90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

“Eсли встречаться, то всем президентам…” Обзор российских СМИ за ноябрь 2019 года

05.12.2019 14:30

Обзор СМИ

“Eсли встречаться, то всем президентам…” Обзор российских СМИ за ноябрь 2019 года

Российские СМИ и эксперты в ноябре анализировали только что прошедший саммит-тире-консультативную встречу президентов стран Центральной Азии, указывая на непростые личностные отношения лидеров, а также на незаинтересованность “великих держав” в препятствовании региональному сотрудничеству. Другие интересные материалы рассказывают о практиках таджикского режима, бюрократическом противостоянии между «библиотекой» и администрацией президента в Казахстане, а также готовящейся к подписанию «дорожной карте» между Туркменистаном и ЕС.

Регион

Вторая консультативная встреча президентов стран Центральной Азии, которая состоялась в Ташкенте 29 ноября, стала темой материала «НГ» «Узбекистан собирается из конкурентов сделать партнеров», 19.11.2019. «Если встречаться, то всем президентам. В противном случае этот формат, если кто‑то из глав государств проигнорирует саммит, не будет дееспособным. Потому была поставлена цель: собираем всех президентов без исключений. Но именно здесь возникли определенные проблемы с лидерами, которые не были готовы встречаться друг с другом», – сказал «НГ» директор центра исследовательских инициатив «Ма’no» Бахитер Эргашев.

Материал рассказывает, что президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов не приехал на первый саммит в Астане из-за конфликта с таджикским коллегой Эмомали Рахмоном, который отказался от участия в проекте железной дороги Туркменистан – Афганистан – Таджикистан. Две страны договорились о ее строительстве и, туркмены, со своей стороны, проложили 273 км этой дороги.

«Душанбе после нормализации отношений с Ташкентом получил выход на узбекские железные дороги и льготный тариф, отказался строить свой участок дороги Туркменистан – Афганистан – Таджикистан. Бердымухамедов в отместку закрыл для Таджикистана транзит из Ирана», – пишет автор статьи Виктория Панфилова. – «Прорыв в отношениях соседей был сделан в Ашхабаде на полях саммита глав государств СНГ. Шавкат Мирзиёев примирил коллег и заручился их согласием приехать в конце ноября в Ташкент».

Поэтому региональные отношения еще пока далеко не доверительные. Бахтиер Эргашев отмечает в интервью, что «рост узбекско‑таджикской торговли за 2018 год составил 78%. Эти показатели были бы еще больше, если бы Душанбе не испугался узбекской экспансии и не ввел ограничения на целый ряд узбекских товаров. С Киргизией, напротив, есть подвижки по ряду направлений: автомобили, бытовая техника, мебель заходят на киргизский рынок».

Статья Андрея Казанцева и Айгуль Каженовой на портале ИАЦ МГУ также посвящена «новому этапу центральноазиатской интеграции», 3.12.2019. В статье, в частности, говорится о причинах неудачи первого этапа региональной интеграции. Авторы связывают их с ростом проблем безопасности и усилением влияния радикального исламизма в начале 2000х. Страны региона решили акцентировать больше внимания на целях военно-политического сотрудничества, как между странами региона, так и с внешними акторами.

«С целью активизации многостороннего сотрудничества в области обеспечения безопасности в регионе, выработки политики в борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом на очередном саммите в Ташкенте в 2001 г. было принято решение о преобразовании ЦАЭС в Организацию Центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС). Таким образом, экономический фокус внимания переместился на вопросы обеспечения стабильности и поддержания мира в регионе».

Авторы также подчеркивают, что «укрепление позиций самих центральноазиатских стран как по отдельности, так и в качестве «центральноазиатской пятерки» не наносит вреда ни одной из великих держав. Никому в мире не нужна кризисная ситуация в Центральной Азии (особенно в свете растущих проблем в соседнем Афганистане). Достигнуть стабилизации региона невозможно без налаживания сотрудничества между отдельными его государствами. Для России остается особенно важным сохранение здесь стабильности и безопасности, особенно в контексте масштабных потоков трудовых мигрантов и усиливающейся угрозы распространения религиозного экстремизма и терроризма».

Укрепление позиций центральноазиатских стран не наносит вреда ни одной из великих держав

По итогам президентской встрече в Ташкенте Евгения Ким в беседе с  профессором Казахстанско-Немецкого университета Рустамом Бурнашевым выясняла возможности тюркского союза в формате Центральной Азии («Эксперт назвал три причины, почему союз стран Туркестана невозможен», 29.11. 2019,). По мнению эксперта, «с политической точки зрения объединение на лингвистической почве весьма сомнительно. Можно создать нечто подобное Русскому миру и проводить программы по культурному взаимодействию без политики, и это было бы нормально.

Но если мы говорим о тюркском мире как о политическом объединении с попытками внедрения военного компонента сотрудничества — это очень странно. В формате Центральной Азии — нереально». Среди других аргументов «против» – наличие нетюркского Таджикистана, который не вписывается в «лингво-культурологическую часть интеграции» и «доминирующее влияние в этой структуре нерегионального актора — Турции». Встречу лидеров региона и ее цели Бурнашев охарактеризовал как: «Официальное обозначение мероприятия в формате консультационной встречи в Ташкенте и такой же встречи в Казахстане в 2018 году показательно.

Это декларация намерений и обозначение готовности видения стран Центральной Азии в региональном формате. И поэтому за рамки традиционных вопросов, которые обсуждаются уже лет 30, диалог не выходит. Остается надеется, что в дальнейшем уже на уровне правительств стран региона буду разработаны конкретные механизмы работы по выбранным направлениям».

Евгений Чернышев делится выводами издания “Демоскоп Weekly” касательно роста населения в регионе («Средняя Азия покрыла и перекрыла убыль населения всех бывших республик СССР: население постсоветского пространства 30 лет спустя», 18.11. 2019,). Вопреки общей постсоветской тенденции на снижение, в Центральной Азии наблюдается рождаемость выше уровня воспроизводства: «в Таджикистане она составляет 3,8 детей на одну женщину, Киргизии – 3,3, Туркмении – 3,2, Казахстане – 3, Узбекистане – 2,5.» Таким образом, «больше всего выросло население Таджикистана – в 1,8 раза. В 1,7 раза увеличилось население Узбекистана и Туркмении, в 1,5 раза – Киргизии, в 1,4 раза – Азербайджана. В Казахстане – всего на 12% за счет провала 90-х».

И следовательно, страны Центральной Азии компенсируют убыль населения в других постсоветских странах. Кроме того, в странах Центральной Азии самое молодое население – «В Таджикистане медианный возраст равен всего 22 годам, Киргизии – 26, Туркмении – 27, Узбекистане – 28, Казахстане – 30, Азербайджане – 32». В сравнении в России медианный возраст составляет 39 лет.

Узбекистан

Про предвыборную кампанию в Узбекистане, которая началась в октябре и определит депутатов Законодательной (нижней) палаты Олий Мажлиса (парламента) и местных Кенгашей (Советов), рассказывает материал Regnum. («В Узбекистане дан старт предвыборной агитации», 18.11.2019). Выборы пройдут согласно новому Избирательному кодексу республики: пять политических партий – демократическая «Миллий тикланиш», Народная демократическая партия Узбекистана, Движение предпринимателей и деловых людей — Либерально-демократическая партия Узбекистана, Социально-демократическая партия «Адолат» и Экологическая партия Узбекистана смогут выдвигать своих кандидатов.

Тем не менее эксперты считают, что «кандидаты в депутаты до сих пор отбираются исполнительной властью. Многие кандидаты в предстоящей выборной компании не известны широкой публике, в то время как яркие представители политических партий в список кандидатов не попали».

Главная задача Узбекистана — вскрытие внешних рынков

Про интеграцию Узбекистана с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) – в материале «Коммерсант» от Владимира Соловьева («Узбекистан за словом в союз не полезет», 11.11.2019). Тема ЕАЭС была в центре обсуждения на двусторонней сессии Россия—Узбекистан в ходе Х-ой азиатской конференции «Центральная Азия и Евразия: многостороннее сотрудничество перед вызовами глобального беспорядка», которая была организована дискуссионным клубом «Валдай» вместе с узбекским Институтом стратегических и межрегиональных исследований в Самарканде 10-11 ноября.

Как сообщают представители российских госструктур: «запущен переговорный экспертный процесс и ведутся секторальные консультации по поводу членства Узбекистана в ЕАЭС, на которых обсуждаются «скрытые риски». Представители узбекского МИДа отмечают важность «изучения «плюсов и минусов» членства в союзе». Сенатор Алишер Курманов призывает не форсировать события: «Надо дать нашим экспертам немного времени разобраться, все взвесить и расставить точки над i. Потом будет возможность более продуктивно эту тему комментировать».

Российский эксперт Иван Сафранчук из Института международных исследований МГИМО обращает внимание на узбекский автопром: «Главная задача Узбекистана — вскрытие внешних рынков. Но ЕАЭС — это не только вскрытие внешних рынков, но и своего. А это для местного автопрома будет большим ударом». Научный руководитель Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бородачев считает, что Ташкенту нужны гарантии: «У них есть промышленность, есть поддерживаемые государством сектора экономики и компании.

Они хотят, чтобы все это сохранилось. И ставят вопрос о том, как мы эти интересы будем обеспечивать при вхождении в союз. Они хотят сохранить возможности по господдержке». По мнению эксперта, Узбекистан не будет затягивать с вступлением в ЕАЭС: «У нас не Европа. У нас долго переговоры не идут. Все делается быстро или совсем не делается. Не думаю, что речь о долгосрочной перспективе».

Игорь Кармазин в материале «Известий» про многоженство в Узбекистане («Гарем нечаянно нагрянет: как в Узбекистане борются с многоженством», 29.11.2019). Недавний случай — судебный приговор мужчине, который завел две семьи. Таких случаев становится все больше, есть среди нарушителей и узбекские чиновники. Штраф за многоженство: от 50 до 100 минимальных размеров заработной платы (в 2019 году — от 11 млн до 22 млн сумов или 82,5–165 тыс. рублей) или ограничение свободы до трех лет.

Хотя президент Шавкат Мирзиеев запретил имамам проводить никох без свидетельства из загса, но президентский указ «можно обойти за «полторы пачки денег». Как сообщает заместитель премьер-министра Узбекистана Танзиля Нарбаева, в стране 12 тыс. незарегистрированных семей. По неофициальным данным – эта цифра намного выше. Среди причин многоженства – трудовая миграция. «На новом месте приезжие начинают по-другому питаться, одеваться, трансформируется их поведение. На родине, тем более в небольшом селе, над человеком довлеет традиционная мораль, мнение окружающих. В чужих городах эти факторы отсутствуют.

Например, создание второй семьи здесь не станет поводом для пересудов, этого, скорее всего, никто просто не заметит». Советская идеология временно вытеснила «полигамию в законе», но усиление ислама в Узбекистане способствует ее возрождению. «Расслоение узбекского общества» на богатых и бедных – еще одна причина появления гаремов, – указывает статья.

Таджикистан

Режим, экономически и финансово зависимый от внешних факторов, все больше ограничен в ресурсах

На условиях анонимности таджикский эксперт сообщил Евгении Ким, Regnum, что «Москва, Пекин и Вашингтон тратят серьезные средства на развитие таджикской армии. Если немного глубже покопаться, можно найти немало коррупционных схем, действующих при освоении помощи. А усиленная и технически оснащенная армия необходима действующему режиму в Душанбе в первую очередь для расправы с неугодными внутри страны» (“За год до выборов: кто помогает Рахмону укрепить власть в Таджикистане?“14.11.2019).

Комментируя реформы милиции и силовых структур, эксперт полагает, что официально озвученные цели реформ — повышение кадрового потенциала МВД, борьба с коррупцией и предотвращение пыток выгодны и таджикскому режиму, и сотрудникам силовых структур. «В теории все прекрасно, но, я полагаю, что весь процесс — демонстрация странам-донорам своих намерений. Безусловно, оценивать эти действия еще рано, но в рамках авторитарного режима, коим является таджикский, ожидать, что все цели реформ будут достигнуты, по меньшей мере наивно. Режим, экономически и финансово зависимый от внешних факторов, все больше ограничен в ресурсах. Для сохранения влияния он будет все чаще использовать репрессивные меры».

Использование риторики про афганскую угрозу – удобно для «выбивания денег у спонсоров» и для «коррупционных схем, действующих при освоении помощи». Аналитик также считает, что под видом борьбы с радикалами и террористами уничтожается оппозиция, а кадровые перестановки в силовых структурах – это «чистка нелояльных к президенту». Также эксперт поделился своими предположениями касательно визита Николая Патрушева в Душанбе, который он связывает с таджикским оппозиционером Шарофиддином Гадоевым, отметив, что «в Москве присматриваются к альтернативе существующему режиму в Душанбе».

Кыргызстан

«Новая газета» перепечатала публикацию кыргызского независимого инфопортала Kloop о противостоянии китайским инвестициям на золотом месторождении Солтон-Сары в 300 км от Бишкека («Они ушли — вода стала чище, и трава снова нормально растет», 08.11.2019). Материал рассказывает об изгнании китайских сотрудников компании Zhong ji Mining, золотодобывающего инвестора на месторождении Солтон-Сары. Работы на месторождении начались в этом году, уже построен ряд объектов. Однако местные считают, что «китайцы портят экологию, потому что строят слишком быстро и много загрязняют их землю и воду, а от этого погибают животные». Выступления против китайских инвесторов имели место еще в 2011 году, затем летом 2019, в августе 2019 после драки с китайскими рабочими, местные жители потребовали у губернатора Нарынской области, чтобы «китайцы покинули Солтон-Сары».

Как подчеркивает материал, «Китай – один из главных стратегических партнеров и инвесторов Кыргызстана, просто так отказаться от этих отношений не получится». Эксперты отмечают китайскую заинтересованность в Кыргызстане. Программный директор австралийского аналитического центра China Matters Дирк ван дер Клей, который специализируется на отношениях КНР и государств Центральной Азии, отмечает, что Китай «является самым крупным инвестором в Кыргызстане — за последний год китайские прямые инвестиции в кыргызскую экономику составили около 338 млн долларов. Это почти 40% от всех прямых инвестиций в стране».

Данияр Молдоканов, кыргызский исследователь, заявляет, что китайским инвесторам интересно кыргызское золото. Материал обращает внимание на то, что до прихода китайской компании золотодобычей занимались местные жители, а на разработку месторождения претендовала компания «Алтын Эмгекчил», соучредитель которой Бердибек Дайыров, подозревается в соорганизации анти-китайских митингов в январе 2019 года в Бишкеке.

Казахстан

Евгения Ким в интервью с казахстанским политологом Максимом Казначеевым разбирает противостояние Касым-Жомарта Токаева и Нурсултана НазарбаеваПрезиденты Назарбаев и Токаев: напряжение растет», 25.11.2019). Казначеев полагает, что вокруг Елбасы и президента сформировались свои команды. Эти  «бюрократические группировки сформировались вокруг «библиотеки» и администрации президента».

Таким образом, в Казахстане «две команды разрабатывают стратегические планы, касающиеся будущего страны. Закономерно, что между представителями этих двух центров постепенно начинается рост конкуренции за влияние». Подобная ситуация может «дезориентировать казахстанскую систему». В то же время Назарбаев и Токаев активно взаимодействуют и могут «в неформальном режиме принять решение по любому вопросу».

Казначее отметил активность Дариги Назарбаевой в преддверии возможных парламентских выборов: «Спикер сената и дочь Елбасы — серьезный и крупный игрок. Она активна. Сейчас у неё начались поездки по регионам. Хотя это не основная задача чиновника на этой должности».

Дмитрий Бутрин из «Коммерсанта» в интервью с управляющим Международным финансовым центром «Астана» (МФЦА) Кайратом Келимбетовым поговорил про развитие МФЦА. ( «Мы на годы опережаем по структурным реформам почти все страны региона», 20.11.2019). Келимбетов рассказал о развитии стратегии МФЦА с момента его концептуализации до учреждения, рамещении акций крупных компаний, выпуске гособлигаций, а также применении common law на основе британского права. Для функционирования центров были привлечены «ведущие высшие британские судьи», они же помогают в подготовке казахстанских специалистов.

Объясняя выгоды и преимущества наличия центра, в котором могут решаться инвестиционные диспуты, арбитражные вопросы и услуги медиации, Келимбетов указал на то, что казахстанский центр находится в непосредственной близости от России и стран Центральной Азии: «Мы — в радиусе двух часов лета от любого города-миллионника европейской части России, регионов Сибири и Урала — а также всех других центральноазиатских стран. И плюс мы — дружественная русскоязычная среда. Не надо лететь далеко, можно прилететь без визы и получить те же услуги у тех же либо английских судей, либо международных арбитров».

По мнению Келимбетова, МФЦА вписывается в ряд проектов: «Для нашей части мира… мы таргетируем два кольца. Первое (это наше Садовое) — это Центральная Азия, пять постсоветских центральноазиатских стран. Второе — это в целом все наше постсоветское пространство, а точнее, его такие важные части, как Евразийский экономический союз… МФЦА — это такой пилотный проект, который показывает, что надо не только централизованным юридически-бюрократическим путем двигаться, нужны и некие наднациональные надстройки на анклавы, которые позволяют всем двигаться. Наш центр — не только для Казахстана, но и для всего региона Центральной Азии.

Мы понимаем, что мы на годы опережаем по структурным реформам почти все страны региона. Но эти страны тоже нуждаются в инвестициях — такой win-win, мы как бы оказываем им услугу и создаем некую свою новую компетенцию. А есть еще такая большая инициатива, про которую мы отдельно поговорим, называется «Один пояс — один путь». Для нас — это возрождение Шелкового пути. У нас очень мощная связь с азиатскими рынками через Китай».

Финансист отметил, что важно создание не только физической инфраструктуры, но и цифрового «Шелкового пути», то, что называется «новые финансовые технологии», «новые цифровые технологии», все вот эти разработки четвертой индустриальной революции. Это то же, что во всех странах сейчас активно развивается: в США, в Китае, в Евросоюзе. Мы хотели бы, чтобы определенную роль Казахстан в этом сыграл».

Туркменистан

О рамочном соглашении по поставкам туркменского газа в Евросоюз, заключение которого планируют Ашхабад и Брюссель, рассказывает материал Виктории Панфиловой (“Европа идет на обострение c Россией”, 13.11.2019). Для реализации соглашения подразумевается строительство трубопровода по дну Каспия. Представитель Генерального директората по энергетике Европейской комиссии Эрлендас Григорович проинформировал, что «Туркменистан и ЕС готовятся разработать «дорожную карту» (…)

Для диверсификации энергетического потенциала ЕС уже включил Транскаспийский газопровод (ТКГ) в свой список перспективных проектов, и мы надеемся, что он останется в нем и в будущем». Согласно каспийской конвенции для осуществления задуманного Туркменистану необходимо разрешение всех стран участниц конвенции, и эксперт Сердар Айтаков считает, что «туркменские власти загодя готовятся к обходу требований каспийской конвенции и возможных претензий со стороны других прибрежных стран. (…) Уже определяются не только политические стороны соглашения – ЕС и Туркменистан, но и форма такой организации – консорциум нескольких частных коммерческих компаний».

Эксперт добавил, что приезд малайзийского премьер‑министра Махатхира Мохамада означает активное участие в проекте компании PETRONAS, контракт с которой продлен до 2038 года. Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский комментирует переговоры между Туркменистаном и ЕС: «Пусть поговорят. Россия не против. Европе газ нужен: откуда угодно, какой угодно, лишь бы не российский. Надо же отчитаться, в том числе перед американцами, что сделано все возможное для минимизации объема российского газа на европейском рынке. Однако заканчивается это тем, что газ в Европу по нарастающей может поставлять только Россия.

Сегодня объемы поставок российского газа возрастают». Сатановский напомнил, что туркменский газ еще долго будет поставляться в Китай и добавил: «На сегодняшний момент очень трудно представить Транскаспийский газопровод. Но бумаги по нему пишутся, ведется бесконечное количество проработок. Идет строительство портов в Грузии для отгрузки газа. Существует тема Румынии, готовой принимать газ. Но тем не менее пока все это фантасмагория».

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/18697

05.12.2019 14:30

Обзор СМИ

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Динара Мажановна Ошурахунова

Ошурахунова Динара Мажановна

Глава общественного объединения «Коалиция за демократию и гражданское общество»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
70%

кыргызских школ не подключены к центральной канализации

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Январь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31