90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Тернистый путь «туркменской демократии». Часть 2

29.11.2019 11:30

Политика

Тернистый путь «туркменской демократии». Часть 2

По действующей Конституции Туркменистана, Сердар Бердымухаммедов в настоящее время, будучи хякимом Ахалского велаята, находится дальше от президентского кресла, чем был, когда являлся депутатом Меджлиса.

Начало читать здесь 

За прошедшие с момента своего «воцарения» годы президент Курбанкули Бердымухаммедов трижды — в 2007, 2012 и 2017 годах — произносил присягу на верность Родине, народу и Конституции Туркменистана, трижды публично клялся соблюдать и защищать Основной закон и неоднократно нарушал свою клятву, скрепляя подписью все новые и новые изменения, гарантирующие ему и без того ничем не ограниченные полномочия главы тоталитарного государства.

Первый этап кардинального реформирования Конституции был завершен в 2008 году принятием серьезных поправок к тексту Основного закона. Этому предшествовал ряд «подготовительных мероприятий», имевших целью еще прочнее укрепить позиции нового «народного избранника», чтобы ни у кого не осталось ни малейшего сомнения в том, что он пришел к власти не в результате госпереворота, а вполне законно, в соответствии с Конституцией. Просто Конституция немножко «опоздала», и власть пришла к Бердымухаммедову раньше, чем он получил на нее законное право. Но кто же будет в этом разбираться!

30 марта 2007 года состоялось ХХ заседание Халк Маслахаты, на котором председателем избрали 49-летнего президента. И только после этого делегаты внесли изменение в Конституционный закон «О Халк Маслахаты Туркменистана», касающееся возрастных ограничений для председателя: нижний порог — 40 лет, а не 55 лет, как было прописано в ниязовском 2003 года Конституционном законе «О Халк Маслахаты Туркменистана». Закон снова «отстал» от жизни.

Вслед за избранием Бердымухаммедова председателем Халк Маслахаты, 30 апреля 2007 года председатель Меджлиса Акджа Нурбердыева подписывает постановление о присвоении ему воинского звания генерала армии. В августе 2007 года Бердымухаммедов избирается председателем единственной в Туркменистане Демократической партии и занимает этот пост по август 2013 года. «Президент страны не должен быть членом какой–либо партии, чтобы в условиях многопартийности не создавать преимуществ той партии, в которой он состоит», — заявил Бердымухамедов, покидая пост председателя ДПТ. «Многопартийность» на тот момент была представлена, кроме Демпартии, Партией промышленников и предпринимателей.

«Happy birthday, Mr President»

Так, в каждодневных будничных заботах незаметно подошло время праздника. Это позже в день его рождения будут петь Дженнифер Лопес и Филипп Киркоров. Пока, даже несмотря на круглую дату, все более-менее скоромно. 28 июня 2007 года в Ашхабаде состоялась презентация книги «Избран и уполномочен народом» — первой книги о новом президенте, приуроченной к его 50-летию. Также выходит в свет официальная биография Бердымухаммедова, содержащая архивные материалы, газетные и журнальные публикации, фотографии, а также (за временным отсутствием других «научных» работ) перечень его статей, рефератов и рационализаторских предложений в области стоматологии. Книга открывалась статьей «Преданный соратник великого Сердара, активный продолжатель его дел».

Сам именинник ознаменовал свое 50-летие подписанием первого в истории Туркменистана Закона «О президенте Туркменистана», определяющего правовые, экономические, организационные и иные основы деятельности президента, а также обеспечивающего гарантии президенту, прекратившему исполнение своих полномочий (ну, так, на всякий пожарный).

В соответствии с новым законом, президент становился Верховным главнокомандующим Вооруженными силами, председателем Госсовета безопасности, получал полномочия единолично формировать состав Кабинета министров и возглавлять его, назначать на должность и освобождает от должности председателя Верховного суда, генерального прокурора, министра внутренних дел и министра справедливости, назначать и освобождать от должности всех судей и прокуроров страны. Ему предоставлялось право роспуска Меджлиса.

Вроде бы, все бразды правления удалось сконцентрировать в одних руках, однако…

Неожиданным препятствием на пути к полному единовластию стал Халк Маслахаты, обладающий полномочиями в случае нарушения президентом Конституции и законов Туркменистана выразить ему недоверие и вынести вопрос о его смещении, а экс-президента — лишить неприкосновенности, гарантирующей ему, в том числе, защиту от уголовной и административной ответственности.

Кто может поручиться, что среди 2,5 тысяч делегатов не найдутся отщепенцы, которые захотят поквитаться с председателем? Возьмут да и докажут, что Конституцию он нарушал и даже не единожды! (А ведь так оно и было!) Сначала сместят с должности, а потом припомнят старые «грешки», лишат гарантий — да под суд! И хотя слово «импичмент» еще не вошло в туркменский политический лексикон, что это такое, Бердымухаммедову, вероятно, было хорошо известно.

Нет, так дело не пойдет, с этим Народным советом, пока не поздно, надо кончать! Но кончать надо «по закону», а это значит, в рамках конституционной реформы. Так или иначе рассуждал президент, но работа по реформированию Основного закона началась.

Выступая на заседаниях комиссии, которая была создана для подготовки проекта новой Конституции, президент выдвигал все новые и новые инициативы. И хотя, по его же собственным словам, первая Конституция независимого Туркменистана 1992 года с изменениями, внесенными в 1995, 1999 и 2003 годах, «вобрала в себя ключевые принципы государственного строительства, гармонично сочетающие в себе лучшие национальные традиции и мировой демократический опыт», было очевидно, что настроен он был решительно. На одном из заседаний он заявил, что некоторые ее статьи и положения «устарели, отстали от жизни и даже стали тормозом в нашем движении вперед», подразумевая, в том числе, и пресловутый Халк Маслахаты. Но с ним более-менее все было ясно: он должен был кануть в небытие. Пришел черед решать будущее Меджлиса.

Намеки, сделанные Бердымухаммедовым на заседании Конституционной комиссии 22 мая 2008 года относительно повышения роли Меджлиса, могли кому-то показаться тенденцией к смене формы правления в Туркменистане — с президентской на парламентско-президентскую. Однако, говорить об этом было еще рано. К кардинальному решению вопроса об изменении структуры высшего законодательного органа Бердымухаммедов, как мы видим теперь, подошел лишь 12 лет спустя, в сентябре 2019 года.

Тем не менее, выступая тогда перед членами Конституционной комиссии, он не только предложил в два раза — с 65 до 125 — увеличить численность депутатского корпуса и активизировать его деятельность в целом, но и произвел настоящий фурор, заявив, что «у Меджлиса должно быть право отлагательного вето на ратификацию межгосударственных договоров и актов, подписанных президентом Туркменистана». Представляете себе реакцию депутатов! Выступать за отмену подписанных президентом документов — осмелиться на это мог только депутат-самоубийца!

В ходе обсуждения проекта новой Конституции также впервые заговорили о целесообразности введения 7-летнего президентского цикла. Идея была выдвинута, как водится, на основе «многочисленных пожеланий граждан», якобы озабоченных тем, что за 5 лет президент не успеет реализовать «коренные долгосрочные реформы». Однако это «пожелание» не было учтено в шестой по счету редакции Основного закона Туркменистана и стало реальностью, лишь спустя 8 лет, в 2016 году, в седьмой его редакции.

26 сентября 2008 года в Ашхабаде в последний раз собрались делегаты Халк Маслахаты, чтобы своим решением одобрить проект новой Конституции Туркменистана и заявить о своем самороспуске. Убедили или нет аудиторию слова Бердымухаммедов о том, что Народный совет «полностью выполнил свою миссию в духовном и экономическом возрождении страны, становлении национальной государственности», и «сегодня целесообразно отказаться от этого органа на уровне государства», а именно освободить его от функции принятия законов и права законодательной инициативы, лишить статуса постоянно действующего органа и распустить «народный представителей», а законодательные и прочие государственно важные функции передать в ведение Меджлиса, «как принято в цивилизованных странах», но возражать никто не стал.

«Любимое детище Туркменбаши», этот «высший представительный орган» страны, верой и правдой служивший ему в утверждении тоталитарного режима, постепенно, в течение 16 лет своего существования обраставший все новыми и новыми полномочиями, по какой-то причине стал помехой на пути Бердымухаммедова. Единогласно приняв «под занавес» новую Конституцию, делегаты внеочередного XXI заседания Народного Совет так же единогласно объявили о своем самороспуске. В соответствии с новой Конституцией, его полномочия были поделены между президентом и парламентом страны.

Хрен редьки не слаще

Раздел новой редакции Основного закона о правах и свободах граждан представлял собой традиционный набор: свобода передвижения, создания партий, свобода собраний, митингов и демонстраций, право на бесплатное образование и здравоохранение и пр., и пр. Зато в нем есть ряд принципиальных новшеств относительно полномочий главы государства и его взаимоотношений с другими государственными органами. Изменена статья о кандидате на пост президента Туркменистана. Он не обязательно должен быть «из числа туркмен», как в редакции 2006 года, зато проживать в Туркменистане ему следует не 10 лет, как раньше, а 15. Вопросы, связанные с невозможностью исполнения президентом своих обязанностей в связи с болезнью, а также в случае нарушения им Конституции и законов решает уже не Халк Маслахаты, а Меджлис.

В последнем случае вопрос о смещении президента с должности выносится на всенародный референдум, также назначаемый Меджлисом. Новая редакция Конституции подтверждает право Госсовета безопасности возлагать временное исполнение обязанностей президента на одного из вице-премьеров, однако отменяет право ВрИО баллотироваться на пост президента. Также в новой Конституции несколько расширены полномочия Меджлиса, в частности, он назначает выборы президента, решает вопросы изменения Государственной границы и административно-территориального деления Туркменистана, рассматривает вопросы мира и безопасности, ратифицирует и денонсирует международные договоры. Число депутатов Меджлиса увеличено до 125 человек.

Конституционная реформа 2008 года была проведена практически одновременно с выдвижением в качестве нового идеологического кредо концепции Великого Возрождения как «глубинного переустройства всего народнохозяйственного комплекса, его структурных элементов, которое выведет страну на уровень развитых государств мира и обеспечит народу достойную жизнь» с его главным лозунгом «Государство для человека».

Президент заявил о своей приверженности «защите прав и свобод человека, обеспечению равенства и исполнению законов всеми гражданами страны, построение высокоразвитого общества»: «Это важнейшее событие имеет непреходящее значение для будущего Отчизны, счастья, благополучия и процветания туркменского народа. Олицетворяя священные для каждого туркменистанца понятия — независимость, нейтралитет, единство и сплоченность нации, Основной Закон страны вобрал в себя фундаментальные общечеловеческие ценности, которые сопрягаются с национальными особенностями, традициями туркменского народа, его политическим и социальным опытом. Выступая оплотом национальной правовой системы, гарантом верховенства закона, прав и свобод граждан, утверждая принципы истинного народовластия, приоритет личности, приоритет человека как главной ценности государства, Конституция эпохи великого Возрождения призвана стать тем мощным консолидирующим фактором, который обеспечит стремительное восхождение Туркменистана к вершинам прогресса, гуманизма и созидания».

Нет предела совершенству!

В последующие 8 лет стало ясно, что в Основной закон необходимо внести новую порцию «демократических» правил, «соответствующих общепризнанными нормами международного права» и идеологии «человека как наивысшей ценности общества и государства».

Внесенные изменения касались норм об обеспечении условий для развития гражданского общества, политического многообразия и многопартийности, более развернуто говорилось о правах каждого человека на защиту чести и достоинства, на свободу и личную неприкосновенность, на семейную тайну, на свободу мысли и выражение своего мнения, подчеркивалась недопустимость принудительного труда и пр. Поправки были внесены в седьмую по счету редакцию Конституции скорее для украшения внешнего фасада экономически нестабильного государства. Однако и его фундамент, хотя и считался достаточно надежным, так же требовал внимания.

Бердымухаммедов — на пороге своего 60-летия. Он готовится к новым выборам, которые назначены на февраль 2017 года. Победа, в которой он (да и никто вообще!) не сомневается, позволит ему по-прежнему безраздельно править страной. Кстати, пришло время уважить просьбу сограждан и согласиться на увеличение президентского срока с 5 до 7 лет. Соответствующая поправка была внесена, и в сентябре 2016 года вновь обновленная Конституция вступила в силу. Заодно в ней был ликвидирован верхний предел возраста кандидата в президенты (в редакции 2008 года он составлял 70 лет). Все это дало повод некоторым аналитикам считать, что таким образом Бердымухаммедов якобы обеспечил себе возможность исполнять президентские функции без ограничения срока, то есть, стать вторым «пожизненным» президентом Туркменистана.

Неожиданно для многих, спустя год после принятия этой новой Конституции и полгода — после победы на своих третьих по счету президентских выборах, Бердымухаммедов, выступая с речью на заседании Совета старейшин, предложил повысить роль этого Совета, изменить его правовой статус, провести структурное преобразование и переименовать его… в Халк Маслахаты Туркменистана.

9 октября 2017 года был принят и вступил в силу Конституционный закон «О Халк Маслахаты Туркменистана», в преамбуле которого говорилось: «Всесторонне учитывая опыт туркменского народа в области государственного строительства, накопленный им за многовековую историю, исходя из таких благородных традиций предков, как проведение всенародных собраний, на которых полномочными представителями общин решались наиболее значимые политические, экономические, военные вопросы, и придерживаясь общепризнанных демократических принципов, а также в целях обеспечения участия широких слоёв населения в принятии наиболее важных общественно-политических решений, принимается настоящий Конституционный закон о высшем представительном органе народной власти - Халк Маслахаты Туркменистана».

Помимо президента, председателя и депутатов Меджлиса, членов Кабинета министров, секретаря Госсовета безопасности, председателя Верховного суда, генерального прокурора, региональных руководителей и председателей местных народных советов, уполномоченного по правам человека, руководителей партий и общественных объединений, в него вошли «представители общественности, избираемые тайным голосованием на заседаниях халк маслахаты велаятов и города Ашхабада, количество которых определяется пропорционально численности населения соответствующих административно-территориальных единиц».

Как и прежде, заседания этого нового Халк Маслахаты должны собираться не реже одного раза в год, между заседаниями работой Халк Маслахаты (и это то новое, на что следует обратить внимание) реководит Президиум Халк Маслахаты, в который входят председатель Халк Маслахаты и его заместитель, председатель Меджлиса, председатель Верховного суда, секретарь Госсовета безопасности и председатели халк маслахаты велаятов и города Ашхабада.

В то же самое время нельзя не подчеркнуть, что редакция Конституции 2016 года возвращала председателю Меджлиса право в случае, если действующий президент по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности, осуществлять президентские полномочия впредь до избрания нового президента. Исполняющий обязанности президента лишался права выдвигаться кандидатом на пост президента, а изменения в Конституцию не должны будут вноситься впредь до выборов нового президента.

То есть, были учтены и исключены те «лазейки», которые позволили Бердымухаммедову в 2006 году захватить власть, а это, на мой взгляд, свидетельствовало о том, что он, с одной стороны, опасался возможной конкуренции на выборах (хотя, откуда бы ей взяться?!), а с другой — не исключал в обозримом будущем вариант мирного перехода власти, предоставляя своему возможному наследнику гарантии от попыток нового госпереворота.

Во имя отца и сына

Вопрос о том, кто может стать этим «наследником», на сегодняшний день большинством аналитиков решается однозначно: конечно же Сердар Бердымухаммедов! Для кого же, как ни для него в марте 2016 года был денонсирован закон от 12 июня 1997 года «О службе в Аппарате государственных органов», который запрещал принятие на службу в госаппарат лиц, состоящих «в близком родстве или свойстве (родители, супруги, братья, сестры, сыновья, дочери, а также родители, братья, сестры и дети супругов) со служащим государственного аппарата, если их совместная служба связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому». Ниязовский закон утратил силу в связи с принятием нового закона «О государственной службе».

Разумеется, у Сердара большой набор преимуществ: кроме того, что он как-никак сын своего отца, он в неполные 40 лет уже «опробован» на разных уровнях и в разных областях. Выпускник сельхозуниверситета, он изучал проблемы международных отношений и международной безопасности, служил на дипломатичеком поприще, в системе ТЭК, прошел курс законотворческой деятельности в Меджлисе, защитил две диссертации на звания кандидата и доктора технических наук, теперь осваивает вопросы агропромышленного комплекса и возглавляет администрацию Ахалского велаята. Он имеет звание подполковника ВС Туркменистана, а также правительственные награды — орден и две медали.

Некоторое время назад, в бытность Сердара депутатом, наблюдателями даже рассматривался вопрос об избрании его председателем Меджлиса и в результате этого — относительно легкий вариант прихода к власти. Однако затем президент-отец неожиданно для многих «перебросил» сына на хозяйственную работу, сделав сначала заместителем, а через короткое время и «хозяином» Ахалского велаята, прекратив, таким образом, в соответствии с Конституцией, его депутатские полномочия: депутат Меджлиса не может одновременно занимать должность хякима. Следовательно, если ориентироваться на нынешнюю редакцию Основного закона, Сердар в настоящее время находится дальше от президентского кресла, чем был, когда являлся депутатом Меджлиса.

Теперь президент вновь задумал реформировать Конституцию. Выступая 25 сентября 2019 года на заседании «возрожденного» Халк Маслахаты, он заявил о том, что «продолжение конституционных реформ, начатых в 2008 и 2016 годах, диктует необходимость отражения в Конституции Туркменистана некоторых требований общественной жизни».

Общественная жизнь, по словам президента, требует, во-первых, модернизации законотворческой деятельности и проведения работ по совершенствованию правового статуса Халк Маслахаты Туркменистана, а во-вторых, перехода на двухпалатную систему путем присоединения Халк Маслахаты и Меджлиса Туркменистана «к системе органов, реализующих задачи представительной законодательной власти».

«Переход на качественно новую, двухпалатную систему даст возможность представлять интересы всех слоёв туркменского общества, создаст условия для осуществления контрольных функций в правоприменительной практике, придаст импульс установлению депутатами на местах более тесных контактов с избирателями, усилению контроля над исполнением законов и национальных программ», — сказал президент.

В тот же день им был подписан указ «О создании Конституционной комиссии по разработке и обобщению предложений в связи с внесением изменений и дополнений в Конституцию Туркменистана и утверждении ее состава». Председателем Конституционной комиссии назначен президент Курбанкули Бердымухаммедов, его заместителем — председатель Меджлиса Гульшат Мамедова. Перед Конституционной комиссией поставлена задача представить проект изменени и дополнений в Конституцию Туркменистана на рассмотрение Халк Маслахаты Туркменистана в 2020 году.

Что ж, похоже, все только начинается, и все самое интересное еще впереди!

(Окончание следует)

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.gundogar.org/?02190519027000000000000011000000

Показать все новости с: Гурбангулы Бердымухамедовым

29.11.2019 11:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Марат Абдыразакович Султанов

Султанов Марат Абдыразакович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
46

детей совершили самоубийство в Кыргызстане в 2012 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31