90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан: Люди с ограниченными возможностями получения образования

07.08.2019 09:30

Общество

Кыргызстан: Люди с ограниченными возможностями получения образования

В Кыргызстане официально числится 31 тысяча детей с инвалидностью. И только пятая часть из них охвачены системой образования. 

Стелле скоро 9 лет и в этом году она пойдет в первый класс. В пять лет у девочки диагностировали аутизм и задержку психического и речевого развития (ЗПРР). Попытка отдать ее в государственную школу в возрасте 7 лет провалилась на этапе прохождения психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК). С таким диагнозом в общеобразовательные школы не принимают.

Противопоказания по приему детей в общеобразовательную организацию:

  • Эпилепсия с частыми судорожными приступами, с выраженными поведенческими расстройствами и формированием деменции.
  • Шизофрения с выраженными поведенческими расстройствами, развитием эмоционально-волевого дефекта и когнитивного дефицита.
  • Расстройства опорно-двигательного аппарата (параличи, парезы, гиперкинезы и пр.), сочетающиеся с умственной отсталостью и затрудняющие самообслуживание учащегося.
  • Слепоглухие дети.
  • Легкая умственная отсталость с поведенческими нарушениями, умеренная, тяжелая и глубокая умственная отсталость.
  • Общие расстройства развития (за исключением синдрома Аспергера).

Мама Стеллы Нуржамал два года бегала по различным образовательным учреждениям прежде, чем ей удалось устроить дочь в частную общеобразовательную школу. 

«Нам хотели поставить инвалидность, но мы отказались. Это было психологически тяжело и боялись, что со статусом инвалидность нас точно никуда не возьмут. А так по виду можно подумать, что она просто тихоня», – рассказывает Нуржамал.

Она с дочкой обратилась в центр коррекционной педагогики, где Стелла проучилась 1,5 года. Там ее научили говорить, писать, читать и считать. Она социализировалась с другими детьми в группе и даже завела подругу, которая после центра поступила в школу. Родители Стеллы тоже решили отдать ее в ту же школу, но ее принимать отказались.

Мы поехали в «Росток», взяли рекомендационное письмо от всех учителей о том, что ребенок может заниматься, что она занимается с психологом параллельно, что проблем не будет создавать никому. Все расписались. И с этими письмами я поехала обратно к ним с просьбой взять ребенка. Тем более что школа частная.

Они устроили двухдневный экзамен – устный и письменный. Письменный она прошла, а с устным было тяжелее, потому что она не шла на контакт. В итоге они согласились, но сказали, что не несут ответственность, если с ребенком случится какой-то переломный момент.

Мы хотели ее в государственную школу отдать, так как там с утра до обеда. Но нас туда не взяли, поэтому мы отдали в частную, а там с утра до вечера с трех разовым питанием.

Самая большая проблема – это еда. Она может неделю не есть, и в какой-то момент она падает и мы с ней бежим в больницу. Мы наняли школьного психолога для нее и она будет с ней постоянно: на обед, на ужин ходить, уговаривать съесть и потихоньку будет приучать.

Статистика не дает реальной картины

На сегодняшний день официальная статистика говорит, что в Кыргызстане более 31 тыс. детей с инвалидностью в возрасте от 0 до 18 лет. Однако отдельной статистики по детям школьного и дошкольного возраста нет.

Причинами увеличения могут быть как реальный рост случаев инвалидности, так и повышение осведомленности населения и более частая обращаемость родителей в учреждения системы здравоохранения и социального развития. 

При этом только пятая часть детей с инвалидностью охвачены системой образования – 6 362 из 31 000, по данным Министерства образования и науки КР

По данным Нацстаткома, ежегодно наблюдается более 4000 впервые зарегистрированных случаев инвалидности среди детей. Но статистика не показывает реальной картины, поскольку 31 тысяча человек – это только те, кто имеют инвалидность по статусу, т.е. у кого есть справка об инвалидности. Но многие родители не обращаются в соответствующие учреждения для того, чтобы установить инвалидность.

Причины разные: низкая осведомленность родителей о социальных гарантиях, общественная стигматизация, многочисленные формальные требования, отсутствие финансовых средств, низкая эффективность межведомственной и межсекторальной координации.

А около 500 девочек и 700-800 мальчиков с инвалидностью ежегодно так и не пойдут учится в общеобразовательные учреждения.

Пробелы в законодательстве

Об инклюзивном образовании в Кыргызстане заговорили с 1996 года и с тех пор было множество проектов и инициатив по его внедрению. Но пилотные проекты в отдельных школах так и не распространились на всю страну. 

«Нам нужно было объединить усилия государства, общественного и родительского сообщества, движения людей с инвалидностью и международного (донорского) сообщества, чтобы внедрить, наконец-то, инклюзивный подход не в рамках какого-нибудь проекта в отдельном взятом месте, а повсеместно – в каждой образовательной организации Кыргызстана», – говорит исследовательница в области инклюзивного образования Рахат Орозова.

До сих пор к детям с инвалидностью применяют больше медицинский подход – пытаются их исправить, вылечить и подогнать под стандарты окружающего мира. Сейчас же специалисты говорят о социальном подходе, когда окружающая среда должна приспособиться под нужны человека с инвалидностью.

Но прежде, чем внедрять инклюзивное образование, необходимо пересмотреть нормативно-правовую базу и адаптировать ее под стандарты инклюзивной среды. По словам юриста Ассоциации родителей детей-инвалидов (АРДИ) Сейнеп Дыйканбаевой, в нынешнем законодательстве большое количество пробелов в отношении терминологии.

«Например человеку с ДЦП, но с сохранным интеллектом нужна только доступная инфраструктура – пандусы и подъемники, возможно, консультация, если не успевает по предметам. Но если у человека ДЦП и еще ментальные особенности, то это уже другая поддержка. А если это ребенок с синдромом Дауна или аутизмом, то нужен индивидуальных подход и сопровождение тьютора, плюс помощник учителю. Для того чтобы все это сделать нужна нормативно-правовая база», – считает Дыйканбаева.

По ее словам, нужно определить законодательно: кто такой человек с инвалидностью, категории инвалидности и для какой категории какие нужны условия. Также в законодательстве не прописаны основные понятия инклюзивного образования и нет механизмов по его внедрению, что порой приводит к неверному толкованию. Например, путанице с интегрированным образованием –  попыткой встроить человека в существующую систему без учета образовательных потребностей

«А инклюзия – это когда смотрят на образовательные потребности ребенка, оценивают его уровень знаний, какие ему необходимы жизненные компетенции, какая индивидуальная программа нужна с учетом его особенностей, какую среду образовательную создать, какие нужны специалисты для того чтобы он мог учиться в созданной общеобразовательной среде», – отмечает Дыйканбаева

В ВУЗы поступают только с сохранным интеллектом.

Ежегодно Министерство образования и науки выделяет 100 квот для лиц с инвалидностью в вузах. Но, как правило, поступают туда люди с сохранным интеллектом и в основном с физическими особенностями развития. Ну и, конечно же, те, кому удалось получить среднее образование.

Одна из них – Виктория Бирюкова – поступила в КНУ на факультет русской и славянской филологии и успешно закончила его в 2018 году. У девушки приобретенная инвалидность вследствие ишемического инсульта, который произошел с ней 10 лет назад.

Виктория училась на отлично в столичной гимназии пока в 14 лет не случился инсульт. Родная школа пошла навстречу и ей удалось закончить 11 классов. После школы она два года пребывала в депрессии, не знала о квотах в вузах и считала, что ее никуда не возьмут. 

«А потом я сказала маме, что я не хочу, когда она умрет, стоять в переходе, протянув руку, и просить милостыню. Мне нужна профессия. И начали искать куда можно поступить и выбрали КНУ. По общереспубликанскому тестированию (ОРТ) необходимый балл я набрала и поступила по квоте. Группа попалась замечательная, все очень понимающие, никогда не было проблем. Преподаватели равноправно меня оценивали, не делали скидок из-за инвалидности», – рассказывает Бирюкова. 

По словам Сейнеп Дыйканбаевой, если человек с инвалидностью набирает проходной балл по ОРТ и предоставляет необходимые документы в срок и согласно всем правилам, ему не могут отказать в высшем учебном заведении. Но всего 10-20 человек поступают в вузы в рамках квоты, по данным Министерства образования. 

«Выделяемая государством квота работает. У вузов нет оснований не принимать, если человек школу закончил и имеет все необходимые документы. Но не всегда ребята, окончившие школы знают об этой квоте. И в концепции об образовании есть раздел просвещение о возможностях, которые предоставляет государство», – говорит Дыйканбаева.

По ее словам, многие не подают документы в высшие учебные заведения потому что не уверены, что смогут поступить и пройти собеседование, других пугает недоступность среды.

«Мне было сложно, например, подниматься на четвертый этаж по лестнице, хотя лифты есть, но они не работали никогда. Также было сложно ходить в уборную. Это дырочка в полу – вот и вся уборная. А я так вприсядку, извините за подробности, тоже не могу», – рассказывает Виктория Бирюкова. 

После окончания университета она поступила на магистратуру, но это оказалось проблематичным. В вузах не предусмотрены квоты на магистерские программы. Но более серьёзной проблемой оказалась обязательная отработка для студентов-бюджетников в течение двух лет, из-за чего вуз отказывался принимать девушку.

Виктории пришлось не раз обратиться к министру образования и науки, и только после ее официального письма, для нее сделали исключение и взяли на магистратуру на грантовой основе.

Системные изменения уже на подходе

В середине марта этого года президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков подписал ратификацию Конвенции о правах инвалидов ООН. А 19 июля правительство утвердило концепцию и программу развития инклюзивного образования. Это основной документ где прописаны все необходимые меры по реализации программы, определены основные понятия инклюзивного образования и расписан план мероприятий на пять лет (2019 – 2023 гг.).

По словам специалиста по инклюзивному образованию Рахат Орозовой, которая принимала участие в разработке концепции, в течение первых двух лет все усилия планируют направить на то, чтобы разработать законодательство в области инклюзивного и специального образования.

Другое масштабное направление – переподготовка и повышение квалификации преподавателей, подготовка специальных педагогов, психологов и других специалистов, разработка методик работы с детьми с разными образовательными потребностями. 

«Развитие инклюзивного образования – это сложный и не быстрый процесс, ведь в центре этого процесса ребенок и его потребности. Нельзя просто поместить ребенка в обычную школу, нужно подготовить все, чтобы ребенок чувствовал себя в ней комфортно и безопасно и получал качественное образование в соответствии со своими потребностями», – говорит Орозова. 

Если первый этап программы больше направлен на легитимизацию инклюзивного образования и апробацию различных моделей, то второй этап будет включать уже внедрение инклюзивного подхода во всех образовательных организациях Кыргызстана: от дошкольного до профессионального образования. Однако насколько успешно он будет реализован зависит от руководителя, считает специалист.

«Насколько это будет в реальности работать через лет 5-10, все будет зависеть от того, кто будет руководителем ведомства. Если будет человек, который привержен и понимает, что такое инклюзия, тогда процесс будет идти быстрее. Если человек не будет заинтересован, тогда естественно процесс будет достаточно медленно проходить», – говорит Сейнеп Дыйканбаева. 

Специалист по инклюзивному образованию Рахат Орозова отмечает, что внедрение инклюзивного образования не означает исчезновение специальных образовательных учреждений для детей с инвалидностью. По ее словам, у родителей должен быть выбор: отправить ребенка в общеобразовательную или специальную школу.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Сооронбаем Жээнбековым

07.08.2019 09:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Мамытбай Мааткабылович Салымбеков

Салымбеков Мамытбай Мааткабылович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

$6 731

долг, из-за которого Кыргызстан был лишен права голоса в ООН в январе 2015 года

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31