90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан. Никто не спрячется за радугу (18+)

03.09.2019 16:00

Общество

Узбекистан. Никто не спрячется за радугу (18+)

Геи и лесбиянки живут в Узбекистане под постоянной угрозой уголовного преследования, шантажа и вымогательства

18 июля в узбекистанских СМИ появилась информация о том, что в Ташкенте задержаны двое мужчин, состоящие в сексуальных отношениях. Их поймали в одной из квартир квартала №3 Чиланзарского района. Возбуждено уголовное дело статье 120 («Мужеложство»). Мужчинам грозит наказание в виде ограничения свободы от одного года до трех лет. Это первый за долгое время громкий случай с задержанием представителей ЛГБТ в республике.- сообщает "Фергана"

120-я статья появилась в советское время и осталась в узбекистанском законодательстве после обретения страной независимости в 1991 году. На сегодняшний день известно только об одном приговоренном по этой статье за время, прошедшее после распада СССР. В 2003 году закрытый суд в Ташкенте признал виновным независимого журналиста и открытого гея Руслана Шарипова и приговорил его к пяти с половиной годам тюрьмы. По мнению правозащитников, дело было сфабриковано по политическим мотивам. Шарипов публиковал много материалов о коррупции среди высокопоставленных чиновников.

После задержания мужчин в июле текущего года узбекистанские ЛГБТ-активисты отправили письмо президенту республики Шавкату Мирзиёеву:

«Наша цель – добиться того, чтобы из Уголовного кодекса Узбекистана убрали 120-ю статью («Мужеложство»). Эта статья открывает дорогу для самосуда и коррупции. Мы надеемся, что наше обращение дойдет до Мирзиёева через трибуну ООН», – говорится в обращении.

Ранее источники «Ферганы» в правоохранительных органах рассказывали, что у милиции есть неофициальная директива не привлекать никого по этой статье. Власти опасаются, что это может привести к эмиграции некоторой части населения, которая будет использовать угрозу уголовного преследования как повод для получения политического убежища за рубежом: сообщество геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров Узбекистана, состоит в основном из образованной, владеющей несколькими языками молодежи.

Тем не менее эта статья – любимый инструмент сотрудников правопорядка. Ее применяют для шантажа людей, уличенных или заподозренных в гомосексуальных отношениях. А также используюти против гетеросексуальных граждан, если кого-то надо подставить или на кого-то надавить.

У правоохранителей создана сеть по поимке геев через приложения и сайты знакомств. Обычно для этого привлекают молодых парней, которых ранее задерживали за однополые отношения, и используют против их воли в качестве приманки для более состоятельных геев.

Именно так произошло с Шахрухом Салимовым, ЛГБТ-активистом, опубликовавшим в августе текущего года открытое обращение к президенту с просьбой отменить 120-ю статью УК Узбекистана.

В конце 2018 года Салимова задержали, обвинив в мужеложстве. Его подставил приятель, с которым он был знаком 15 лет. Позже выяснилось, что друга шантажировали: либо выдаст Салимова, либо сам отправится в тюрьму. По словам активиста, в Узбекистане это частое явление, причем не только среди правоохранительных органов, но и среди обычных людей: геев избивают и вымогают деньги.

Салимов рассказывает, что задержавшие его полицейские жестоко с ним обращались: «Мне трудно вспоминать тот день. Они причинили мне невыносимую боль. Меня повесили за руки и били, при этом положив на грудь и живот большую мочалку. Они совсем не щадят человека. Про оскорбления и говорить нечего: 9 из 10 слов, обращенных ко мне, были ругательными. От полицейских мне достались такие оскорбления, о которых в жизни ни разу не слышал, и побои, которых до этого никогда не получал».

У Салимова потребовали $2000, чтобы закрыть дело. «Они открыто сказали: "Дашь две тысячи, и мы отпустим тебя". Я согласился, иначе они угрожали мне тюрьмой», – говорит активист. У полиции были видеодоказательства, за которые Салимова могли осудить. Как только он отдал деньги, сразу улетел в Москву, а затем в Стамбул.

Мейзи Вайхердинг (Maisie Weicherding), аналитик Центральной Азии Amnesty International, международной организации, занимающейся вопросами соблюдения прав человека на физическую и психологическую неприкосновенность, а также на свободу от дискриминации, говорит, что декриминализация сексуальных отношений между мужчинами необходима, но она «не означает конец дискриминации, преследования и травли ЛГБТ-людей.

Это лишь первый шаг в очень длинном процессе. Но, что очень важно, декриминализация помогает ЛГБТ-людям избежать несправедливых судов, тюремных сроков в жестоких, бесчеловечных и унизительных условиях содержания».

В 2016 году в соцсетях появился видеоролик, на котором сотрудник милиции во время задержания на частной квартире мужчины в женском белье бьет его ногой по голове. Это видео привлекло внимание местных СМИ, и через некоторое время сотрудники, участвовавшие в задержании, были разжалованы и уволены. Никаких официальных заявлений со стороны МВД по этому случаю не последовало.

Саморегулирующееся общество

Представители ЛГБТ сталкиваются с преследованием не только со стороны государственных структур, но и со стороны рядовых граждан. В апреле этого года в Самаркандской области четверо напали на мужчину, который пришел на встречу с парнем после переписки в «Одноклассниках». Гомосексуала отвезли к каналу Даргом, раздели догола и избили. При этом процесс избиения преступники снимали на камеру. Мужчине пытались связать руки и ноги, но он прыгнул в воду и так смог спастись от нападавших.

Неприятие гомосексуалов настолько сильно в обществе, что люди не только боятся говорить о своей ориентации, но даже на условиях анонимности не хотят рассказывать о проявлениях жестокости по отношению к ним. Мы столкнулись с этим, когда готовили статью: четверо из пяти геев в Узбекистане, с которыми мы говорили, не желают делиться тем, через что им пришлось пройти.

Охотнее всех соглашались те, кто не сталкивался с травлей. Например Антон (имя изменено). Ему 25 лет, он фотограф. Живет в Ташкенте с родителями. Все друзья знают о его ориентации. Официального признания перед своими родными Антон не делал. По его словам, он пока не готов, но уверен, что родители и так все понимают, хоть никогда и не спрашивали его об этом. Им намного важнее, чтобы сын был счастлив, эмоционально здоров и занимался тем, что любит.

«Вас уже никто не будет бить за то, что вы гей. Или как-то издеваться над вами, шантажировать. Большинство людей относятся к этому лояльно. У нас не проводят гей-парады, звезды не делают камин-ауты. Обычная, нормальная жизнь. Я никогда не чувствовал себя ущемленным, никогда не чувствовал, что меня преследуют из-за того, что я гей, никогда не чувствовал, что мои друзья не общаются со мной из-за этого», – рассказывает парень.

Однако жизнь Антона все же скорее счастливое исключение, чем показатель позитивной тенденции. Популярный в Узбекистане телеграм-канал TashGangs с аудиторией в 150 тыс. человек регулярно публикует видео самосудов над ЛГБТ, интернет-мемы, утверждающие, что люди с гомосексуальной ориентацией не заслуживают жизни и что их необходимо «прикончить», а также персональные данные некоторых ЛГБТ-лиц с призывами найти их и наказать – причем за это предлагается крупное вознаграждение. Недавно канал проводил опрос о том, как их подписчики относятся к геям. Около 90% высказались резко отрицательно.

Интересно, что женщины не попадают под действие 120-й статьи, даже если против них есть неоспоримые доказательства. Тем не менее органы власти все же используют ее и для шантажа лесбиянок.

Так произошло с Файз (имя изменено). Ей 22 года. У задержавшего ее полицейского было фото и видео, запечатлевшие Файз с девушкой. Полицейский задержал ее и в участке начал вымогать деньги. Спастись ей, по ее словам, удалось чудом. Подробности предпочитает не раскрывать.

Несмотря на то что Файз выросла в религиозной семье, она уже несколько раз пыталась покончить с собой. Родители не знают о ее ориентации и пытаются выдать замуж. Но, по мнению ЛГБТ-девушки, «лучше так, чем жить с мужчиной». Изначально ее интересовали и мальчики, и девочки. Но со временем она поняла, что мужской пол вызывает у нее только страх, а после – неприязнь. Отец регулярно избивал мать – возможно, это повлияло на такое эмоциональное восприятие мужчин.

Файз говорит, что знает, что законы Шариата запрещают однополые отношения, но, по ее мнению, судить за это могут только высшие силы, но никак не люди, которые нарушают еще более важные религиозные предписания.

«Мне кажется, у девушек все немного проще, по крайней мере, из своих знакомых не встречала тех, кому угрожало общество, что не скажешь о парнях. Иногда мне кажется, что это связано с больной фантазией людей: видимо, д****ть на лесбиянок одно удовольствие, а геи – это «угроза для общества», – говорит она.

В 2017 году в соцсетях распространилось видео избиения и унижения студента Ферганского политехнического института. В приложении для знакомств он договорился о встрече с парнем, однако на месте его встретили пятеро мужчин, которые его избили, принудили раздеться догола и, объявив, что он позорит земляков, угрозами заставили сесть на стеклянную бутылку из-под пива.

Похожей пытке узбекские гомофобы подвергли соотечественника в Новосибирске в 2013 году. Под дулом пистолета они заставили пойманного студента признаться в гомосексуальности и сесть на бутылку.

С нападениями, дискриминацией и задержаниями в Узбекистане сталкиваются и трансгендерные люди. В 2016 году стало известно о мужчине, который смог легально совершить трансгендерный переход (процесс, который позволяет приблизить внутреннее ощущение пола к внешнему; может включать смену документов, изменения во внешности и одежде и ряд медицинских процедур по коррекции внешних половых признаков). Однако чаще, чтобы совершить переход или избежать постоянных нападок, трансгендерные люди уезжают за границу.

В 2018 году трансгендерная женщина из Узбекистана попросила убежища в Белоруссии. По ее словам, уехать она решила после того, как во время одного из задержаний ее изнасиловал милиционер. Многие трансгендерные узбекистанцы уезжают в Россию, где также сталкиваются с насилием и дискриминацией. Часто для того, чтобы заработать деньги на переход, они вынуждены заниматься проституцией.

Больше, чем геи и трансгендеры, в Узбекистане страдают только ВИЧ-положительные геи. Об этом нам рассказал Игорь (имя изменено), бывший ташкентский социальный работник, находящийся сейчас в бегах из-за поступающих в его адрес угроз.

Несколько лет назад Игорь узнал, что заразился. Он долго не осознавал своей ориентации. Первый опыт случился только в 25. И очень скоро молодой, занимающийся спортом парень начал постоянно ощущать слабость и часто болеть. Когда решился сдать анализы на ВИЧ, обратился в Кабинет доверия в поликлинике в одном из городов Узбекистана. Первичный тест всегда делается анонимно. Ему перезвонили через несколько дней и сказали на этот раз прийти с паспортом. Если первичный тест показал положительный результат, проводят повторные анализы, но уже не анонимно — и при подтверждении человека ставят на учет. Звонок и вызов с паспортом — верный признак, что статус положительный.

С этого момента каждый становится сам за себя, и даже врачи не скрывают своей неприязни к таким больным. Игорь проплакал всю ночь. Наутро ему позвонила медсестра из Кабинета доверия и пригрозила разыскать его и вызвать полицию, если он не явится. Игорь говорит, что очень рассердился. Он уверен, что если бы на его месте был кто-то менее сильный духом, то после такого разговора с медработником, который должен был успокоить и поддержать, покончил бы жизнь самоубийством — и такие случаи были. Потому что хуже клейма, чем ВИЧ-инфицированный, нет, особенно в тесном кругу махалли. «Мало кто останется в хороших отношениях со своей семьей после этого», — говорит парень.

ВИЧ-положительные практически перестают считаться людьми: «У человека с ВИЧ-положительным статусом было ножевое ранение, и он истекал кровью, но приехавшие медики не подошли к нему, чтобы помочь. Он истекал кровью, его оставили умирать. Я знаю о таком случае», — говорит парень.

Когда Игорь лежал в больнице, он познакомился с социальным работником, и тот пригласил его попробовать эту сферу деятельности. Игорь согласился: он хотел понять, с чем ему самому теперь придется жить. А в итоге понял, что нашел свое место: «Когда ты находишься на той же стороне, что и люди, с которыми работаешь, ты хочешь помочь им еще больше».

Игорь перестал с кем-либо встречаться еще до того, как узнал о своем статусе: из-за подставных лиц и на фоне 120 статьи он опасался за собственную безопасность, — но он зарегистрировался на сайте знакомств для геев, чтобы попытаться рассказывать тем, с кем вступал в переписку, какие меры предосторожности соблюдать, чтобы не заразиться, на что обратить внимание и т.д. Через какое-то время с незнакомых номеров Игорю начали поступать угрозы о расправе. В квартиру, в которой он раньше жил, пришли незнакомые люди, показывали новым жильцам его фотографию и спрашивали о местонахождении.

Игорь был вынужден обратиться за помощью. Сейчас он скрывается. Игорь не может ни открыто общаться с людьми, которые ему дороги, ни работать на официальной работе из-за слабого здоровья, ни помогать людям с ВИЧ-статусом. Он вынужден перебиваться случайными заработками и искать пути переезда за границу.

Разрешено государством

Гомофобная ситуация в республике подкрепляется официальной позицией, которая расценивает ЛГБТ как нечто «неестественное» и «развратное» с точки зрения культурных традиций и общественных норм, «опасное» для общества. Из всех стран постсоветского пространства только в Узбекистане и Туркмении действует уголовная статья за однополые отношения.

Международные правозащитные организации регулярно призывают власти Узбекистана соблюдать права ЛГБТ и отменить 120-ю статью, однако узбекские чиновники, как правило, игнорируют эти призывы. В 2013 году в Женеве в ответ на рекомендации Комитета по правам человека ООН отменить статью «Мужеложство» один из участников делегации Узбекистана, замглавы МВД республики Абдукарим Шодиев заявил: «Существующий закон отражает тысячелетнее развитие Узбекистана. В данном случае мы уважаем позицию мусульманских стран».

Первый президент Узбекистана Ислам Каримов открыто высказывался против гомосексуальных людей. Он заявлял, что гомосексуальность отвратительна для узбеков, а также называл геев и лесбиянок мерзким явлением западной культуры и психически нездоровыми людьми.

Нынешний руководитель республики Шавкат Мирзиёев публично ни разу не комментировал эту тему, однако власти все также отклоняют и игнорируют рекомендации ООН и правозащитников в сфере защиты прав ЛГБТ-людей и не предпринимают никаких действий для преодоления существующей дискриминации.

Более того, как стало известно «Фергане» от источника среди ЛГБТ-активистов, после заявления Салимова в Ташкенте задержали более десяти человек. Правительство не только не прислушалось к просьбе убрать статью, но и начало закручивать гайки.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/110271/

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

03.09.2019 16:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

 Дастан Далабайевич Бекешев

Бекешев Дастан Далабайевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
460$

ежемесячная зарплата главы таможни Кыргызтана в 2016 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31