90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Налог на майнинг криптовалюты в Кыргызстане: противоречивые расклады для туманного будущего

17.09.2019 15:30

Экономика

Налог на майнинг криптовалюты в Кыргызстане: противоречивые расклады для туманного будущего

Правительство Кыргызстана предложило схему налогообложения для майнинга криптовалют. Если их примут, то добыча виртуальных денег в стране обретет правовой статус. Однако предлагаемая налоговая ставка, как считают эксперты, может отпугнуть майнеров. - сообщает Cabar.asia

Появление подобного законопроекта еще в конце июля анонсировал заместитель министра экономики Кыргызстана Дастан Кадыров. Тогда чиновник заявлял журналистам, что ведомство готовит поправки, согласно которым налог для майнеров будет начисляться в размере 20% стоимости от потребленной энергии.

В опубликованном в конце августа на официальном сайте правительства документе обозначена более низкая налоговая ставка в 15%. Но как говорят специалисты, это все равно слишком внушительное фискальное бремя для майнеров, поскольку их доход крайне нестабилен. 

Справка-обоснование к законопроекту поясняет, что он разработан для внедрения в республике налогообложения майнинга криптовалют. Это позволит увеличить доходы государственного бюджета и будет способствовать принципу справедливости всеобщего налогообложения в Кыргызстане независимо от вида осуществляемой деятельности.

Статус не определен

О необходимости ввести налог для такой сферы деятельности, как майнинг криптовалют, в Кыргызстане всерьез заговорили вскоре после того, как в середине июля этого года Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями публично отчиталась о раскрытии «преступления века».

Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП) обнаружили крупную майнинг-ферму, которую организовали граждане Китая и Кыргызстана. Они зарегистрировали два ОсОО в Первомайском районе Бишкека. Официально первая компания числилась как компьютерная лаборатория по изучению, разработке и выпуску программного обеспечения. Хотя на самом деле ничего не производила и не платила налогов.

Второе ОсОО работало как перепродавец электроэнергии. Ущерб от ее деятельности оценили в миллионы сомов. ОсОО покупало электричество у ОАО «Национальная электрическая сеть Кыргызстана» и ОАО «Электрические станции» и перепродавало майнинг-ферме – в первую компанию.

Финполовцы установили, что за 2018 год компания от своих посреднических услуг получила прибыль в 21 миллион сомов (300,6 тыс. долларов США), но налогов с этой суммы не платило. ГСБЭП остановила деятельность бишкекской майнинг-фермы, заявив о незаконности подобного бизнеса, и предъявила компании несколько обвинений, включая «Уклонение от уплаты налогов с организаций» и «Уклонение от уплаты таможенных платежей».

Эта история выявила множество проблем, существующих в сфере добычи криптовалют в Кыргызстане. И, главная из них, как оказалось – это отсутствие какого-либо правового статуса у этого вида предпринимательской деятельности.

Компании, занимающиеся добычей криптовалюты, не разрешены и не запрещены: майнинг–ферм вообще не существует в законодательном поле республики. Это, помимо прочего, означает, что владельцы таких предприятий не могут отстаивать свои интересы в суде, если считают, что санкции против них неправомерны.   

Все посчитали

Сейчас Минэкономики предлагает ввести в законодательство термины «криптовалюта», «майнинг криптовалюты», «хеширование». И, самое главное, дополнить раздел Налогового кодекса «Специальные налоговые режимы Налогового кодекса КР» главой 60 «Налог на майнинг криптовалюты». Разработчики законопроекта определили налогооблагаемую базу налога на майнинг в виде расходов налогоплательщика по оплате электроэнергии, потребленной при добыче криптовалюты, включая НДС и налог с продаж.

Авторы документа отмечают, что существует, как минимум, два варианта налогообложения майнинга криптовалюты. В первом налог рассчитывается в зависимости от доходов майнеров. Второй предполагает налогообложение на объем расходов на добычу виртуальных денег.

Как говорится в справке-обосновании, от первого подхода разработчики отказались по причине «невозможности контролировать возникновение дохода от осуществления данного вида деятельности». Второй способ налогообложения Минэкономики считает наиболее оптимальным, поскольку существует реальная возможность контролировать потребление электроэнергии майнинг-фермами.

В связи с этим создатели законопроекта предложили установить налог для майнеров со ставкой 15% от размера затрат на электроэнергию. Это, говорят они, позволит увеличить поступления в бюджет на 346,8 млн сомов (4,96 млн долларов США) ежегодно.

В документе приводятся подробные расчеты, которые, как считают авторы документа, должны помочь понять, откуда взялась эта цифра.

В Минэкономики подсчитали возможные доходы кыргызских майнеров и пришли к выводу, что они могут достигать 436 тыс. долларов США или 30,4 млн сомов в сутки. В месяц это 13,08 млн долларов США или 913 млн сомов (по курсу 69,8 сомов/1 доллар США).

Для получения такого дохода необходимо потребить электроэнергию на 228 млн сомов (3,26 млн долларов США) в месяц. Эта сумма получена в результате следующих вычислений:

1,32 кВт * 24 часа * 30 дней * 80 000 устройств = 76,0 мВт;

Плюс вентиляция 20%:

76,0 мВт * 1,2 = 91,2 мВт;

При тарифе 2,5 сома за 1 кВт затраты на потребляемую электроэнергию составляют:

91,2 мВт * 1 000 000 * 2,5 сома = 228 млн сомов.

Однако экспертов смущает подсчитанная сумма прибыли майнеров. Программист и специалист по криптовалютам Даниил Вартанов отмечает, что крайне сложно предсказать будет ли она вообще и в каких объемах.

«Оценка может быть только очень приблизительной, потому что прибыль майнеров меняется ежедневно и ежечасно из-за колебаний разных параметров», – говорит Вартанов.

Также в эти расчеты включены так называемые предварительные данные о количестве работающих в Кыргызстане устройств для майнинга. Таковых, по мнению авторов документа, 80 тысяч. Откуда взялись такие сведения, не объясняется.

«Совершенно непонятно, как производились эти подсчеты. Чтобы получить какую-то более-менее правдоподобную картину, нужно было бы буквально обойти все майнинг-фермы в стране и пересчитать работающие устройства», – удивляется независимый IT-эксперт Азис Абакиров.

Вызывает сомнения и еще один параметр, приведенный в расчетах Министерства экономики. Вычисления производятся на основе интернет-сведений о технических параметрах одного вида оборудования для майнинга криптовалют – «ASIC-майнера S9i». Хотя, как утверждают эксперты, подобных устройств существует множество, и все они отличаются своими характеристиками.

Как у других?

Эксперты IT-сферы задаются вопросом, почему выбран именно такой механизм налогообложения. Очевидно, что государственные органы хотят получить контроль над фондами, которые до сих пор оставались бесконтрольными. Однако вряд ли можно считать продуктивным подход, при котором фискальные обязательства у добытчиков криптовалют будут возникать вне зависимости от того, заработали они или нет. 

«Майнинг – это просто энергоёмкое производство. В этом смысле ничем не отличающееся от, например, электрометаллургии или data-центров. Почему отдельный вид промышленного производства решили обложить дополнительным налогом, непонятно. Можно пофантазировать, что это убьёт весь легальный майнинг и позволит нечистым на руку сотрудникам налоговой “доить” те майнинг-фермы, которым позволят работать нелегально», –  считает Даниил Вартанов.

В разных странах мира используется разный подход к налогообложению майнинг-сферы. Где-то майнеры платят подоходный налог на криптовалюту, где-то – налог на прирост капитала криптовалюты.

Некоторые страны используют смешанный налоговый подход к этому виду деятельности. В Сингапуре, например, налогом на прибыль облагается только торговля цифровыми валютами. И то, если она не представляет собой долгосрочные инвестиции.  В Швеции майнинг-промышленность облагается налогом либо как доход от трудоустройства, либо как доход от коммерческой деятельности.

Принято считать, что наиболее комфортно майнерам живется в Китае.

«Если говорить об условиях, созданных для развития майнинга, то в этом смысле есть Китай и весь остальной мир. Поднебесная в этом отношении настолько впереди, что остальные еле различимы на ее фоне: много дешёвого электричества и множество заводов майнингового оборудования», – поясняет Вартанов.

В Китае на сегодня, действительно, размещается большая часть майнинговых мощностей. Огромное число ферм сосредоточено в юго-восточных районах страны, богатых на гидроэнергоресурсы.

Однако в последние два года власти Поднебесной стали закручивать гайки майнерам. В начале 2018 года выражалась обеспокоенность тем, что добытчики криптовалюты якобы вредят окружающей среде и нарушают налоговое законодательство. А весной 2019 года Национальная комиссия по вопросам развития и реформ Китая (NDRC) обнародовала законопроект, в котором назвала майнинг криптовалют «нежелательной отраслью» и предложила его запретить.

Что касается подхода к правовому регулированию криптовалютных отношений в КНР, то он все еще не выработан. Криптовалюта рассматривается регулятором в качестве товара, а криптовалютные биржи (и другие веб-сайты, связанные с цифровой валютой) должны быть зарегистрированы в Телекоммуникационном бюро. Налогообложение осуществляется в соответствии со стандартными для товаров правилами: операции с криптовалютой облагаются налогом на прибыль, подоходным налогом и налогом на прирост капитала, а ее продажа может облагаться налогом на добавленную стоимость.

Откуда взялся кыргызский вариант налогообложения майнинга сказать трудно – в справке-обосновании нет отсылок на международный опыт. Эксперты также затрудняются назвать страны, в которых налоговая ставка для майнеров формируется по такой схеме.

Есть предположения, что идея возникла на фоне российских попыток ввести что-то вроде налога за сверхпотребление электричества. В начале 2019 года подобные изменения предлагались в РФ, чтобы заставить, в том числе и майнеров, платить за электричество по «экономически обоснованному тарифу», то есть завышенной цене. Рассмотрение законопроекта о повышении цен на электроэнергию было отложено на неопределенный срок. 

За и против

Впрочем, не все считают подход Кыргызстана к налогообложению майнинга неудачным. 

«Зачем вводить какой-то особенный тариф на электроэнергию для майнеров? Речь ведь идет о налоговом регулировании, а не об увеличении доходов энергокомпаний.  Другое дело, должна ли ставка быть 15% или меньше. В остальном, считаю, предлагаемый механизм налоговых отчислений простым и понятным как для бизнеса, так и для государства», – делится мнением директор Парка высоких технологий (ПВТ) Алтынбек Исмаилов.

По его словам, обсуждаемый законопроект – это большой шаг вперед для Кыргызстана, который поможет вывести этот сектор из тени. 

«Наконец-то будут определены правила игры для потенциальных бизнесменов, для инвесторов, которые хотят работать именно в этом секторе. Думаю, что компаний, решивших легализоваться, показать свои мощности, станет больше», – убежден Исмаилов.

Впрочем, этот оптимизм разделяют далеко не все. Азис Абакиров считает, что майнинг и криптовалюты открывают для страны новое перспективное направление и необходимо лишь установить справедливые правила игры.

«Продажа электроэнергии майнерам – это как раз и есть тот самый экспорт электроэнергии, о котором всегда мечтал Кыргызстан. На мой взгляд, вполне достаточно было установить справедливый тариф и зарабатывать на продаже электричества», – говорит Абакиров.

Однако он отмечает, что налоговая ставка в 15%, которую предлагает Минэкономики, может показаться предпринимателям чересчур высокой и скорее всего, они будут уходить в те страны, где ситуация более либеральная. Аналогичного мнения придерживается и Даниил Вартанов, который считает, что если поправки будут приняты в существующем виде, то перспективы развития майнинга в Кыргызстане станут очень туманными.

«У майнеров в любом случае есть очень светлое будущее во всём мире. Будет ли Кыргызстан иметь свою долю с этого общего пирога – большой вопрос», – констатирует он.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

17.09.2019 15:30

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
17,46 млн человек

составляет численность населения Казахстана

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31