90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан. Ситуация такова, что главная угроза для власти внутри, а не снаружи

27.08.2019 10:30

Политика

Казахстан. Ситуация такова, что главная угроза для власти внутри, а не снаружи

В интервью казахстанский политолог рассуждает о том, поставлен ли крест на политических реформах и есть ли борьба между Акордой и Библиотекой?

– Айдос, на недавнем заседании политсовета Nur Otan Елбасы обрушился с жёсткой критикой на так называемые новые медиа, которые дескать в общественном сознании формируют "альтернативную реальность". Нурсултан Назарбаев призвал власти активно реагировать на такие вещи, вплоть до принятия соответствующих законов. Означает ли это, что в стране начинается новый всплеск принятия драконовских мер и очередной виток зажима свободы слова?

– Мне кажется, что проблема, как всегда, глубже и имеет несколько аспектов. Если судить по всей речи Елбасы, то речь не идёт о том, что власти сейчас начнут тотальную зачистку социальных сетей и будут бегать с томагавками за всеми носителями критических мыслей и идей. Наоборот, если судить по событиям последних месяцев, власть более активно идёт в соцсети, открываются все новые и новые аккаунты чиновников, которые становятся более доступными, стали быстрее реагировать на происходящие события и явления.

Как бы там ни было, следует признать, что власти стараются извлечь уроки и с разной долей успешности работают с новыми медиа и соцсетями. Опять же, в отличие от жителей Фейсбукстана чиновники встречаются, проводят семинары, тренинги, приглашают известных блогеров, одним словом, учатся, тренируются. Пусть не сразу, но такого рода мероприятия дают свои результаты, чиновники, принимающие решения, получают новые навыки, научаются работе онлайн. Можно просто немного напрячь память, прокрутить ленты на год, два, три и убедиться, что многие чиновники, которые тогда считались едва ли не кровниками и врагами соцсетей, сегодня сами активно публикуют посты, обросли соответствующими службами и сервисами. Эволюция, как говорится, налицо.

– Но все же ждать ли обществу атаки на соцсети? Не каждый день ведь Нурсултан Абишевич обрушивается на новые медиа?

– Нет, не думаю. Во-первых, давайте начнём с того, что все такие меры, как правило, ни к чему хорошему не приводят. Опыт был – надеюсь, что все помнят. Во-вторых, вернёмся ко всему контексту выступления. Основная масса месседжей всё же направлена на то, чтобы чиновники были открытыми, умели работать с обществом, в том числе через соцсети. Насколько я помню, Елбасы несколько раз призывал чиновников и партийцев не бояться и открыто отвечать на вызовы новых медиа.

Важно и то, что впервые за многие годы было обращено внимание на традиционные средства массовой информации, состояние отечественной журналистики, которые, честно давайте скажем, стали жертвами как зажима, давления со стороны чиновников, так и их чрезмерного увлечения всё теми же социальными сетями. Власти вроде бы всегда понимали, что такое пресса, и имели серьёзный арсенал воздействия на СМИ – от драконовских законов до государственного заказа.

Соцсети же явление новое, по своей природе анархическое, не поддающееся жёсткому регулированию, и последние несколько лет чиновникам в основном прилетало оттуда. Поэтому, прямо скажем, мы и наблюдали культ блогеров, который в нашей стране накачан именно самими властями, которые зажимая традиционные медиа, закрываясь, боясь, не делясь информацией, в каждый кризис увеличивали население Фейсбукстана на десятки тысяч новых жителей.

Моё убеждение, если в стране заработает нормальное медиаполе, появится конкуренция и нормальная журналистика, относительно честные отношения между властью и традиционными медиа, соцсети начнут сдуваться и снова станут "няшными", с котиками, мотиваторами и фотками съеденного. Это не значит, что соцсети умрут, просто они станут менее политизированными и менее заточенными на так называемый негатив.

Если уж на то пошло, избыточные реакции власти на "негатив" – это скорее констатация безысходности, нежели прямая санкция на активные действия. Тот же президент США Дональд Трамп с регулярностью раз в месяц обрушивается на "фейк ньюс", шпыняет даже очень уважаемые в мире телесети вроде "Си-Эн-Эн". И ничего! Я не видел, чтобы десятки агентств по вопросам безопасности, которые были созданы после событий 11 сентября, кинулись менять законы, рвать, как тузиков, владельцев и акционеров новых медиа. Полагаю, что в нашем случае будет нечто подобное. Полагаю, что всем надо попросту выдохнуть и дальше продолжать жить своей нормальной жизнью.

– Хорошо, допустим, что реакция Елбасы – избыточная. Но что-то ведь на это сподвигло? Есть какие-либо мысли на этот счёт? Откуда эти интенции насчёт "альтернативной реальности"?

– Как мне кажется, у власти уже выработался некий иммунитет к критике в целом. Более того, наблюдается даже некий перебор, когда чиновники зачастую ведутся на любую критику вообще, начинают обижаться и хотят иметь чрезмерно стерильное поле критичности, чего, разумеется, не могут достичь даже мёртвые, о которых надо либо хорошо, либо ничего. Но если серьёзно, то все нынешние разговоры происходят прежде всего из-за происходящего в стране транзита.

Давайте честно скажем: в нашей стране найдена своя метода транзита, которая довольно отличается от наблюдаемых моделей, имеет свою специфику и свой казы-картийный, айранный привкус.

Я пока не буду обсуждать, хорош или плох этот путь, но он есть, он работает. Излишне нервные, дистиллированные демократы могут возмущаться, как им вздумается, но модель со всеми своими издержками и минусами вроде как работает. Страна функционирует, реки текут, небесные светила работают в привычном цикле. А значит, с этим надо считаться.

Есть рецидивы, есть проблемы, есть непривычность. В нашем бездорожье любой выход из колеи вызывал бы дискомфорт, особенно у людей со слабым вестибулярным аппаратом и сильными рвотными комплексами! Если же это так, то с этим надо как минимум считаться, принимать во внимание. Да, конечно же, не всё идеально, не всё ещё сработалось и срослось, притёрлось, но худо-бедно едем. К тому же надо понимать, особенно нашим домотканым пуристам и ригористам, что в дистиллированной воде вообще ничего не живёт, даже крайне примитивная захудалая инфузория-туфелька, которую все должны помнить из курса ботаники. Давайте исходить из того, что есть.

– Что это значит?

– Ну, если продолжить биологические метафоры, давайте представим, что наша власть – это живой организм. Только недавно все пришли к выводу, что организму необходима сложная операция и трансплантация.

Операция была проведена, проведена как проведена. Да, можно было бы лучше, поехать в Израиль или в Германию, но времени было мало – проведена собственными силами и ресурсами. Могло случиться хуже, ужаснее, трагичнее, но миновало. Пациент, главное, жив, самостоятельно дышит, хотя ещё не может самостоятельно участвовать в марафонах и подниматься в горы.

Как вы думаете, чем вообще принципиально отличаются операции по трансплантации? Что нужно, например, чтобы пересадить чужую почку?

– Наверное, донор и сама почка?

– Они нашлись, вот всё уже готово… Нужен особый режим. Мои друзья-хирурги как-то меня сильно удивили, когда рассказали о природе таких сложных операций. Оказывается, прежде чем делать такую операцию, врачи специально, очень долго и последовательно убивают иммунитет человека, которому намерены пересадить почку. Делается это, очевидно, не из враждебных побуждений, а исходя из того, что любой организм – это машина по самосохранению и самосбережению. Эволюция так устроила, что организм имеет очень сильные механизмы самосохранения, самоспасения. Всё это, если пациент методично не убивает сам себя, работает так, что любая новация или трансплантация воспринимается организмом как чужое, а значит – опасное.

Нельзя взять чужую почку и пересадить в совершенно здоровый организм. Здоровое тело попросту отвергнет и отторгнет почку, что, совершенно однозначно, приведёт к плохим, а может даже летальным последствиям. Поэтому человеческий организм последовательно ослабляют, снижают его иммунитет.

Операции по трансплантации делаются только тогда, когда организм доводится до состояния, когда его может убить любой чих от сквозняка! И если всё срастается, то организму потом ещё потребуется много процедур и долгий режим. Бывают и рецидивы, и ремиссии. Дальше – как повезёт…

– Понятно, будем считать, что операция произведена, происходит ремиссия. В чём в таком случае особенности нашего властного организм на нынешнем "постоперационном" этапе?

– Операция, согласимся, произведена. Организм пока ещё слаб, но работает, худшее, скорее всего, уже позади. Теперь нужен режим, увеличение нагрузок, тренировки. Происходят разные события и есть разные факторы. С одной стороны, врачи-хирурги проявляют излишнюю опеку над пациентом, а с другой, есть много тех, кто просто злобствует или же пытается это использовать с пользой для себя. В любом случае, ситуация психологически дискомфортная, оттого и болезненно воспринимается всеми непосредственными участниками. Ситуация и без того напряжённая, а тут кто-то начинает звать пить водку, лезть на Джомолунгму, другой с нездоровым видом начинает кашлять и чихать прямо под носом. Один из благих побуждений, другой – из не очень или просто наивного любопытства.

– Это вы к чему?

– Я исхожу из того, что многое только начинается и готовится к свершению. И надо очень хорошо понимать, что такое власть на нынешнем этапе, откуда она и как работает. Надо признать, что наша власть всегда была довольно закрытой, герметичной средой. Соответственно, на данном этапе власть очень болезненно реагирует даже не на внешние, а на внутренние события. В условиях, когда слабы институциональные основы государства, когда нет самодовлеющей силы институтов, которые могут быстро поправить любые девиации, справиться с любыми стрессами, такое часто бывает.

Нынешний транзит, который мы наблюдаем, пока ещё держится на тонком балансе, никто никаких гарантий дать априори не может. Это совершенно не значит, что власть слаба и завтра развалится. Нынешняя власть, по моим ощущениям и знаниям, если не случится глобального кризиса и экономика не рухнет в одночасье, способна спокойно пережить и переварить ещё пару поколений проснувшихся, пересидеть, переждать не одного политэмигранта. Я сейчас не об этом. Я говорю сейчас о внутреннем микроклимате власти.

Фактически ситуация такова, что главная угроза для власти внутри, а не снаружи! Организм после операции психологически более уязвим, больше прислушивается к внутренним, субъективным ощущениям и переживаниям. Это же происходит и сегодня…

– Одним словом, вы считаете, что власть сейчас озабочена больше внутренними вопросами, озабочена внутренними переживаниями, субъективным фактором?

– По большому счёту, да. Кто бы что ни говорил, но в ближайшее время выборов или других стрессовых событий не предвидится. Идти на выборы сейчас было бы довольно легкомысленно и ошибочно. Заседание политсовета правящей партии было про это. Понятно, что в стране очень много людей, которые имеют право и основания не верить власти. Но, как говорил дедушка Фрейд, иногда сигара – это всего-навсего сигара и ничего более. На политсовете было сказано ровно то, что сказано. Работа будет повёрнута вовнутрь, на создание полноценной политической партии, коей пока ещё Nur Otan не являлся. Одновременно властям предстоит запустить работу Национального совета общественного доверия, определиться с вектором и направлением политических реформ.

Все правы в том, когда говорят, что выборы без политических реформ бессмысленны. Проводить выборы сейчас бессмысленно именно по этой причине: они будут бестолковыми, ничего не изменят, ничего не поменяют.

Поэтому власть сейчас более всего заинтересована во внутреннем единстве и получении некоторого фактического времени, передышки, с тем чтобы определиться по большим и главным вопросам.

Ситуация революционна только в одном смысле: все непривычно и происходит впервые.

– Между тем критики власти не устают говорить о том, что ничего не изменилось, на арене всё те же и всё то же. В чем тогда непривычность и революционность изменений?

– Ну на то они и критики... Вообще, мы живём в обществе, которое много раз обманывали и убеждали в правильности скептицизма. Людей, которые ни во что не верят и видят во всем только одну большую фигу, по-человечески понять можно. Люди воспринимают ситуацию как один большой затянувшийся спектакль, который происходит в одном театре, с одними и теми же декорациями и артистами.

Но давайте взглянем на ситуацию чуть иначе. Речь идёт о стране, а не о театре! Очень немногие могут поменять страну, покинуть родину только потому, что не нравится наблюдаемое и переживаемое. Многим предстоит и дальше здесь жить, и дальше растить и воспитывать детей, одним словом, жить и продолжать жить. Живут ведь и в гораздо более ужасных условиях!

Если уж на то пошло, то главная задача сегодня не в том, чтобы превратить ситуацию в рай, а в том, чтобы не допустить её превращения в ад!

Да, власть можно и нужно критиковать, но ударяться в слепой скептицизм, негативизм и популизм сегодня опаснее, чем когда бы то ни было. Хоть убейте, я нисколько не верю в то, что если сегодня взять и снести власть, то завтра наступит эпоха благоденствия, а жители страны станут жителями "добродетельного города". Нынешняя действительность может быть плохой, но она может стать ещё более ужасной. Поэтому я считаю, что любые эволюционные изменения – это лучше, чем радикальные перемены с заведомо печальным результатом. Сегодня обществу важнее сосредоточиться не на личных ощущениях, а на смыслах, на параметрах изменений, которые нужны стране и обществу. Начинать договариваться об этом, а не увеличивать число своих врагов.

– Айдос, вы логично рассуждаете и многие с вами согласятся, но выглядит так, что власть на неделе устами Елбасы вроде как поставила крест на переменах. Разве нет?

– Стоп! Давайте говорить фактами, цитатами, а не ощущениями. Нурсултан Назарбаев, насколько я могу судить, сделал три важных сообщения:

  • заявил о перезагрузке партии;
  • заявил о том, что выборов в ближайшее время не будет;
  • заявил, что пропорциональная система выборов предпочтительнее мажоритарной.

Где здесь крест на потенциальных реформах?

– Например, не будет возможности избирать депутатов мажилиса вне партий. Разве это не проблема?

– Знаете, это уже вкусовщина. Никто ещё не доказал, что мажоритарная система однозначно лучше пропорционально партийной и наоборот. Каждая страна выбирает свой путь, свою партийно-политическую систему. Да, сегодня многие из тех, кто находится в оппозиции или диссидентствует, справедливо критикуют партийное законодательство. И это нормально. Реально по нынешним законам создать с нуля политическую партию невозможно.

Это в свою очередь означает, что общество, власть, НСОД должны заняться партийно-политической реформой, менять законы в сторону либерализации. Если этого не будет, если власть костьми ляжет на этом пути, тогда можно будет делать сколько-нибудь однозначные выводы. При условии, что граждане смогут беспрепятственно объединяться в политпартии, создавать их и участвовать в общественной жизни, я лично, например, за пропорциональную партийную и выборную систему. К сожалению, надо признать, что многие наши современники путают одно с другим и начинают путать общество.

Вообще, если честно, за все эти годы мы сильно уронили уровень политических дискуссий, перестали дискутировать и ударяемся в мелко сектантство. Человек может втемяшить себе в головушку какую-то одну мысль и напрочь отвергать всё рациональное только на том основании, что он в это верит, как в "Фатиху" или "Отче наш". Это само по себе очень большая проблема, с которой можно бороться только путём ещё большей демократии: нужны прямые дебаты и дискуссии, как можно больше дебатов и дискуссий.

Многие "герои" современности стали и являются таковыми только по одной причине: они сидят у клавиатур и не видят глаза и эмоции своих оппонентов. Согласитесь, многие из нас не сказали бы и десятой доли того, что они пишут в соцсетях, окажись они с глазу на глаз со своими оппонентами. Многие попросту никогда серьёзно не дискутировали со своими оппонентами и предпочитают зыбкий круг сектантов-единомышленников, постоянно поддакивающих их смутным схемам и хотелкам-визуализациям. Очевидно, что с таким мышлением партию создать нереально.

Партия в лучшем её понимании – это учёт многих мнений и нахождение компромисса с теми, кого ты считаешь своими единомышленниками. А компромисс – это не тогда, когда твой оппонент на коленях просит прощения и моет пол в твоей квартире!..

Пророки партии не создают, мы же наблюдаем промышленный переизбыток пророков. А нужны нормальные политические партии и политические менеджеры, способные договариваться.

– Пусть так. А как же быть с разговорами о том, что внутри власти сегодня идёт нешуточная борьба между "новыми" и "старыми" командами, или, как шутят сегодня, между Акордой и Библиотекой?

– А кто об этом говорит? Где говорит?

– Есть очень много блогеров, анонимных телеграм-каналов, которые с утра и до вечера вещают по тем или иным темам, в том числе отношениям внутри властной элиты…

– Ну знаете! Давайте начнём с того, что нельзя жить и строить жизнь оглядываясь на тени и отголоски. Современные новые медиа дают прекрасные возможности для трансляции своих мнений каждому человеку, даже если он не обладает ресурсами Мёрдока или Берлускони. Невыносимая лёгкость бытия, которая связана с вещанием своего мнения, проворачивает с людьми невероятные психологические шутки, сильно повышает самомнение, искривляет мышление. Вестись на это, жить этим, строить свою политику на этом, – это верный способ самоубийства и признак не меньшего помешательства.

Я тоже подписан на огромное количество людей, почитываю несколько десятков телеграм-каналов. По-настоящему полезных, интересных каналов или блогов – единицы. Зато очень много мусора, который можно назвать отголосками отголосков, результатом довольно извращённого мышления или попросту откровенной манипуляции оппонентов и недоброжелателей. Политика – априори сфера, которая притягивает людей, которые хотят или славы, или влияния, или денег. Всё это можно получить либо непосредственно участвуя в ней или же описывая её. Никаких секретов или нежданчиков.

Вот представьте себе: некий канал с утра и до вечера вещает о том, кто из чиновников с кем воюет, блокируется. Что это за канал? Скорее всего, мы имеем одно из двух. Либо это человек с ущербной психикой, который выдаёт желаемое за действительное, либо это человек, который выполняет конкретные поручения по дискредитации тех или иных чиновников с целью заработка. Бывает, правда, когда это совмещается, что не отменяет сказанного.

Я ещё не видел авторов телеграм-каналов, которые непосредственно сами были бы субъектами политики, присутствовали на совещаниях и встречах, выслушивали мнения и расспрашивали о позиции политиков. И на этом строить выводы, мироощущение, миропонимание? Это, на мой взгляд, другой вид шизофрении… Нравится людям – ну пусть пишут.

– Но, согласитесь, иногда эти каналы попадают в цель, их прогнозы оправдываются. Как им не верить после этого?

– Кто-то из великих давным-давно сказал: достаточно быть последовательным пессимистом – и тебя рано или поздно провозгласят пророком. Что-то в жизни случается и без блогов и соцсетей в обязательном порядке. Чиновники уходят в отставку, например. Если очень долго и последовательно работать над тем, чтобы занять какую-то должность, делать это в соответствии с наличными правилами, можно занять эту должность. И тот же телеграм-канал, который вещает об этом, станет лишь средством достижения этой цели. Можно с большой долей уверенности говорить о том, что того или иного чиновника посадят, потому что все мы уверены в коррумпированности системы. Вариантов тьма!

Хуже этого только то, что умные, искушённые люди начинают вестись на подобные ресурсы, подсаживаться на подобное чтиво, реагировать на них. Такая реакция потом ведёт к тому, что чиновник начинает принимать весь этот бред в расчёт, подстраиваться, становится из субъекта политики банальным объектом манипуляции. Лузерство в чистом виде! Это довольно унылое зрелище, если честно.

– И что делать тогда?

– Универсальный рецепт предполагает постоянное укрепление и сохранение чувства юмора и наличие стабильного критического мышления. Нельзя же на полном серьёзе становиться девушкой лёгкого поведения только потому, что кто-то обиженный на тебя написал на заборе, что ты проститутка!

– То есть вы считаете, что никаких трений между администрациями нет?

– Трений не бывает только между мёртвыми на кладбище. Даже внутри одной семьи, внутри небольшого коллектива бывают разногласия, трения и конфликты. Вообще вся наша жизнь – это конфликт, мы развиваемся благодаря конфликтам. Бояться и пугаться этого не нужно. Продвижение любой новой идеи – это заведомый конфликт. Попытка изменить что-либо – это конфликт между существующим и желаемым.

Власть – это не однородная масса запрограммированных биороботов, это живые люди с психологией, опытом, идеалами, ощущениями, философией, интересами. Правда, в отличие от оппонентов люди во власти организованы чуть лучше и способны договориться, поскольку имеют артикулируемые и считываемые рациональные интересы.

Любые герои телеграм-канала, про которых говорят, что они воюют друг с другом, что кушать не могут в присутствии друг друга, в потенциале могут сесть, поговорить и договориться о чем-либо. Более того, объединиться в коалицию ради достижения какой-то рациональной цели, при этом продолжая друг друга ненавидеть. Бывали случаи, когда такие оппоненты и открытые враги становились родственниками, становились кудалар, женили детей, а теперь растят совместных внуков. Жизнь ведь сложная штука, а казахская жизнь сложнее в два раза.

Сегодня строится новая, постназарбаевская система власти. Она строится впервые, пусть даже со многими прежними участниками. Изменилось почти всё или почти всё изменится в ближайшее время. Это новая ситуация, это новые обстоятельства в новых условиях. Конфликты неизбежны, конфликты говорят о жизни, а не о смерти системы.

Система в нынешнем виде стала сложнее, появилось несколько центров принятия решений. Да, эти центры пока ещё не институциональны, субъективны, но это уже другая система.

Раньше мы обижались на то, что все решения принимаются одним человеком внутри одного здания. Сегодня это уже не так. Мы уже начинаем отходить от монополистской олигархии к полиархичной олигополии. Задача, главная задача – уйти от прежнего и не застрять в этом. В идеале задача – с каждым месяцем увеличивать число бенефициаров политики, сравнять их число с количеством избирателей. Это, согласитесь, путь не близкий и не быстрый. Любой, кто говорит, что этого можно добиться враз, за месяц, – либо врёт, либо идиот.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

27.08.2019 10:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Ширин Чингизовна Айтматова

Айтматова Ширин Чингизовна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
45

кыргызстанцев погибли в боях в Сирии и Ираке

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31