90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан: как живется частному сектору

05.08.2019 15:00

Экономика

Узбекистан: как живется частному сектору

Доступ к кредитам и твердой валюте перестал быть проблемой. Но нехватка опытных технических специалистов вынуждает компании искать альтернативные способы повышения квалификации работников.

В Узбекистане прокурор никогда не был другом бизнесмена. Но Адхам Маматкулов, владеющий в Коканде фабрикой по пошиву дорожных сумок и рюкзаков, говорит, что теперь все по-другому.

«Каждые 15 дней звонят из прокуратуры, чтобы спросить, нет ли у нас проблем. Они говорят: «Если у вас возникнут проблемы, например, с таможней, вот наш номер, просто позвоните», – сказал Маматкулов Eurasianet.org.

Предприниматели вроде Маматкулова говорят с оптимизмом, что еще несколько лет назад было в Узбекистане редким явлением.

Любой в Узбекистане, кто занимается импортом и экспортом, с готовностью объяснит, что решение правительства ввести в сентябре 2017 года конвертацию национальной валюты – узбекского сума – в корне изменило ситуацию.

Фабрика Маматкулова, расположенная в двухэтажном здании в центре Коканда, города в Ферганской долине у границы с Таджикистаном, закупает необходимые ей материалы и оборудование за рубежом. В основном это синтетическая нить, которая ввозится по низким ценам из Китая. Техника тоже китайская.

Еще чуть более двух лет назад достать иностранную валюту было делом весьма непростым. «Процесс шел очень медленно. Банк забирал документы, после чего приходилось ждать около месяца», – отметил Маматкулов. Теперь тот же процесс занимает пару дней.

«Если банк тут же не показывает китайцам, что у меня есть доллары, я начинаю на них кричать», – сказал Маматкулов.

Баходир Лутфуллаев из Самарканда, занятый расширением своего завода по производству упаковочных материалов, также положительно оценил ситуацию с доступностью кредитов, наличных денег и конвертации.

«С получением кредита сложностей нет, – сказал он. – Доллары и евро тоже не проблема. Если уж на то пошло, труднее достать узбекские сумы».

Зато, по словам Лутфуллаева, есть трудности с подбором персонала. В этой связи он поделился историей из своих студенческих дней в Москве в начале 1990-х годов. Тогда в СССР только открылся первый «Макдональдс».

«На телевидении и в газетах была реклама, в которой говорилось: «Ищем молодых мужчин и женщин в возрасте 16 лет, которые ни одного дня не проработали ни в советской розничной торговле, ни в советском общепите», – сказал Лутфуллаев.

По его словам, следуя той же логике, он нанимает недавних выпускников училищ, не имевших возможности приобрести вредные привычки в других местах.

Нехватка узкоспециализированных и опытных технических специалистов вынуждает компании искать альтернативные способы повышения квалификации работников. Одним из успешных примеров стало участие в программах, разработанных в Германии и Нидерландах, в рамках которых эти страны направляют вышедших на пенсию специалистов в развивающиеся страны, чтобы те делились там опытом и знаниями.

«Благодаря [таким программам] я запустил три производственные линии», – сказал Лутфуллаев.

Правительство признает наличие проблемы, и создало фонд для организации обучения специалистов за рубежом в «перспективных секторах экономики». Но вопрос о том, будет ли подобная спущенная сверху инициатива достаточно гибкой и быстрой, чтобы удовлетворить потребности малого и среднего бизнеса, остается открытым.

В целом относительно развитая промышленность Узбекистана создает благоприятный «волновой эффект».

И Маматкулов, и Лутфуллаев с надеждой говорили о воздействии на смежные отрасли Шуртанского газохимического комплекса, расположенного к югу от Самарканда. Филиалы этого предприятия в конечном итоге будут производить материалы, которые нужны обоим предпринимателям для успешной работы их предприятий.

По словам Маматкулова, когда он только начинал свой бизнес, абсолютно все на его предприятии импортировалось из-за рубежа. Сейчас этот показатель ближе к 30%, отметил он.

Хотя производителям сейчас живется легче, барьеры для выхода на зарубежные рынки остаются высокими. Именно поэтому Узбекистан в прошлом месяце начал переговоры о вступлении во Всемирную торговую организацию.

Теперь власти обратили свое внимание на другой крупный источник проблем для частных предпринимателей – налоги. Существующая система налогообложения крайне сложна и, по мнению экономистов, часто противоречит логике.

Проще говоря, система сильно сдерживает рост малых предприятий, т.к., согласно ей, растущие МП оказываются в налоговой категории со сверхсложной системой отчетности и крайне высокими налогами.

«Если нанять пару лишних людей, налоговое бремя может увеличиться в три, пять, семь раз, – сказал в интервью Eurasianet.org экономист Юлий Юсупов. – Если собрать всех лауреатов Нобелевской премии по экономике и попросить их придумать смертоносную для экономики систему, то до такого они бы ни за что не додумались».

Существующий налоговый кодекс – мутировавшая версия советской системы, в которую затем вносились многочисленные поправки, отвечавшие интересам приближенных к правящей элите групп.

В прошлом месяце президент Шавкат Мирзиёев издал указ, смягчающий условия для предпринимателей, уличенных в нарушении налогового законодательства. В этом же документе предусмотрены меры, призванные упростить процесс уплаты штрафов и снизить масштабы уклонения от уплаты налогов.

Но это полумеры. Реформирование системы в целом идет со скрипом.

Концепция пересмотра налогового кодекса была одобрена президентом в июне 2018 года, но с тех пор особого прогресса не наблюдалось. Частично это связано с межведомственными дрязгами по поводу того, какой именно государственный орган должен заниматься планированием и реализацией реформы.

«Проблемы возникли на стадии реализации, – сказал Юсупов. – Воплощение реформы в жизнь должно было начаться с 1 января. С тех пор прошло более полугода, но ничего не произошло».

Однако это не сказалось на оптимизме предпринимателей. Кокандский предприниматель Маматкулов вынашивает масштабные планы. «Когда я начинал, в 2013 году, у нас работало 10 человек. Прошло пять лет, и сейчас у нас более 100 человек. Более чем в 10 раз больше. Еще через пять лет, возможно, будет 1000», – сказал он.

Примечательно, что, по мнению Маматкулова, государство на его стороне. На вопрос о том, не будет ли проблем с поиском подходящих помещений для упомянутого им расширения, он ответил, особо не задумываясь.

«Правительство найдет его для нас», – сказал он.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

05.08.2019 15:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Шаршенбек Шайлообекович  Абдыкеримов

Абдыкеримов Шаршенбек Шайлообекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
9-й

дан по таэквондо имеет президент Кыргызстана А. Атамбаев

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31