90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Таджикистан: почему Рогунская ГЭС превратилась в долгострой?

21.07.2019 14:00

Экономика

Таджикистан: почему Рогунская ГЭС превратилась в долгострой?

 «Властям надо осознать, что поезда «политических инвестиций» уже давно перестали ходить. На геополитические игры большие деньги уже не дают.  Тем более, на такой грандиозный проект как Рогунская ГЭС.

Сейчас инвестора (внешнего или внутреннего) можно заинтересовать только получением прибыли», – отмечает в своей статье, написанной для CABAR.asia, Марат Мамадшоев, редактор IWPR по Таджикистану. 

Таджикским чиновникам за полтора десятилетия не удалось найти источники финансирования для завершения строительства Рогунской ГЭС. Серьёзно поиском инвесторов похоже никто не занимался, а многочисленные сообщения на эту тему звучали лишь для имитации бурной деятельности.

Для начала несколько слов о значимости Рогунского проекта для таджикской элиты.

Проект строительства ГЭС для властей Таджикистана –  больше чем проект. Он имеет важную экономическую, социальную (в том числе пропагандистскую) и политическую (геополитическую) составляющие.

Электрификация региона и валюта

Рогунская ГЭС, в случае полного ввода в строй, будет ежегодно производить 13,1 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Этого объема хватит для покрытия внутреннего дефицита и экспорта электроэнергии в Пакистан и Афганистан. Срок окупаемости объекта 10 лет.

Заметим, что без завершения строительства Рогунской ГЭС крупнейший региональный проект CASA-1000 будет бессмысленным.

Очевидно, что благодаря экспорту рогунской электроэнергии правящая элита РТ рассчитывает обеспечить стабильный источник получения валюты.

Другая часть средств будет направлена на стабилизацию ситуации в энергетике и других отраслях и на покрытие дефицита бюджета.

Заметим, что многие отрасли экономики Таджикистана, которые во многом держались за счет советских ресурсов (техника, технологии, кадры), в последние годы были фактически развалены.

Практически все крупнейшие госпредприятия, в том числе флагман промышленности – Таджикский алюминиевый завод – даже не способны выплачивать налоги.

В то же время, даже если ГЭС будет успешно достроена существуют коммерческие риски. Страны – потенциальные потребители Рогунской электроэнергии – мягко говоря, небогатые. К тому же в Афганистане ведутся боевые действия и нет полной ясности, что электроэнергия Рогуна может быть востребована в полной степени. В том же Узбекистане есть планы по строительству атомной электростанции, что в любом случае снизит дефицит электроэнергии в регионе.

Пропагандистская роль Рогуна

Роль ГЭС в пропагандистской конструкции власти показывает личное участие президента Эмомали Рахмон в церемонии перекрытия русла реки Вахш 29 октября 2016 года.

Как известно, президент Рахмон лично сев в бульдозер набросал в русло реки тонны земли и камней и первым выехал на противоположный берег.

Жители страны, прежде всего, регионов, рассчитывают, что благодаря Рогуну они смогут получать дешевую электроэнергию круглый год. В 2010 году властям даже удалось, комбинируя добровольные и принудительные меры, собрать у населения около 65 миллионов долларов США на строительство ГЭС.

Во время кампании 2010 года власти говорили о Рогуне как о общенациональном проекте и требовали консолидации общества. Сухроб Шарипов, тогдашний директор Центра стратегических исследований при президенте страны, заявил на международной конференции, что строительство ГЭС в Таджикистане и Кыргызстане превращается в национальную идею и критиков этих проектов нужно приравнять к врагам нации.

«Ни один политик, ни президенты не могут сделать шаг назад, иначе будут объявлены предателями родины. В этом [возведении Рогуна] – есть спасение нашей экономики. Если кто-то выступит против строительства Рогунской ГЭС – он предатель нации», – сказал Шарипов.

Власти рассчитывают, что запуск Рогуна еще больше укрепит ее влияние в обществе и позволит заткнуть рты критикам. 

Геополитическая роль Рогуна

Ввод в действие Рогунской ГЭС также усилит позиции Таджикистана в регионе. Ранее во время тех или иных конфликтов с соседями (прежде всего, с Узбекистаном, Кыргызстаном, Туркменистаном, косвенно с Казахстаном) правящая элита РТ с сожалением обнаруживала, что рычагов влияния на соседей у нее почти нет.

В то же время и Узбекистан, и Кыргызстан с успехом использовали тупиковое положение РТ, перекрывая поставки ГСМ (в основном этот бизнес принадлежит самым влиятельным кланам Таджикистана).

В последнее время эту политику продолжил Туркменистан, который в последнее время на границе с Ираном совершенно безнаказанно блокирует транспорт с грузами для Таджикистана.

Планы КНР по строительству тех или иных транспортных узлов (железная дорога «Китай-Казахстан-Туркменистан-Иран» или другой вариант по югу Кыргызстана от Иркештама до Андижанской области Узбекистана» еще более усиливают тупиковое положение РТ.

В случае завершения Рогуна Таджикистан, как крупнейший поставщик сравнительно дешевой и экологически чистой электроэнергии, сможет усилить свое влияние в регионе. 

Также стране удастся усилить контроль над стоком воды. Таджикистан всегда уверял, что никогда не оставит соседей без воды, но существует вероятность, что при определенных обстоятельствах Душанбе сможет задействовать этот ресурс.

А на Кыргызстан Таджикистан может получить определенное влияние благодаря проекту CASA-1000, в рамках которого обе страны будут экспортировать электроэнергию в Афганистан и Пакистан.

Без иностранного инвестора никак?

По последним данным правительства РТ,  для завершения строительства Рогунской ГЭС необходимо около 3,9 млрд долларов США.

Как заявил президент Эмомали Рахмон в конце декабря прошлого года в послании к парламенту, из всех из всех источников финансирования освоены 24 миллиарда сомони (по курсу на время публикации статьи свыше 2,54 млрд. долларов). К этой цифре надо приплюсовать еще более 2,1 миллиардов сомони или около 222 миллионов долларов США, выделенных в текущем году из бюджета страны. В любом случае получается, что для окончания стройки потребуется, как минимум, еще свыше миллиарда долларов США.

Еще во время кампании сбора средств на Рогун, Рахмон, выступая публично по телевидению, говорил, что он может очень быстро собрать необходимые для строительства ГЭС средства у иностранных инвесторов, выставив акции Рогуна на международных биржах.

Но по словам Рахмона, он не пожелал этого делать, поскольку в этом случае ГЭС попала бы под влияние иностранцев, которые бы стали диктовать политику, «противоречащую интересам народа».

Более того, в 2010 году Рогунская ГЭС была объявлена “исключительной собственностью государства”.

Таким образом, власти признались, что желают сохранить полный контроль над этой стройкой.

Вполне возможно, что таджикская экономическая элита, тесно связанная с элитой политической, имеет нужные для завершения стройки средства в личной собственности уже сейчас. Но нереалистично ждать, что таджикские олигархи, которые избегают долгосрочных инвестиционных проектов, будут скидываться на Рогунскую ГЭС.

Эти люди рассчитывают, что Рогунский проект еще больше обогатит их. Вкладывать в него свои средства они не намерены. Из этого вытекает, что для достройки ГЭС нужно найти приемлемого зарубежного инвестора.

Всемирный банк рекомендовал четыре схемы финансирования Рогунского проекта: самофинансирование, льготный кредит от дружественного государства, заем у международных финансовых структур (МФИ) и выпуск облигаций.

Первая рекомендация Всемирного банка отпадает сразу – попытка выкачать последние деньги у обнищавшего населения может даже привести к социальному взрыву. А богачи, как мы сказали ранее, вкладываться в проект не собираются.

Таджикский экономист Масъуд Собиров уже высказывал в интервью CABAR.asia сомнения в том, что Таджикистан сможет за счет собственных средств завершить стройку.

Также нереалистичной кажется идея сбора средств посредством выпуска государственных ценных бумаг и их реализации на международных финансовых рынках.

Лимит на их продажу весьма ограничен в силу экономических показателей Таджикистана. С учетом непрозрачности власти, даже есть сомнения в реальности информации Минфина о реализации ценных бумаг на $500 млн.

Таким образом, остаются два источника – заемы у МФИ или у «дружественного государства».

И говоря, о МФИ в первую очередь, напрашивалась в качестве инвестора кандидатура самого Всемирного банка.

Всемирный банк – первый фейковый инвестор?

Не до конца ясно, насколько всерьёз таджикские власти рассматривали Всемирный банк в качестве потенциального инвестора. Хотя изначально были большие сомнения, что банк вложит средства и сможет успешно реализовать такой масштабный проект.

Возможно, эти надежды были связаны с тем, что именно Всемирный банк нанял экспертов, которые провели экологическую экспертизу Рогунского проекта, которая дала благоприятный для Душанбе результат. Хотя, и в ТЭО этой экспертизы было отмечено что сам банк не будет участвовать в инвестировании ГЭС.

Тем более, что региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии Сародж Кумар Джа еще в марте 2013 года на сайте банка подчеркивал, что Всемирный банк не брал на себя никаких обязательств по строительству Рогунской ГЭС.

Возможно, что в какой-то момент руководство банка могло дать какие-то надежды на участие. А потом банк не пожелал вкладываться в дорогостоящий проект, не получив должных гарантий от властей РТ. Возможно, банк опасался вероятного провала и репутационных издержек.

Но, может быть и другая версия: таджикское правительство вело переговоры со Всемирным банком для своеобразного давления на других возможных инвесторов (Иран, Россию и т.д.), чтобы продемонстрировать последним, что у него есть и другие, близкие к Западу альтернативы.

Также, возможно, что таджикские энергетики вели эти «фейковые» переговоры только для имитации полезной деятельности, чтобы удовлетворить прежде всего, первое лицо государства и в какой-то степени общественность. Мол, работа по Рогуну идет, мы ищем деньги.

Для Таджикистана, где все решения власти принимаются с учетом мнения одного человека, такой сценарий, вполне вероятен.   

Однако в конце июня прошлого года вице-президент Всемирного банка по Европе и Центральной Азии Сирил Мюллер на конференции в Душанбе подтвердил, что банк не будет финансировать Рогунскую ГЭС. Вместо этого Всемирный банк сосредоточит свое внимание на модернизации другой крупной гидроэлектростанции – Нурекской.

  «Причина, по которой мы не финансируем строительство Рогуна, заключается в том, что у правительства был ряд вариантов того, как действовать с этой ГЭС, и они хотели ускорить этот процесс, но мы решили, что Всемирный банк будет более полезен для поддержки других инвестиций в энергетическом секторе», —сказал Мюллер.

Тем нем менее, в начале апреля текущего года власти Таджикистана попросили Всемирный банк содействовать привлечению иностранных инвестиций для реализации проекта по строительству Рогунской ГЭС.

Обращения Таджикистана в другие МФИ также не дало никаких результатов.

Путин и РусАл не смогли покорить Рогунскую плотину

На первый взгляд на фоне остальных предложений, сценарий получения льготного кредита от дружественного государства кажется наиболее реалистичным.

Однако у Рогунской ГЭС фактически уже был такой инвестор. До Всемирного банка строительством ГЭС пытался заняться «РусАл», за приходом которого в Таджикистан стоял сам президент России Владимир Путин.

Соглашение о долгосрочном сотрудничестве между правительством Таджикистана и ОАО «Российский Алюминий» было подписано во время визита президента Путина в Душанбе в октябре 2004 года. Согласно договоренностям, двух президентов «РусАл» намеревался инвестировать в достройку Рогунской ГЭС и строительство новых алюминиевых мощностей в Таджикистане $2,2 млрд.

Однако через три года в августе 2007 года правительство Таджикистана аннулировало соглашение с “РусАлом”. Формально, стороны якобы не смогли согласовать высоту и мощность плотины.

Но неофициально говорят, что Русал, якобы под влиянием Узбекистана, предлагал высоту в 285 метров, а Таджикистан настаивал на 335.

Тогда говорили, что «РусАл» был разочарован отказом Таджикистана продавать ему алюминиевый завод и после этого российская компания охладела к рогунскому проекту.

«РусАл» был изгнан, после чего между бывшими партнерами начались длительная судебная война. В итоге вся собственность российской компании в Таджикистане была фактически конфискована.

В любом случае, Кремлю не удалось отстоять интересы своей компании в Таджикистане. Таким образом, Россия фактически выбыла из списка потенциальных строителей Рогунской ГЭС.

Заметим, что России удалось успешно построить ГЭС Сангтуду-1. Однако, с экономической точки зрения, успешным этот проект для российских инвесторов назвать сложно. Таджикская энергетическая компания «Барки точик» систематически не платит за электроэнергию и сумма задолженности на первый квартал 2019 года составила 1,17 млрд сомони (124 млн. долларов).

Проблема долга «Барки Точик» по оплате электроэнергии Сангтудинской ГЭС-1 неоднократно становилась отдельной темой в российско-таджикских переговорах на межгосударственном уровне. Возможно, что в Душанбе рассчитывают, что российская сторона в какой-то момент просто спишет эту задолженность.

Также не стоит искать инвесторов на Рогун в кабинетах Тегерана. Иран сам переживает тяжелые финансовые проблемы и навряд ли сможет позволить себе такие огромные траты.

Саудовский миф

После обострения отношений с Ираном в начале 2014-го года, Таджикистан в противовес стал демонстративно развивать сотрудничество с Саудовской Аравией. Спикер парламента Шукурджон Зухуров в январе 2017-го года даже призвал Эр-Рияд вложиться в Рогун.

Однако, похоже, что к саудитам применимы все те же тезисы, как и к другим сомнительным инвесторам. И компетентные люди в Душанбе наверняка понимают, что королевство, которое само испытывает большие финансовые трудности, навряд ли будет вкладываться в этот проект.

Конечно, Саудовская Аравия в целом заинтересована в укреплении своего влияния в Таджикистане, хотя бы для того чтобы минимизировать иранское присутствие в стране.

Например, еще в начале 2010-х годов сайт WikiLeaks публиковал переписку саудовских дипломатов в Душанбе, которые обсуждали рост влияния Ирана в Таджикистане и активизацию пропаганды салафизма.

Душанбе, конечно, нужен Эр-Рияду, хотя бы как дополнительный голос в поддержку в международных организациях. Но, не ценой участия в миллиардном проекте.

И с другой стороны, Душанбе самостоятельно стал нивелировать иранское влияние в стране. И  как говорят, во Франции, зачем платить за услугу, которая уже оказана?

За 10 лет сотрудничества – 2007-2017 годы – инвесторы Саудовской Аравии вложили в экономику Таджикистана всего 160,2 миллионов долларов. Вся эта сумма приходится на привлеченные таджикскими предприятиями и организациями кредиты.

Опять же в Эр-Рияде оценили потенциал Таджикистана и решили, что с рогунским чемоданом без ручки лучше не связываться.

Но есть и другой момент. Возможно, что официальный Душанбе сам не очень желал прихода саудитов на Рогун. Саудовская Аравия стратегический партнер США, а значит, потенциальный противник России. Конечно, таджикская элита готова конфликтовать с Москвой по каким-то вопросам, в том числе, достаточно болезненным.

Но допускать стратегического партнера США к стратегической стройке в Душанбе навряд ли готовы. И к тому же есть пример Сирии, где силы, поддержанные Эр-Риядом, с оружием в руках выступили против режима Башара Асада. Такой инвестор может при каких-то обстоятельствах стать пресловутым троянским конем.

Таким образом, Саудовская Аравия в силу ряда факторов также была изначально фейковым инвестором для Рогунской стройки.

Рогун – средство для обогащения и имитация бурной деятельности

У Таджикистана несколько последних лет еще были определенные резервы, которые можно было бы отправить на строительство Рогунской ГЭС. Работа на ГЭС вроде бы шла. И поэтому долгоевремя поиски инвесторов больше напоминали имитацию бурной деятельности без очевидной перспективы.

Ситуация на стройке окутана тайной. Только косвенно можно было понять, что дела идут не лучшим образом.

Однако уже сейчас можно однозначно констатировать что поиски инвесторов для Рогуна были совершенно неэффективными и дали практически нулевой результат. Полторы десятилетия поиска и ни одного привлеченного на стройку сомони!

Рогунская стройка явно испытывает финансовые проблемы. И можно прогнозировать, что уже к осени текущего года проблема дефицита средств обострится.

Более или менее положительный опыт (если верить в сообщения Минфина РТ) имела практика размещения евробондов. Однако в структуре потраченных на стройке средств эта цифра составляет всего 20% (пятую часть).

Большую часть денег для стройки пришлось выделять из бюджета. И это в условиях, когда заработная плата, пенсии и прочие показатели Таджикистана самые низкие в регионе и во всем Содружестве.

Некоторая часть инвестиций была получена в значительной степени принудительно, за счет и так нищего населения, что усугубило его проблемы.

Собранные у населения в 2010 году средства на Рогун попали в распоряжение таджикских банков. Заметим, что владелец компании «Умед – 88» Раджабали Одинаев, получил кредит из денег, предназначенных для Рогунской ГЭС, за что его потом правда осудили.

То есть, часть элиты, имеющая доступ к средствам Рогунской стройки, пыталась решать личные проблемы за счет этого общенационального проекта.

В противоречии между общественными и частными интересами есть главная проблема поиска инвесторов. Таджикская элита желает получить средства, но, не желает отчитываться, как она будет их тратить. И, как показывает опыт той же Сангтуды-1, она не желает расплачиваться с инвестором после реализации проекта.

Сейчас в Душанбе нет внятной стратегии о том, где и как искать источники финансирования ГЭС. Кто-то возможно рассчитывает собрать средства по старой схеме: взять у каких-то влиятельных геополитических игроков деньги, а потом играя на противоречиях между державами, не возвращать полученные средства.

Но эта политика, похоже, уже себя исчерпала. И возможности Душанбе вести геополитические интриги ограничены в силу слабого потенциала страны. А с активизацией нового руководства Узбекистана на региональной арене роль РТ в регионе будет снижаться.

Властям надо осознать, что поезда «политических инвестиций» уже давно перестали ходить. На геополитические игры большие деньги уже не дают.  Тем более, на такой грандиозный проект как Рогунская ГЭС.

Сейчас инвестора (внешнего или внутреннего) можно заинтересовать только получением прибыли. А для этого надо менять статус стройки и вести с потенциальными инвесторами разговор на равных.

Очередное обращение к Всемирному банку показывает, что этого понимания по-прежнему нет.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Владимиром Путиным , Эмомали Рахмоном

21.07.2019 14:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Данияр Ильич Нарымбаев

Нарымбаев Данияр Ильич

Руководитель Аппарата президента Кыргызской Республики

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

Более 49 000

граждан Кыргызстана выведены из «черного списка» ФМС России в 2015 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31