90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Туркменистан в тройке региональных лидеров военной мощи

19.08.2019 09:00

Безопасность

Туркменистан в тройке региональных лидеров военной мощи

Об особенностях и о перспективах военного строительства в Туркменистане рассказывает военный обозреватель.

Туркменистан считается третьей по военной мощи страной Центральной Азии. Государство имеет оборонный бюджет в $ 200 миллионов — третий в регионе после Узбекистана и Казахстана. Но 744 километра общей границы с неспокойным Афганистаном вынуждают Ашхабад неустанно укреплять военную и национальную безопасность, пишет колумнист Sputnik. 

В рамках Каспийского экономического форума президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов объявил о заказе всей линейки лучших в мире по защищенности российских автомобилей представительского класса Aurus. Уже много лет в Туркменистан поставляются российские КамАЗы. Известно, что Гурбангулы Бердымухамедов уделяет большое внимание обороноспособности страны, перевооружению войск и регулярно совершает визиты в различные подразделения и части. Стоит ли ожидать от Ашхабада новых заказов и на военную технику?

В мировом рейтинге военной мощи Global Firepower Туркменистан занимает 75-е место. Всего за год туркменская армия поднялась на пять позиций — впечатляющий результат для страны с населением немногим более 5 миллионов человек и для армии численностью 36 тысяч военнослужащих.

Для сравнения, в рядах Вооруженных сил Узбекистана 50 тысяч военнослужащих (48-е место в рейтинге), Казахстана — 40 тысяч (54-е место) при многократно большей численности населения этих стран.

Туркменистан создал компактную и боеспособную армию, достаточную для защиты государственной целостности и национального суверенитета от возможной агрессии. Войска располагают 72 самолетами, 712 танками, 1940 боевыми машинами пехоты (БМП) и бронетранспортерами (БТР), 338 артиллерийскими установками и 110 ракетными комплексами. Возможно, не все вооружение находится в высокой степени технической готовности, однако модернизация и перевооружение армии продолжаются.

Вооруженные силы Узбекистана и Казахстана имеют соответственно 179 и 216 самолетов, 1 215 и 1 000 БМП и БТР, 420 и 650 танков, 137 и 985 артиллерийских установок, 98 и 400 ракетных комплексов. Заметно значительное превосходство Военно-воздушных сил Узбекистана (в два раза) и Казахстана (в три раза), однако сухопутные войска Туркменистана в тройке региональных лидеров выглядят вполне достойно. Пожалуй, здесь играют роль и современный вектор развития, и наследие советских времен и традиций сурового Туркестанского военного округа.

Подготовка офицерских кадров (80 процентов из них — этнические туркмены) осуществляется в Ашхабадском военном институте, а также в военных вузах России, Пакистана, Турции, Украины. По данным СМИ, в силовых структурах есть военнослужащие, которые придерживаются так называемого нетрадиционного ислама, что в значительной степени отличает Туркменистан от Узбекистана и Казахстана.

Нейтралитет — основа внешней политики Туркменистана. Национальная армия не участвует даже в миротворческих миссиях. Президент Гурбангулы Бердымухамедов в 2016 году утвердил новую военную доктрину, нацеленную на укрепление мира, развитие дружественных, братских, добрососедских отношений со всеми странами.

Столь же ярко выражен оборонительный характер военных доктрин Казахстана и Узбекистана. Ташкент принципиально не предусматривает участия национальной армии в военных действиях и операциях за пределами страны или размещения на своей территории иностранных военных баз. Ранее Узбекистан и Казахстан договорились совместными силами укреплять ПВО и взаимообразно использовать аэродромы двух стран в интересах военной авиации. Здесь Туркменистан стоит особняком, но растущая активность вооруженных исламистов в соседнем Афганистане объективно подталкивает Ашхабад к военной интеграции с Ташкентом и Нур-Султаном как минимум.

Военно-техническое сотрудничество

Туркменистан не имеет собственного оборонно-промышленного комплекса и этим отличается от Казахстана, успешно развивающего сотрудничество с ведущими иностранными (прежде всего с российскими) компаниями по производству, ремонту и модернизации современного вооружения. Боевой потенциал Ашхабад укрепляет за счет импорта вооружения и военной техники.

Ашхабад закупает вооружение и боевую технику в Беларуси, Болгарии, Чехии, Словакии, Румынии. На этом фоне военно-техническое сотрудничество со странами СНГ нельзя назвать доминирующим, и все же в минувшем десятилетии по линии "Рособоронэкспорта" Ашхабад получил 10 танков Т-90С стоимостью 16 миллионов долларов, два вертолета Ми-17-1В на 22 миллиона, шесть РСЗО "Смерч" за 70 миллионов, восемь БМП и более 1 000 грузовых автомобилей КамАЗ общей стоимостью около 100 миллионов долларов. Кроме того, Средне-Невский судостроительный завод в 2011 году построил для Туркменистана два ракетных катера проекта 12418 "Молния" стоимостью 170 миллионов долларов.

Вооружение и военную технику Ашхабаду активно поставляют белорусские предприятия. В Туркменистане налажена сборка белорусских беспилотников "Бусел–М", разработанных специалистами НПЦ "БАК и технологии". Российско-белорусская компания "Оборонительные системы" выполнила работы по модернизации зенитно-ракетного комплекса С-125М до уровня "Печора-2М".

По данным SIPRI (Стокгольмского международного института исследований проблем мира), в последние годы Ашхабад стал крупнейшим импортером турецкого оружия: 36 процентов импортируемого Туркменистаном оружия приходятся на Турцию, 27 процентов туркменского военного импорта — поставки из Китая. Так, на маневрах в Туркменистане демонстрировали китайскую зенитную ракетную систему FD-2000. Получены также обзорные радиолокационные станции большой дальности. Несколько десятков туркменских военнослужащих прошли подготовку и обучение в Китае.

Кроме того, Ашхабад рассматривает возможность приобретения оружия у Объединенных Арабских Эмиратов и Пакистана.

Оружейные предпочтения и особенности диверсификации в рамках ВТС в значительной степени отличают Туркменистан от Казахстана и особенно от Узбекистана. Последний ориентируется преимущественно на Россию и США.

Афганский фактор

Афганистан остается одной из самых нестабильных взрывоопасных стран мира, несмотря на 74-е место в мировом рейтинге военной мощи (на ступень выше Туркменистана). Ситуация с годами не меняется, большую часть страны контролирует "Талибан"*. Все соседи волей-неволей должны это учитывать и на всякий случай не терять контактов с талибами. Правительство в Кабуле держится за счет американского военного присутствия. Что будет после выхода войск США, никому не известно.

Туркменистан считается наиболее уязвимым в регионе из-за отказа от более тесного военного сотрудничества с центральноазиатскими странами СНГ и Россией. При этом Ашхабад придерживается нейтралитета в афганском конфликте, сохраняя политические и экономические отношения с правительством в Кабуле и движением "Талибан"*. Ранее Туркменистан активно развивал военно-техническое сотрудничество с противоборствующими в Афганистане группировками, поставлял им горюче-смазочные материалы, стрелковое оружие, боеприпасы.

Туркменские представители продолжают переговоры с Высшим советом мира Исламской Республики Афганистан, созданным для диалога с "Талибаном"*. Ашхабад предлагает себя в качестве нейтральной площадки для переговоров между официальным Кабулом и вооруженной оппозицией. Обсуждалось даже открытие консульства талибов в столице Туркменистана. Разумеется, такое посредничество безопасности не гарантирует.

Кроме "Талибана"*, в Афганистане активно действуют боевики десятков других террористических организаций. В частности, "депортированные" из Сирии отряды ИГ* становятся базовым элементом для экспансии террористов в Центральную Азию. О многом говорит тот факт, что полевыми командирами исламистов назначают преимущественно узбеков, таджиков, туркмен и кыргызов. На этом поле странам региона необходимо работать вместе.

Когда весной и летом 2015 года боевики ИГ* активизировались в северо-западных провинциях Афганистана (Герат, Бадгис и Фарьяб) с преобладанием туркменского населения, на их сторону перешли местные отряды "Талибана"*. Территория Туркменистана выглядит удобным плацдармом для активных террористических действий по всей Центральной Азии. Не случайно Ашхабад начал проводить политику деисламизации страны и пошел по пути сокращения числа турецких "общественных организаций" на своей территории.

Нейтральный Туркменистан не входит в военные блоки. Туркменские наблюдатели порой участвуют в совещаниях СНГ и ШОС по вопросам наркотрафика и терроризма, предпочитая контактам с ОДКБ или НАТО по вопросам безопасности двусторонние связи с Россией или США. Когда весной 2015 года боевики попытались проникнуть в регион через афгано-туркменскую границу, узбекские и российские военнослужащие одними из первых предложили помощь Ашхабаду.



 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Гурбангулы Бердымухамедовым

19.08.2019 09:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Данияр Омурзакович Тербишалиев

Тербишалиев Данияр Омурзакович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
183 см

рост президента Таджикистана Э. Рахмона

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30