтность в своих внешних отношениях. Сделанный Тегераном шаг навстречу примирению можно рассматривать и в контексте сближения Таджикистана с Саудовской Аравией. Вероятно, иранское руководство стремится как-то уравновесить саудовское влияние возобновлением своего присутствия в Таджикистане».

Эксперт Российского совета по международным делам, иранист Никита Смагин продолжает: «Судя по всему, в Душанбе рассчитывали, что конфронтация с главным противником Эр-Рияда — Тегераном принесет в страну саудовские инвестиции. Но на деле они получили меньше, чем хотелось бы, и хотят отыграть назад».

Экономические перспективы от сближения Таджикистана с Ираном очевидны, например, возможности морской торговли для таджикских товаров через иранские порты. Вступление Ирана в ШОС менее реалистично. По мнению Смагина: «Разговоры о вступлении Ирана идут давно, но их позиция не столь однозначна. И Таджикистан — не единственное препятствие, которое надо преодолеть».

«Российская газета» рассказывает про обсерваторию на горе Санглох в Таджикистане и беседует с президентом Академии наук Республики Таджикистан, доктором физико-математических наук Фарходом Рахими о российско-таджикском астрономическом сотрудничестве (Елена Новоселова, Небо – крупным планом, 18.06.19).

Первые шаги для восстановления обсерватории начали предприниматься весной 2014 года, для понимания нанесенного ущерба были приглашены специалисты из Пулкова, Крыма, Алма-Аты. Наконец, для восстановления обсерватории нашли  специалистов «”доморощенных”, они нам все и сделали – “дешево и сердито”. Подписали контракт с российскими инженерами, которые помогли устанавливать новое оборудование. Несколько месяцев жили прямо на Санглохе, рядом с обсерваторией. И в конце концов она заработала».

Сегодня в таджикскую обсерваторию, где за небесными светилами можно наблюдать до 320 ночей в год, приезжают астрономы со всего мира. Таджикские астрофизики изучают малые тела солнечной системы: астероиды, кометы, которые угрожают планете. «Еще одна больная тема – космический мусор. Тысячи спутников, которые уже выполнили свою функцию, продолжают кружиться по орбите Земли. И составляют серьезную опасность для будущих космических аппаратов. Нужно знать их траекторию, чтобы предугадывать столкновение с действующими аппаратами. А наш телескоп может одновременно сфотографировать до 800 “обломков”».

Тему поддерживает Наиль Бахтигараев, старший научный сотрудник ИНАСАН, член экспертной рабочей группы по космическим угрозам РАН: «Мы наблюдаем “мусор” на расстоянии более 20 тысяч километров от Земли. Благодаря хорошему астроклимату, с Санглоха можно увидеть более мелкие фрагменты мусора. Проникающая способность телескопа там выше». Сегодня таджикская обсерватория сотрудничает с Крымской астрономической обсерваторией, с астрофизиками из Пулкова, ведутся переговоры с “Роскосмосом”.

Другое направление – сотрудничество с научными институтами, в том числе в рамках Государственной программы по восстановлению и дальнейшему использованию ядерного исследовательского реактора “Аргус-ФТИ”. Открыта магистратура при Академии наук для подготовки молодых кадров. В беседе затронута тема русского и таджикского языков. Сегодня в Таджикистане пять российских средних школ, будут построены еще пять.

Рахими считает необходимым «построить в Москве или Подмосковье школу с таджикским языком обучения. Около 300 тысяч граждан и уроженцев Таджикистана живут и работают в этом регионе. Их детям нужно обучаться и родному языку, истории, географии, литературе. К слову, спрос на таджикский язык сегодня есть и с российской стороны. На базе этой школы мы можем открыть курсы изучения фарси и дари для граждан Российской Федерации. Ведь на нашем языке говорят в Иране и Афганистане».

Кыргызстан  

Виктория Панфилова из «Независимой газеты» выясняет перспективы экс-президента Алмазбека Атамбаева, которому грозит уголовное преследование и пожизненное лишение свободы (Экс-президенту Киргизии грозит пожизненное заключение, 30.06.2019). Депутаты Жогорку Кенеш лишили экс-президента статуса неприкосновенности, обвинив в «коррупции, создании организованных преступных групп, лоббизме, организации гонений и репрессий в отношении выступавших против него политиков, общественников и журналистов».

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев считает: «Конфликт между экс-президентом Атамбаевым и действующим президентом Жээнбековым был абсолютно предсказуем с момента выдвижения последнего кандидатом в президенты.

В местной политической системе президентская должность дает возможность обогащаться как посредством коррупционных инструментов, так и возглавляя наиболее прибыльные криминальные отрасли: например (и в первую очередь) контрабанду, включая и транзит афганских наркотиков из Таджикистана, а также реэкспорт товаров из Китая, Турции, ОАЭ.

В этой системе не столь важно, формируется правящий клан на семейной основе (как у Жээнбекова) или из числа проверенных временем соратников. С последними у Атамбаева оказывается плоховато – многих из тех, кто гипотетически мог бы сегодня его поддержать, он сам в течение президентского срока сделал врагами, другие уже «зачищены» усилиями Жээнбекова и либо находятся в бегах, либо в местах лишения свободы».

Эксперт считает, что ни бывший, ни настоящий президент не располагает достаточным кругом сторонников, и могут опираться лишь на поддержку криминалитета и силовых структур, за которую нужно платить. Противостояние Атамбаева и Жээнбекова – это еще и противостояние Юга и Севера, борьба кланов за обогащение и власть.

Евгения Ким в «Regnum» про взаимоотношения Кыргызстана и Китая (Обещать — не значит жениться: Киргизия имитирует успехи в делах с Китаем, 18.06.2019). По итогам саммита ШОС Бишкек получил от Пекина $7,5 млрд в обмен на новые проекты. Подробности по проектам отсутствуют, тем не менее, эксперты и официальные лица предрекают, что «приток китайских миллиардов обеспечит «новый толчок развитию экономики»» страны. Но автор придерживается противоположного мнения и объясняет почему.

Во-первых – лишь один из 24 документов, подписанных на полях саммита, имеет статус «договора», речь идет о договоре финансирования строительства жилых домов между ОсОО «Нур Строй Монтаж» и ОсОО «Синьболун», сумма инвестиций – $40 млн. В целом, «23 из 24 подписанных документов не обязывают стороны к каким-либо действиям. В любой момент процесс можно ускорить или, наоборот, замедлить. В любой момент стороны в одностороннем порядке могут отказаться от продолжения переговоров без объяснения причин».

Во-вторых, нет подробностей о сроках, условиях и ответственности сторон за срыв договоренностей. «Отсутствие подробностей не позволяет достоверно оценить перспективы достигнутых соглашений. В таких условиях любые прогнозы и оценки будут основываться не столько на твердом знании, сколько на вере и желании оценивающего».

Рассматривая протоколы касательно экспорта в Китай и исходя из аналогичного примера Казахстана, делаются выводы что проникновение на китайский рынок может затянутся на годы. Сработать могут соглашения «об установлении побратимских связей между городами Киргизии и КНР», что «может привести к реализации ряда совместных проектов с побратимами, (по большей части в области «мягкой силы»), с другой — может создать дополнительный механизм непрозрачного распределения средств».

Еще один реальный проект – акт о передаче технико-материальной помощи для МВД Киргизии. А вот «статус «Одного пояса и пути» для Киргизии — приостановлен и забыт. Публично стороны не затронули несколько ключевых проектов, которые по объему предполагаемых инвестиций значительно важнее тех, которые были подписаны на прошедшем саммите.

Однако не исключено, что они обсуждались в закрытом формате». Таким образом, «успешность Саммита ШОС для Киргизии преувеличена. Из 43 подписанных Пекином и Бишкеком документов, реальных соглашений, которые подразумевают какие-либо обязательства одной из сторон и которые могут быть реализованы в обозримом будущем — четыре. Два из них о получении гуманитарной помощи Киргизией…

Крупные проекты в рамках китайской инициативы «Один пояс — Один путь» в Киргизии не обсуждаются. Неизвестна дальнейшая судьба железной дороги, газопровода…Пекин не готов форсировать сотрудничество с Киргизией и предлагать новые схемы взаимодействия».

Про пещеры Тянь-Шаня и их спасение в материале – интервью с Сергеем Дудашвили, президентом Фонда сохранения и исследования пещер Киргизии «Российской Газеты» (Любовь Борисенко, Сим-сим, откройся!, 21.06.19). Пещеры в Кыргызстане – не только источники природных богатств, они имеют сакральное и историческое значение.

Например, пещера в горе Сулайман-Тоо, куда люди приходят попросить о сокровенном или пещера Кан-и-Гут или “Рудник погибели”. Поиски сокровищ в пещерах продолжаются, при этом искатели вредят окружающей среде. Например, легенда о кладе Чингисхана или монахов-несторианцев в пещере близ села Курменты стимулирует интерес нескольких поколений.

Экспедиции за кладом снаряжались в 1927 году, когда были обнаружены 2 молотка из серебра и золота, экспедиция в наши дни ничего не обнаружила. Однако Дудашвили больше интересуют не клады, а геологические ресурсы  и исследовательский потенциал пещер. В их глубинах «скрыты неисчерпаемые ресурсы для исторической геологии, тектоники, минералогии и петрографии, гидрогеологии, палеонтологии, инженерной геологии и других наук». Для спасения пещер Фонд подготовил специальный путеводитель “Неизвестный Киргизстан” и организует «цивилизованные» туры для туристов. 

Туркменистан 

«Российская газета» рассказывает о визите в Ашхабад председателя правительства России. (Владимир Кузьмин, Программа на будущее, 02.06.19). Подписаны ряд документов: проект межгосударственной программы инновационного сотрудничества на период до 2030 года, соглашение о взаимодействии таможенных органов в сфере защиты прав на объекты интеллектуальной собственности.

Медведев считает, что несмотря на различные позиции участников союза – «Будущее у СНГ есть» и «у СНГ есть очень большая нормативная база, которая плюс-минус, но все-таки позволяет нам решать спорные вопросы».

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/17489

09.07.2019 13:30

Обзор СМИ

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
Более 49 000

граждан Кыргызстана выведены из «черного списка» ФМС России в 2015 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31