90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Трудовые мигранты остаются для жителей Подмосковья пришельцами из «другого мира»

20.08.2019 08:30

Общество

Трудовые мигранты остаются для жителей Подмосковья пришельцами из «другого мира»

Понаехали и отнимают

Какова роль миграции и трудовых мигрантов в современной России? Дискуссии об этом обычно затрагивают несколько сфер. Есть экономическая сторона вопроса — нужны или не нужны мигранты экономике; демографическая — улучшают или ухудшают они количественный и качественный состав населения; социокультурная — может ли человек жить, где хочет, или должен жить там, где родился, и так далее.

Социологам показалось интересным понять, как видится жителям Подмосковья экономическое влияние миграции и мигрантов на ситуацию в России. Исследование проводил Институт этнологии и антропологии РАН в марте — апреле 2019 года, опрашивая в различных регионах Подмосковья городское и сельское население. В опросе участвовало 300 человек, опросник включал как закрытые вопросы (с готовыми вариантами ответов. — Прим. «Ферганы»), так и возможность для свободного высказывания респондентов.

Потребители и наблюдатели

Как известно, у идеи привлечения иностранцев в экономику России существуют и сторонники, и противники. Сторонники обычно говорят о значительном вкладе трудовых мигрантов в различные сегменты общественного производства. Считается, что в России постоянно находится примерно 3-4 миллиона иностранных граждан. По данным МВД, в 2018 году они приобрели 1,7 миллиона патентов на трудовую деятельность.

Возможно, еще какая-то часть мигрантов работает по договорам без патента, трудится в сером секторе экономики, не нуждается в патенте, будучи гражданами стран Таможенного союза, и так далее. Таким образом, можно предположить, что в 2018 году в России работало 3-3,5 миллиона иностранных граждан, что составляет примерно 5% от всего трудоспособного населения России (в 2018 году оно насчитывало 76 миллионов человек).

В интернете иногда встречается цифра в 50 миллиардов долларов — полагают, что именно на такую сумму в России трудовыми мигрантами производится товаров и услуг. Источник этой цифры — в публикации 2007 года, которая ссылается на ФМС РФ (более поздней информации на эту тему в открытом доступе не встречается). В 2007 году 50 миллиардов долларов составляли 3,8% ВВП России, который тогда равнялся 1,3 триллиона долларов.

В 2007 году число иностранных граждан, работающих в России, примерно равнялось числу мигрантов, купивших патенты на работу в 2018 году. Таким образом, учитывая изменение курса рубля к доллару, можно предположить, что вклад трудовых мигрантов в российскую экономику колеблется в интервале от 3 до 5 процентов ВВП. Много это или мало?

Однозначный ответ на этот вопрос дать невозможно — он будет зависеть от выбранных критериев оценки. Несомненно одно — вклад мигрантов в экономику России существует. Другое дело, насколько его замечают сами граждане и как он влияет на их отношение к мигрантам? Каким образом граждане России оценивают этот вклад, исходя из своих повседневных запросов и забот?

Трудовые мигранты широко задействованы практически во всех сферах экономики страны. Именно поэтому принято считать, что большинство граждан России (иногда незаметно для себя) является потребителями услуг этих самых мигрантов. Это обстоятельство, по идее, должно убеждать россиян, что миграция и мигранты очень полезны, а также формировать благожелательное отношение к иностранным рабочим в обществе.

Опрос в Подмосковье, на первый взгляд, подтверждает этот тезис. Большинство респондентов (88%) осознают себя пользователями услуг трудовых мигрантов и лишь 10% заявили, что вообще не пользуются ничем подобным. На самом же деле вопрос этот далеко неоднозначен. Услуги трудовых мигрантов можно условно разделить на две категории.

Первая — те, что предоставляются в индивидуальном порядке, когда человек сам нанимает рабочего нужной ему специальности.

Вторая — услуги, предоставляемые в общественно доступных местах, когда люди пользуются выбором, сделанным управляющими компаниями, местными администрациями, транспортными и торговыми предприятиями и так далее.

В такой ситуации вполне может случиться, что местные жители окажутся недовольны выбором поставщика услуг и их качеством. Понятно, что это недовольство будет способствовать ухудшению отношения к трудовым мигрантам.

В нашем случае сами нанимают иностранных рабочих чуть более 10% респондентов, услугами мигрантов «в общественных местах» пользуются 65% опрошенных и еще 23% используют и тот, и другой вариант. Таким образом, большинство участников опроса пользуются услугами мигрантов, хоть и не выбирают их самостоятельно. При этом иногда у них складывается критическое отношение не только к качеству работ, но и к самому факту найма иностранцев.

Наиболее востребованными, по мнению респондентов, оказались такие виды услуг, как «уборка и благоустройство территории», «услуги в магазинах и рынках», «кафе, рестораны и гостиницы», «общественный транспорт», «жилищно-коммунальные услуги». А вот категории «ремонт жилья и автомобиля», «работа на дому», «работа на даче и приусадебном участке», «уход за больными, детьми и престарелыми», «медицинские услуги» оказались гораздо менее популярны — вероятнее всего, из-за недостатка финансов у населения.

Почти 47% опрошенных оценили свое материальное положение как «затруднительное» и «тяжелое». В таких условиях они вряд ли могут позволить себе нанимать трудовых мигрантов и скорее остаются наблюдателями, причем не всегда доброжелательными. Некоторые из них прямо заявляют: «уборка улиц и крыш, куда обычно привлекают мигрантов, производится очень плохо. Это результат коррупции и плохой организации труда… из-за плохой организации труда получила травму на гололеде».

Поскольку «персональные» услуги трудовых мигрантов не используются большинством местных жителей, то присутствие иностранных рабочих в стране не получает логичного, комфортного объяснения. Такая ситуация может формировать у местных жителей антимигрантские настроения: «понаехали люди, которые ни мне, ни моим знакомым или родственникам здесь не нужны».

Однако же в целом среди опрошенных доминирует нейтральное отношение к тому, как труд мигрантов воздействует на жизнь респондентов: от 50% (безопасность) до 69% (здоровье). При этом только 7% респондентов считают, что труд мигрантов положительно влияет на их собственное трудоустройство, 4% — на их заработок, 3% — на здоровье и 6% — на их безопасность. А вот отрицательное «мигрантское» воздействие на эти аспекты собственной жизни отметили соответственно 21, 20, 13 и 29 процентов респондентов.

Опасные болезни и правила движения

О том, почему 21% респондентов считает, что мигранты отрицательно влияют на их трудоустройство, уже говорилось. Люди не знают, как происходит набор работников в тех или иных отраслях. Это ведет к ощущению, что их обошли менее достойные, но более выгодные нанимателю претенденты: «косвенный отъем работы определяется действиями не мигрантов, а работодателей, экономящих на зарплате и использующих бесправие мигрантов…. мигранты становятся штрейкбрехерами».

Примерно так же формируется ощущение, что мигранты отрицательно влияют на заработок — это отметили 20% респондентов. Они считают, что мигранты готовы работать за меньшие деньги, и это позволяет работодателям снижать средний уровень зарплат.

Гораздо меньше распространено мнение об отрицательном воздействии мигрантов на здоровье респондентов — 13%. Его сторонники мотивируют свою позицию «некачественным медицинским обслуживанием» (мигранты активно привлекаются в качестве санитарок, медсестер и врачей в учреждениях здравоохранения в Московской области), «плохой уборкой территории и крыш от снега, что приводит к травматизму среди жителей», «отсутствием действенного медицинского осмотра, <которое> превращает мигрантов в разносчиков опасных болезней».

Среди участников опроса 29% убеждены, что мигранты отрицательно влияют на безопасность жителей Подмосковья. Это мнение, по их словам, основано как на личном негативном опыте — «попадал в ДТП с участием мигрантов», «таксисты-мигранты вообще игнорируют правила движения», — так и на более обобщенной информации: «вызывает опасение рост наркоугроз от мигрантов из Средней Азии и Украины, исламский фундаментализм некоторых из них».

Понятно, что рядовые жители Подмосковья едва ли могут проверить реальность этих наркоугроз и уровень религиозного экстремизма среди приезжих — однако мнение их уже сформировано и влияет на отношение к мигрантам.

В целом же положительных суждений по всем аспектам набирается только 4%. При этом респонденты-женщины положительную оценку дают в два раза реже, чем мужчины. Если говорить о нейтральной оценке (всего 75%), здесь женщины несколько впереди мужчин. А вот отрицательные мнения (21%) немного чаще высказывают мужчины. Таким образом, женщины определяют тему миграции и мигрантов как не очень значимую для себя и в целом предпочитают оставаться нейтральными.

Такие результаты, в общем, предсказуемы. Информационная среда вокруг мигрантов носит преимущественно негативный характер: почти 70% респондентов отметили, что СМИ чаще говорят о мигрантах в криминальном аспекте. Один из респондентов даже написал в комментариях: «уже устали от криминальных новостей про мигрантов».

Опрос также показывает, почему часть жителей не видит положительного эффекта от присутствия мигрантов. Где-то 14% респондентов считают, что из-за приезда мигрантов растут цены на продукты (правда, 66% так не думает). Масла в огонь подливает мнение, согласно которому приезжие отнимают работу у жителей Подмосковья.

Так думает 31% опрошенных, при этом 35% считают, что местные сами не стремятся занять эти вакансии, а 27% полагают, что имеет место и то, и другое. Наконец, 38% участников опроса считают, что мигранты совершают больше преступлений (с ними в этом не согласны 41% ответивших). Как уже отмечалось, когда формируются подобные представления, очень трудно отделить мифы и предубеждения от реальных коллизий, связанных с отсутствием взаимопонимания между местными жителями и мигрантами. Н

о именно такая ситуация является благодатной почвой для взращивания ксенофобских и националистических взглядов, которые могут стать источником локальных конфликтов.

Нетрудно понять, откуда берется убеждение трети респондентов в том, что приезжие отнимают работу у местных жителей. Они постоянно видят работающих трудовых мигрантов, при этом сами не являются инициаторами их привлечения в Подмосковье и не имеют информации о том, почему именно мигранты выполняют те или иные работы и на каких условиях они работают. Благодаря этому обыватели делают вывод, что мигранты работают «вместо» местных жителей, поскольку труд мигранта использовать якобы выгоднее.

Внешность восточная, плитка плохая

Сам факт привлечения в Россию трудовых мигрантов, казалось бы, должен свидетельствовать о востребованности их труда и его нужности для России.

Однако очевидно, что отношение к приезжим далеко не всегда положительное. И хотя оценки их труду даются чаще нейтральные, но определенный уровень тревожности по отношению к мигрантам сохраняется до сих пор.

Едва ли причиной такой тревожности можно считать какое-то особенно устойчивое неприятие жителями Подмосковья иностранных граждан в качестве своих соседей или коллег. Вряд ли стоит винить в этом и плохую работу мигрантов, привлекаемых на российские предприятия и в организации. Дело скорее в непрозрачной системе набора персонала во многих компаниях.

Стоит напомнить, что такие компании действуют в сферах, предполагающих непосредственный контакт иностранных работников и местных жителей. Часто отсутствует обратная связь во взаимоотношениях региональных властей и жителей, что вызывает дополнительное раздражение граждан, полагающих, что им привезли тех, кто им на самом деле не нужен.

Люди часто не понимают, зачем и на каких условиях чиновники и коммерческие компании используют трудовых мигрантов, а власти не спешат им это объяснять. Такая ситуация может порождать самые фантастические соображения — вплоть до теории заговора.

В идеале, конечно, нужно создавать возможности для повседневного общения местных жителей и трудовых мигрантов. В частности, можно было бы представлять дворников, работающих во дворе, самим жителям двора, поощрять совместное проведение досуга, организуя «смешанные» праздничные столы или спортивные состязания. В этом случае мигранты перестанут восприниматься как некая непонятная, а потому чужеродная масса, а приобретут индивидуальные черты знакомых людей.

В какой-то мере необходимость подобных мер осознается местными властями. Например, в Химках перед отдельными учреждениями культуры была поставлена задача «проводить работу среди мигрантов». Но как именно должна выглядеть такая работа, судя по всему, так и осталось тайной для сотрудников этих учреждений.

Ситуация осложняется тем, что организации, привлекающие мигрантов, не всегда заинтересованы в их непосредственном общении с местными жителями. Местные же власти не всегда согласовывают с гражданами свои решения по благоустройству территории и изменению ландшафта. Поэтому раздражение и гнев возмущенных жителей падает и на местные власти, и на мигрантов, которые в данном случае лишь выполняют указания этих властей.

Небольшой пример, знакомый сегодня почти каждому москвичу и жителю Подмосковья. В позапрошлом году на центральном перекрестке города Химки была уложена плитка. После этого местные жители не раз возмущались, говоря, что администрация нанимает не тех дорожных рабочих, а люди потом мучаются. «Не теми» оказались строители с ярко выраженной восточной внешностью и непонятным для местных языком. Может быть, проблема неправильной укладки коренится просто в качестве плитки, к которому укладчики вообще не имеют отношения. Однако обыватель в такие тонкости вникать не хочет, и в его сознании «трудовой мигрант» увязывается с «плохим качеством работы».

Так или иначе, очевидна необходимость информирования местных жителей о целях и условиях привлечения к работе иностранных граждан. Пока такое информирование не наладят, все аргументы экономического характера будут тонуть в не очень острой, но устойчивой мигрантофобии. И это легко объяснить: людям не нравится, когда рядом с ними появляются неизвестные им «другие» с непонятными намерениями.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/109853/

20.08.2019 08:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Нургазы Абдыраевич Айдаров

Айдаров Нургазы Абдыраевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
31,2 млн

численность населения Узбекистана на 1 января 2015 года

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30