90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Нацсовет общественного доверия должен впустить воздух свободы в казахстанское общество

29.07.2019 12:00

Политика

Нацсовет общественного доверия должен впустить воздух свободы в казахстанское общество

Создание Национального совета общественного доверия при президенте Казахстана вызвало бурные споры в обществе – причем большая их часть касалась его персонального состава. Хотя куда более важными являются вопросы, связанные с функционалом нового органа. Звучат мнения, что Нацсовет должен стать опорой Касым-Жомарта ТОКАЕВА в проведении политических реформ и даже своего рода противовесом бюрократическому аппарату и чиновничеству, которые наверняка этим реформам будут сопротивляться. Прояснить эти вопросы мы решили с членом Нацсовета, политологом, заместителем председателя Федерации профсоюзов Республики Казахстан Ерланом САИРОВЫМ:

Двери в Нацсовет открыты, в том числе для протестных групп

- Ерлан Бияхметович, во-первых, хотелось бы поздравить вас с вхождением в Национальный совет общественного доверия и пожелать плодотворной работы на этой площадке. Сегодня в Нацсовете собраны очень и очень разные люди, представители практически всего спектра общественно-политической мысли страны. Складывается впечатление, что у членов Нацсовета гораздо больше противоречий друг с другом, нежели с властью – как бы ей не пришлось выступать арбитром в налаживании диалога между этими оппонирующими группами. Не получится ли так, что площадка Нацсовета станет ареной для споров и дискуссий, и члены органа будут, как лебедь, рак и щука, тянуть воз проблем в разные стороны, не продвигаясь вперед в их решении? Ведь прежде чем советовать что-то власти, надо заключить консенсус внутри этого общественного института.

 - Тот факт, что состав Национального совета настолько разнородный и представляет собой всю палитру общественно-политических взглядов, напротив, внушает мне оптимизм. Полагаю, тут справедливо вспомнить о принципе «единство – в многообразии» и китайском принципе «пусть цветут сто цветов». Многообразие позиций, многообразие точек зрения говорит о высоком потенциале развития нашей страны и общества. Источником любого развития является конфликт интересов и конкуренция. Без преодоления противоречий, без плюрализма мнений развитие невозможно.

Времена, когда общество должно было «в едином порыве» приветствовать любую инициативу власти, остались в прошлом. Думаю, та палитра разнообразных и, возможно, конкурирующих общественно-политических взглядов, которая собрана в нынешнем составе Нацсовета, должна быть спроецирована на будущий казахстанский парламент и правительство. По сути, персональный состав Нацсовета демонстрирует видение – не только власти, но и общества в целом – каким должны быть общественно-политический процесс.

- И все-таки определенные группы гражданских активистов в Нацсовет не вошли – например, протестная молодежь в лице движения «Оян, Қазақстан!» («Проснись, Казахстан!»). Получается, что все-таки для участия в Нацсовете необходима определенная степень респектабельности и договороспособности?

 - Что касается каких-то групп гражданских активистов, которые пока не вошли в Нацсовет, то, думаю, двери для них открыты. Войдут ли в орган представители тех социальных групп, которые в его нынешнем составе не представлены, зависит,на мой взгляд,от того насколько эффективна будетработа самого Совета.

Если Нацсовет будет эффективно решать вопросы в общественно-политической сфере и точечно – социальные проблемы, это повысит престиж участия в органе. Полагаю, тогда различные группы гражданских активистов поймут, что Совет – это жизнеспособный орган,где решаются кокретные вопросы, и по-другому отнесутся к его деятельности.

 То есть Совет должен быть конкурентоспособен и генерировать свежие и иннованционные решения в общественно-политическое сфере страны.

Лично я этого желаю – нам сегодня нужен широкий Национальный Диалог. Несмотря на то, что мы разные и у нас порой диаметрально противоположные взгляды на различные аспекты развития страны, мы должны быть едины в неких глобальных стратегических вопросах – например, единства и целостности страны, экономического благополучия наших граждан, обеспечения национальной безопасности.

 А для этого нам нужен, во-первых, институт национального диалога, во-вторых, культура национального диалога. Думаю, что перед Национальном советом, наравне с решением фундаментальных вопросов политики, экономики, социальной сферы, стоит задача – внести ценности консенсуса и диалога в нашу политическую культуру. Надеюсь, на этой площадке мы научимся слышать друг друга и принимать позицию оппонента, какой бы далекой от наших убеждений она не была. Сейчас в нашем обществе этой культуры не хватает.

Если мы сможем привить нашему обществу культуру диалога, консенсуса, плюрализма и политической конкуренции, то работа Нацсовета уже будет не напрасной. Ведь политическая конкуренция и плюрализм заключается не в том, чтобы идти на баррикады, а в том, чтоб вместе достигать национального консенсуса.

- То есть каких-то барьеров для вхождения в Нацсовет протестных групп, нет? Или какой-то приемлемый уровень консенсусности от них ожидается?

- Конечно, должны быть определенные ценности, которые объединяют всех, несмотря на различие точек зрения. Думаю, что первоочередной задачей Нацсовета станет привлечение в зону диалога как можно большего количества социальных групп. И члены Нацсовета, думаю, к этому будут стремиться. 

Политическую систему Казахстана надо либерализовать и децентрализовать

- Ерлан Бияхметович, выше вы «обмолвились», что Нацсовет должен стать прообразом будущего, более плюралистичного Парламента. Получается, что первоочередная задача, которая стоит перед Нацсоветом – это политическая реформа, в том числе направленная на изменения в выборное и партийное законодательство – без этого, наверняка, принципиально новый состав парламента не сформируешь.

- Безусловно, у каждого члена Нацсовета есть свои воззрения на содержание деятельности этого органа. Лично моя позиция, как я уже сказал выше, заключается в том, что нам необходимы политические реформы. Транзит власти в Казахстане еще не закончен. Этот процесс завершится только тогда, когда у нас будут созданы полноценные и дееспособные институты власти: исполнительная, законодательная и судебная. А для этого нужно провести полномасштабную политическую реформу. В этом лично для меня состоит цель моего участия в Нацсовете.

Лучше ведь спорить в зале заседаний, чем на улице? «Уличную дискуссию» и «противостояние в соцсетях» мы должны перенести в законодательный орган страны.

По сути, Нацсовет может стать площадкой для апробирования этой новой для Казахстана модели многостороннего плюралистичного диалога – если этот институт окажется жизнеспособным, если этот диалог состоится в рамках совета, то этот опыт можно распространить и на выборные органы, в первую очередь, парламент. И тогда уже может быть поставлен вопрос о вхождении протестных групп в законодательный орган страны.

В этом должны быть заинтересованы все, в том числе и власть, политический менеджмент нашей страны. Потому что, если этот опыт окажется удачным, то наша политическая система будет способна развиваться эволюционно. Сейчас вопрос стоит ребром: либо наша система развивается эволюционно, либо другими крайне нежелательными путями.

На мой взгляд, и власть, и общество заинтересованы в первом. В этом состоит историческая ответственность нашего поколения перед нашими детьми – и в этом нет никакого пафоса. Мы ответственны за то, какую страну мы оставим нашим детям, и вообще: оставим ли страну. Без всякого преувеличения вопрос стоит настолько серьезно.

Если мы хотим, чтобы наши дети гордились Казахстаном, чтобы Казахстан был процветающим государством с развитой экономикой и общественно-политической системой, в первую очередь, мы должны наладить национальный диалог.

- Давайте конкретизируем, о каких именно политических реформах идет речь – видимо, в первую очередь, это либерализация партийного законодательства, затем избирательного…

- О контурах необходимых реформ сегодня говорится много. Во-первых, в Казахстане есть свод законов, которые не соответствуют международным стандартам. Это Конституционный закон «О выборах», Закон «О средствах массовой информации», Закон «О политических партиях» и, наконец, Закон «О порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций в Республике Казахстан». Эти четыре закона надо менять хотя бы потому, что они не соответствуют нормам Конституции РК, а также противоречат международным конвенциям в сфере обеспечения политических свобод и прав человека, к которым присоединился Казахстан.

Эти законы мы должны, во-первых, гуманизировать, во-вторых, привести в соответствие с нормами как собственно казахстанского Основного закона, и так и международных норм.

Именно эти четыре закона, по сути, способствуют удушению политических свобод в Казахстане. Люди чувствуют себя запертыми в безвоздушном пространстве, как в консервной банке. Нацсовет должен впустить воздух свободы в наше общество. Уверен, что это не только повысит уровень политической свободы, но и улучшит социальное самочувствие казахстанцев – связь тут очевидна. Мы должны способствовать установлению элементарных стандартов гражданских свобод и волеизъявления граждан.

Второй момент. Нам необходимо сосредоточить усилия на развитии местного самоуправления. Именно слабость его институтов придает неустойчивость всей политической системе. Ведь что происходит? Проблемы местного, районного и областного масштаба вследствие неэффективности местного самоуправления политизируются – затем они рикошетят по центру. Хотя источник этих проблем и способ их решения находится там, в регионах. 

Если мы последовательно сначала либерализуем, а затем децентрализуем политическую систему, то это придаст ей устойчивость. Для этого надо, чтобы региональные проблемы, в первую очередь, социальные, решались на региональном уровне. А центральные – на центральном. Тогда появится определенный баланс. В этом опять-таки заинтересована действующая власть, потому что в нынешней системе ярко проявляются дисбалансы, нарушающие ее устойчивость. 

 Нам нужны четкие и честные механизмы регулярной смены элит

- Есть мнение, что нынешняя партийная система безнадежно устарела, поскольку она отражает реалии конца 90-х – начала 2000-х годов, когда она, собственно говоря, была сформирована, а не реальную картину настроений и политических взглядов современного казахстанского общества. Звучат, например, предложения о необходимости реформирования партии «Нур Отан», монопольное положение которой не отвечает интересам политического развития страны. Какие партийные проекты, на ваш взгляд, должны появиться благодаря реформам, которые в перспективе мог бы инициировать Нацсовет?

 - За реформирование партийных проектов пусть отвечает их менеджмент. Как сторонний наблюдатель могу сказать следующее: сегодняшняя партийная система, действительно, не отражает всей палитры политической мысли Республики Казахстан. Партии отстают от общественного развития. Партии не являются лидерами мнений. Они не задают тон общественной дискуссии, в том числе в социальных сетях, которые являются сегодня универсальным барометром для замера общественно-политических настроений. Партии не представлены в ключевых проблемных повестках таких, например, как многодетные матери – они не могут сформировать свою позицию по этому остросоциальному вопросу – а также работа с молодежью – они не знают, как работать с молодежной аудиторией.

Нынешняя партийная система в Казахстане, действительно, устарела. Именно поэтому между гражданами и парламентом, формируемым по пропорциональной системе, то есть по партийным спискам, нет прочной связи – представительный орган не отражает интересов значительной части казахстанского общества. В настоящий момент позиция парламента исключительно соглашательская – он соглашается со всеми решениями, которые поступает к нему из правительства.

Вспоминается анекдот про советского партийно-номенклатурного деятеля Анастаса Микояна: его называли «от Ильича до Ильича», ибо он начинал свою работу при Владимире Ильиче Ленине и закончил при Леониде Ильиче Брежневе. Так вот, недавно я встретил людей, которые в 1986 году клеймили молодёжь, вышедшую на улицы Алматы. Я помню их лица на ТВ и в газетах тех лет, с каким усердием они шельмовали наших «декабристов». Они и по сей день находятся в околовластных структурах, в том числе в Парламенте страны, и между собой о молодежи, которая вышла на митинги в июне нынешнего года, говорили примерно так: «Чего им не хватает?». С декабрьских событий прошло 33 года, а эти деятели все еще находятся около власти. Партийная советская номенклатура никуда не уходила! Она только поменяла свой окрас. Как раз она являются той «пробкой», которая мешает политическим реформам. Нужна поколенческая трансформация. Нужны новые лица. Люди устали от одних и тех же лиц, несменяемых в течение нескольких десятилетий. 

Нужны четкие и честные механизмы регулярной смены элит через определенный период. Как во всем мире. Пришла пора что-то с этим делать.

- Если партии неэффективны, значит ли это, что надо вернуться к выборам по одномандатным округам?

- Вопрос это дискуссионный. Возможно, пока следует говорить о возвращении к смешанной пропорционально-мажоритарной системе. Я не стал бы также отрицать возможное появление новых политических сил. Хотя если ныне действующие политические проекты смогут реформироваться и показать казахстанцам иное, человеческое лицо, то и они имеют право на участие в политическом процессе. Но, повторюсь, это зависит от менеджмента этих партий.

Проблему нигилизма молодежи надо решать в первую очередь

- Какие «новые политические силы» вы имеете в виду? Какие партийные проекты вызревают сегодня?

- На мой взгляд, сегодня в Казахстане, несмотря на наличие прочного фундамента политической системы, остро ощущается дефицит социальных идей. Следовало бы развивать надстройку полноценного социал-демократического движения. Коммунистические идеи вследствие тотального голода в Казахстане и массовых репрессий, устроенных коммунистами, у нас не актуальны. Историческую память не отменишь. 

Тем не менее, вопросы социальной и духовной справедливости в крови и в генах нашего народа. Поэтому социал-демократия с человеческим лицом для нас является приемлемой.

Также хорошие перспективы мог бы иметь умеренно либеральный проект. Сегодня действующие партии, в том числе партия власти «Нур Отан», а вместе с ней и правительство значительно «полевели». Конечно, левые ценности нам нужны – это главное условие защиты прав подавляющей части населения.

Однако, как показала общественная реакция на инициированную правительством кредитную амнистию, есть часть общества, несогласная с новым левым курсом казахстанской власти. Полагаю, эта группа может объединиться в умеренно либеральный партийный проект.

Кроме того, есть молодежь, которая не поддерживает ни одно из существующих общественно-политических движений – ни либералов, ни левых, ни социал-демократов, ни центристов. Увы, казахстанской молодежи присущ нигилизм – она считает, что прежнее поколение должно уйти полностью и освободить место для них. Это говорит о том, что в течение тридцати лет мы не слушали и не слышали нашу молодежь.

Этот нигилизм присущ и сельской молодежи, которая мигрирует в города и при этом не готова к городской жизни, с трудом адаптируется к ней – с другой стороны их не принимают сами города, и государство дистанцируется от их проблем. В результате в этой среде назревает конфликт, в том числе с политическим содержанием.

С другой стороны протестность присуща и городской молодежи, но в ее основе не социально-экономические противоречия, а политические. Молодые люди наблюдают за политическими процессами в других странах, они видят, что там есть сменяемость власти, что власть там можно и нужно критиковать, что власть подотчетна народу, в то время как в Казахстане картина совсем иная.

Таким образом создается политический нигилизм казахстанской молодежи. Это проблема, которую нужно решать едва ли не в первоочередном порядке. И это зона ответственности взрослых. Молодежь нужно адаптировать, социализировать, наконец, кооптировать в общественно-политические процессы – это является главным условием эволюционного и устойчивого развития политической системы нашей страны.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

29.07.2019 12:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
58,5%

населения Таджикистана имеет доступ к питьевой воде

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31